Украинская тема, как, возможно, ни одна другая, стала и продолжает оставаться уникальным рентгеном для российского самосознания: она в очередной раз подчеркнула глубочайшую не то чтобы психологическую, культурную или политическую, но онтологическую пропасть между современными Россией и Украиной.

Удушение любовью — вместо удушения ненавистью (апрель-2019)

Петр Порошенко и политический режим его имени российской пропаганде были понятны и даже в чем-то приятны: «нацистско-фашистская хунта», «кастрюлеголовые майдауны», «убивают собственный народ в республиках Донбасса», «гражданская война», «одесская Хатынь», «паталогические ненавистники всего русского», «так называемое псевдо-государство бывшая Украина» и и.д., и т.п. — эти и другие словесные конструкции за последние пять лет стали привычными и понятными на российском телевидении и уже даже не режут слух, воспринимаясь как «общий фон». Режет слух, когда вдруг они исчезают из эфира.

И в условиях жесточайшей информационно-психологической войны это было понятно и объяснимо.

Но вот как-то вдруг, в середине апреля, наугад переключая телевизор, на канале «Россия-1» я попал на веселое гламурное шоу с замечательным (по моему глубочайшему убеждению, — лучшим на всём российском телевидении!) названием «Привет, Андрей!», которое ведет Андрей Малахов.

Поскольку это был период между первым и вторым турами президентских выборов в Украине и однозначного понимания, что Зеленский выиграет у Порошенко со счетом 73% на 25%, на тот момент не было ни у кого, в политических ток-шоу на российских телеканалах кремлевские протагонисты занимались камланием на тему «чума на оба ваших дома». Ну а в программе «Привет, Андрей» решили обсудить кандидатов (или, как теперь модно говорить, «кандидаток») в «первые леди» — Марину Порошенко и Елену Зеленскую.

Итак, за большим круглым столом сидит куча гламурных московских теток и совсем немного мужчин, среди которых — известный украинский политолог Максим Яли и московский журналист-международник Александр Гурнов.

И вот лично я за час с небольшим этой программы получил настоящий культурный шок! Удар по мозгам! Полнейший когнитивный диссонанс! Мозговой дисбаланс первой категории!

А почему?

Да потому, что никто не орал, что в Киеве — хунта. Никто не говорил, что украинцы — недочеловеки и предатели «общего прошлого». Никто вообще не вспоминал про Бандеру и Шухевича. Никто не выкрикивал, что «мы — один народ». Андрей Малахов говорил не «на Украине», а именно «в Украине».

Чрезвычайно корректно и по-настоящему интересно говорили и о Марине Порошенко, и о Елене Зеленской. Сравнивали их образ, имидж, стиль, судьбу. Включили по скайпу Марию Максакову из Киева. Очень интересно и корректно поговорили. Никто не называл ее «прошмандовкой», «предательницей» или как-то еще — как много раз бывало на многочисленных телешоу о ней и о ее мужьях, которые были на российских телеканалах за последнее время. Она рассказала немного о какой-то киевской музыкальной школе, где она учит детей. Потому показали кусок из клипа Оксаны Билозир «Мамина пісня», в которой, помимо самой певицы, поют дети Порошенко, а также есть сам Порошенко и его жена Марина. Песня трогательная и очень такая украинская по мелосу. И написана, как потом оказалось, известным композитором, хитмейкером 1970–1980-х Александром Злотником.

Пока песня играла, у некоторых присутствующих были очень сильные эмоции, у кого-то вроде бы даже немного слезы. Одна из присутствующих дам говорит, мол, моя 19-летняя внучка не была в Киеве — представьте себе! Разве это нормально! Это ведь ужасно! Это же такой удивительный город!

И ни слова о «карателях» «киевской хунты»!

Популярные статьи сейчас

"Формулу Штайнмайера" включат в украинский закон

Пенсионный возраст изменится: Третьякова дала разъяснение

В ПФУ дали разъяснение, кому не пересчитают пенсии

В Украине изменятся права и техпаспорт

Показать еще

Я был в шоке!

Разве это не тот Порошенко, который «кровавый маньяк», «убийца донбасских детей», у которого руки в крови по колено, который из Стамбула привез «термос с фекалиями» — от Варфоломея — «капитана турецкой армии»?

Разве это не тот Зеленский, который «пустышка», «клоун-убийца», «симулякр в обществе спектакля», «подонок, который на российские деньги покупал оружие убийцам для АТО»?

Собравшиеся тетки были предельно корректны — кроме Натальи Бондарчук. Она некстати вспомнила, как ее папа (Сергей Бондарчук) когда-то давно, после распада СССР, возмущался — мол, ты смотри, до чего дожились! Начали выяснять про Гоголя: русский он или украинский? Ты смотри!

