Чтобы ответить на эти вопросы, нужно сначала понять мотивацию существующей власти (не только чиновной, но и олигархической).

Обратимся к безусловной классике психологии – пирамиде Маслова. Как реализуются потребности человека? После удовлетворения низших потребностей (в еде, одежде, убежище и сексе) должны включаться более высокие – в творчестве, познании, эстетическом восприятии, саморазвитии, сопричастности.

Что же получается в случае с нашими (да и не только с нашими) правителями и олигархами? Низшие (материальные) потребности у них удовлетворены полностью – никто из них не может пожаловаться, что недоедает или ему негде жить. А высшие – не включаются.

Ведь никому и в голову не придёт утверждать, что у Януковича, Азарова и прочих персонажей проснулась жажда познания или тяга к искусству («Pinchuk Art Center» – это всего лишь форма блатного «форса», как и стадион Ахметова).

Строить дворец на 210 гектар или покупать самую дорогую в мире квартиру в условиях, когда 80% населения живут в нищете, может только глубоко ущербный человек, лишённый не только сострадания, но и чувства элементарного самосохранения. Ведь не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понимать, что подобная роскошь в нашей стране не может порождать уважение, а только ненависть.

Они не могут расти вверх, развиваться, а потому растут «вширь», занимаясь бессмысленным накопительством. У них не зарождается амбиций вывести свою страну в лидеры, стать значимым. Пирамида их потребностей ограничена только двумя низшими уровнями. Говоря простым языком, они ОБРУБКИ.

Гармоничную, всесторонне развитую личность изначально не интересует накопление ради накопления. Древние греки говорили «Счастлив не тот, у кого много, а тот, кому достаточно».

Поэтому для самодостаточного человека накопление никогда не будет сверхзадачей, а деньги всегда останутся всего-навсего инструментом реализации целей (одним из ресурсов), а не целью.

Мотивацией революционеров всегда была не жажда обогащения, а невозможность реализовать свои потенции в рамках существующей костной системы, в которой отсутствует социальный лифт и которая сопротивляется назревшим необходимым изменениям.

Мотивация революционеров – это понимание, что «так дальше жить нельзя» и стремление построить лучший мир, модернизировать общество, привести его в соответствие с постоянно порождаемыми окружающей средой новыми вызовами. Это восприятие того факта, что их мир не ограничивается стенами их дома (каким бы большим не был этот дом), а простирается гораздо дальше. И осознание необходимости расширить ареал благополучия как можно шире, увеличивая при этом зону своего комфорта и безопасности.

Частью этих людей движут высшие идеи, высшие цели – достижение трансцендентности, целостности человечества, выход человечества на новые уровни развития, освоение космоса, торжество науки, новые горизонты бытия.

Проблема в том, что таких личностей в современном обществе пока меньшинство. И ещё Юлиан Семёнов заметил, что демократия, как и охлократия, приводит к власти отнюдь не лучших, а преимущественно индивидуумов с развитием ниже среднего (Гитлера, Буша-младшего, Януковича etc).

Так вот, для предотвращения коррупции нужно просто приводить во власть «человеческий материал» высокого качества, который изначально не стремится к богатству, и для которого социальные преобразования в обществе важнее этого. И люди такие в нашем обществе есть, и методики выявления «обрубков» давно существуют.

Популярные статьи сейчас

Байден подписал закон о выделении Украине $40 млрд

"Что в голове?": Зеленский прокомментировал обстрел Дома культуры в Лозовой

Новая почта меняет тарифы: дата

Стало известно, что происходит с финансами Пенсионного фонда

Показать еще

Прекрасный пример подобных людей, которых не интересуют деньги – Григорий Перельман, который отказался от миллиона долларов, положенных ему за получение Нобелевской премии. Или академик Фёдоров, который своим детям обеспечил хорошее образование и оставил только по квартире, а уникальную офтальмологическую клинику завещал государству. И таких людей много, нужно только поискать.

Вторым механизмом защиты от перерождения является внутригрупповой контроль. Когда элита прекрасно понимает, что чрезмерная жадность любого из её членов ставит под угрозу всю систему (для начала – дискредитируя её, а затем и вызывая справедливую ненависть в обществе, живущем гораздо хуже), тогда элита самостоятельно избавляется от «зажравшихся» или некомпетентных членов ради самосохранения.

Так, например, действует Совет Верховных Аятолл Ирана, который мгновенно избавился от тринадцати своих членов, как только у них обнаружились незадекларированные дома, машины или банковские счета. Власть, построенная на авторитете и репутации, будет крайне жёстко эту репутацию защищать, будучи к «своим» даже более строгой, чем к остальным.

Третьим механизмом, безусловно, является формирование общественной морали, равнодушной к богатству. Когда признаками успешности будет не «зашибание бабла», а таланты и достижения в науке, искусстве, технике, спорте и других действительно экстраординарных направлениях человеческой деятельности.

Такое уже было (и продолжает быть) во многих человеческих культурах, нам нужно просто отказаться от порочных практик поклонения золотому тельцу.

И, наконец, четвёртым (окончательным) механизмом контроля власти, как я уже неоднократно писал, является всеобщее вооружение населения. Мало, чтобы в Конституции, Декларации независимости или любой другой бумажке было записано право на восстание – народ должен иметь все возможности реализации этого права.

И лишь власть, которая не будет бояться собственного народа и вооружит его, имеет право называться демократической и народной. И будет стараться быть максимально человечной хотя бы из чувства собственного самосохранения.

В некоторых фантастических романах правительству при принятии полномочий предлагалось надевать ошейники с взрывчаткой. Не нравится народу действие какого-то политика, проводится электронное голосование – и открывается вакансия. Это, конечно, утрировано, но лишь подобные методы могут гарантировать неподкупность власти. Только в роли ошейника должен выступать вооружённый народ.