Всё чрезвычайно интересно и даже содержательно. Без тупизны и желтизны! И это тот самый Малахов, у которого большинство программ — именно высокорейтинговая желтизна! И без той самой пропаганды по поводу Украины, которая стала основным содержанием российского политического вещания.

И вдруг до меня дошло: это была новая модель останкинской работы по украинской теме!

И дело не в Андрее Малахове

Да, конечно, Андрей Малахов — человек тактичный, интеллигентный, дружит со многими деятелями культуры, включая Марию Максакову (которая, кстати, тоже появилась в этой программе по видеосвязи из Киева и ее тоже, в отличие от других шоу, никто не третировал жуткими сюжетами о ее бывших мужьях и свекровях).

И к чему это я всё?

А вот к чему.

Это шоу можно рассматривать не только как авторский произвол Андрея Малахова, но и как «пробный шар», как попытку сменить модель пропаганды. Как говорится, новому президенту — новую модель информационно-психологической интервенции! Когда тебя пять лет подряд называют «фошшыстом», «убийцей», «недочеловеком», «кровавым маньяком», «тупорылым убожеством», «ошибкой истории», «страной 404», а потом вдруг резко меняют тональность и разворачиваются на 180 градусов, причем, делают это очень корректно, выдержано, с тактом и пониманием, это взрывает мозги! Информационный Стокгольмский синдром, так сказать.

И ты начинаешь думать: вот это да!

Может, оно и не так уж всё безнадежно? Может, как-то сможем с ними порешать? Может, это всё глупости — про ордынцев, орков и дикий Мордор? Ну ведь жили же как-то раньше — рядом, вместе, в одном Советском Союзе и в одном смысловом контексте! Да и Пушкин, Толстой, Булгаков, Чайковский, Рахманинов, Алла Пугачева, Николай Басков, Егор Крид нам совсем не чужие! Может, это всё был длинный пятилетний сон? Да и они тоже изменились — ведь невозможно не измениться, если только у тебя есть душа! Проснулись, воспряли ото сна, оставили весь тоталитарно-имперско-старшебратовский интеллектуальный мусор в прошлом! Это уже совсем другие люди — с ними можно за один стол — выпить, обняться, пролить слезу и простить друг другу всё!

Особенно если учесть, что Россию и россиян уже половина украинцев воспринимают нейтрально-позитивно и позитивно (Достоевский тут точно бы вспомнил о «всемирной отзывчивости»). В России отношение к украинцам хуже, но при такой жизнеутверждающей пропаганде оно скоро станет лучше.

Итак, сначала пять лет уничтожения и уничижения.

А за ними — контрастный душ: всё красиво, ласково, корректно, выдержанно, по-дружески.

Снова братья, снова вместе! Ну про Крым, давайте, наверное, не будем.

И про Донбасс не будем тоже — будьте любезны проглотить его на Минских условиях — с автономией, подконтрольностью Кремлю и Смоленской площади и с «боевыми побратимами» Гиви-Мотороллы-Захарченко в Верховной Раде.

Ну а еще — ваша страна должна стать федерацией, русский — второй государственный. И забудьте про НАТО. А ЕС забудет о вас сам. Как-то так…

В общем, сначала давили ненавистью, теперь будут давить любовью. И для давимого или одавляемого ненависть — это понятно и реакция на нее однозначна. А вот с любовью — с любовью всегда сложнее…

Полумост и «варэныкы з вышнямы» (июль-2019)

«Удушение любовью» на первых порах казалось очень перспективной информационно-психологической технологией — наша заметка на сей счет (которая приведена выше) оказалась замеченной и в и российском, и украинском медиапространствах: было много лайков, комментариев, откликов, перепечаток, цитирований. Немало медийных экспертов не на шутку перепугалось: а что, если и вправду российское телевидение вдруг начнет рассказывать, как оно любит украинскую классическую и современную культуру, начнет гонять по всем каналам записи Анатолия Соловьяненко и Дмытра Гнатюка, Бэлы Руденко и Евгении Мирошниченко, трио Мареничей и ранней Софии Ротару, закроют или переориентируют все политические ток-шоу, заставят дикторов вместо «на» говорить «в Украине» и т.д., и т.п.? Не содрогнется ли сердце украинской нации? Не ёкнет ли украинское коллективное бессознательное? Не побегут ли украинцы из своего окопа (в прямом и переносном смыслах) брататься с россиянами, особенно с российскими телеведущими? Не затрещат ли и без того тонкие канаты, веревки и паутинки украинской пропаганды?

И вот эксперимент был повторен. Не с первого раза, но был. Показать по российскому телевидению Украину без «фашистской хунты» и «кастрюлеголовых майдаунов» попытался вновь Андрей Малахов — в дуэте с Марией Ситтель.

В ходе кампании политической парии «Опозиційна платформа — За життя!», которая делает ставку на дружбу с Кремлем и лично Путиным, кумом Медведчука, предполагалось провести телевизионный мост между Москвой и Киевом под народно-сентиментальным названием «Надо поговорить» — мол, без политиков и политологов — только простые люди и задушевные человеческие истории.

И вот это, казалось бы, предложение любви и дружбы от «широкой русской души» стало колоссальным вызовом для украинского общества. Некоторые в Украине решили, что «лед тронулся» и скоро «мы вновь станем одним народом». Некоторые — что это «зрадная зрада» и конец Украине. Третьи напирали на правовые аргументы: раз основные российские федеральные телеканалы в Украине запрещены к трансляции, то и телемост с ними проводить не только аморально, но и противозаконно.

Некоторые очень известные украинские журналисты отказались быть соведущими этого моста с украинской стороны — по моральным и политическим соображениям, ведущие канала «NewsOne» Василий Голованов и Елена Кирик — вроде бы как по соображениям безопасности — после угроз в их адрес.

Итак, шоу прошло не как мост, а как полумост, как бег по кругу, как МКАД — из России в Россию. Как программа «Салют, фестиваль!» на Центральном телевидении СССР — накануне Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве в 1985 году. Да и собравшиеся в студии гости были похожи на делегатов Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве, правда уже не 1985, а 1957 года.

Владимир Конкин, Валентина Талызина, Аркадий Инин, Александр Голобородько, Кай Метов, из Украины тоже была гостья — жена Шукшина актриса Лидия Чащина, уроженка Саратовской области, полвека живущая в Киеве. У известного узбекского актера Рустама Сагдуллаева (Ромео из фильма «В бой идут одни старики») спрашивают, мол, что мы, простые люди можем сделать, чтобы отношения между Россией и Украиной стали теплее?

Люди, конечно, интересные и достойные, но слишком уж всё это натужно и нарочито. Примерно как в доме покойного говорить о веревке. Прошло пять лет войны, а позитивный образ Украины в глазах российского обывателя моделируется вновь, как и раньше, еще с пушкинско-гоголевских времен, как образ «племени поющего и пляшущего». Вареники с вишнями, сало, рушник, киевский торт, слеза под «гарну украиньску (именно «украиньску», а не «українську») писню», камин-аут в духе «да у меня бабушка (мама, жена, сестра, кошка) украинка!»

Какая красивая станция метро «Киевская» в московском метро! А какая замечательная песня украинской группы «Дым сигарет с ментолом»! «А какое у вас любимое место в Киеве?», — вопрошает Малахов. В общем, «пора сбросить всё и обняться!»

Но «обнимашки» получаются сами с собой.

А вот еще «простая человеческая история»: власти Украины совсем озверели и не пускают одного из присутствующих в студии, которому не 18–60, а уже 80+, к двоюродному брату в Винницу. Ну а в интернет-биографии у этого весьма достойного и заслуженного человека написано буквально так: «В 2014 г. поддержал присоединение Крыма к России, в дальнейшем выступал в поддержку ДНР и ЛНР, а также против политики Украины в Донбассе». Действительно, звери.

Дмитрий Быков по поводу этого «полумоста» высказался более радикально: «Разговаривать, безусловно, надо — но в другом формате и в присутствии других лидеров. А с теми, кто пять лет разжигал эту войну и клеветал на братьев, внезапно снова ставших таковыми, разговор должен быть один, и не на телеканале, тем более украинском, а в Гааге».

Украинская тема, как, возможно, ни одна другая, стала и продолжает оставаться уникальным рентгеном для российского самосознания: она в очередной раз подчеркнула глубочайшую не то чтобы психологическую, культурную или политическую, но онтологическую пропасть между современными Россией и Украиной. Украина — это не то чтобы страна, которая живет будущим, но страна, которая очень-очень хочет жить будущим и жить в будущем. Именно поэтому позитивная пропаганда на российских телеканалах Малороссии или УССР воспринимается уже не с агрессией, но с иронической улыбкой — мол, ну что с этих добрых бабушек и дедушек взять?

А Россия — это страна, которая живет прошлым. И в этом мире прошлого всё знакомо, комфортно, уютно и привычно — даже трогательные задушевные «писни» и «украиньски варэныкы з вышнямы».

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook