Формат происходящего сегодня противостояния между обществом и государством был четко описан директором Центра политического анализа «Стратагема» Юрием Романенко в его по сути программной статье «Партия Online против партии Offline: народ против власти в XXI веке».  Здесь эксперт подробно расписал суть нынешних процессов, а равно дал конкретные рекомендации и прогноз развития событий. В то же время, во время обсуждения этой программной статьи мы увидели основными вопросами — как именно это будет происходить на практике, и почему это будет эффективно? При том, что обреченность нынешнего режима, который трещит по швам, сомнений не вызывает.

 

Говоря о практической плоскости, сразу заметим: по сути, говоря об «интернет-революции» в Украине, мы не изобретает велосипед. Технологии, о которых идет речь, на сегодня находятся на стадии развития, но уже достаточно серьезно обкатаны, и при всей несравнимости причин того, что происходит у нас (то есть, к счастью, при отсутствии внешнего управляющего звена, а пока — и внутренних политических сил, выступающих в роли организатора), и того, что мы видим в мире, механизм проведения акций остается прежним.

То есть, при отсутствии конкретного лидера и организационных сил в случае с каждой конкретной акцией, интернет и мобильная связь выступает в роли, если выражаться военной терминологией, C3I — Command, Control, Communications and Intelligence. Информация от каждого участника акции может весьма оперативно передаваться иным участникам, тут же происходит ее обсуждение и принятие решений методом «мозгового штурма» — полный аналог оперативных совещаний (или, как говорят в армиях стран НАТО, брифингов).

При этом, что крайне важно, единый организационный центр (о необходимости создания которого и пишет Романенко) теряет именно свою «организационную» роль — он формулирует идею и стратегические направления действий, исходя из которых группы участников акций формируют спектр актуальных задач, вырабатывают свою тактику и объекты для атак. Проще говоря, революция не имеет своего «штаба» как такового — организационный центр становится скорее идеологом, нежели оперативным управлением по планированию каждой конкретной операции. Да и в этом случае представители этого центра могут быть разнесены как угодно далеко географически. Это делает само движение практически неуязвимым.

Группы движения при этом, являясь довольно самостоятельными, получают полную информацию о происходящем, в первую очередь — о действиях таких же групп, действующих параллельно, что позволяет ориентироваться в общей тактической картине, а равно координировать свои действия.

Главная сила этой схемы состоит в том, что участники движения полностью самореализовываются, они знают и видят, что лично влияют на ситуацию, а не являются винтиками в огромном механизме, «мозгу» которого они не видны и не интересны. Именно это качество позволяет неимоверно повысить политическую активность рядовых граждан, пробуждает инициативу и жажду действий. Они чувствуют, понимают и видят, что в состоянии бороться с системой.

Говоря об этих особенностях, выражаясь терминологией Романенко, «партии Online», стоит заметить, что речь идет об опять-таки уже обкатанных технологиях, доказавших свою эффективность.

{advert=4}

Здесь предлагаю сделать небольшой экскурс в недавнюю историю. По сути, формат проведения «интернет-революций» в той их части, которую мы увидели в Тунисе, Египте и Ливии, был выработан немного ранее, в ситуации, которая более подходит к украинской (т.е. действия во внутреннем политическом пространстве без управления извне). Речь идет о выборах в США 2008 г, когда Барак Обама стал президентом. Американские специалисты прямо говорят, что Обама занял высший пост в стране именно благодаря интернету.

Вскоре после выборов в США автору этих строк довелось общаться с Джо Роспарсом, — основателем компании Blue State Digital, который в предвыборном штабе Обамы занимал пост руководитель избирательной кампании в области «новых медиа» (Director of President Obama’s new media campaign). Это было совершенно новое направление в предвыборных технологиях, — объединение сторонников кандидата и организация их работы, — реализованное в виде программы «Обама для Америки», которая, как считается, и дала победу нынешнему президенту США.

В частности, Роспарс рассказывал (позволю некоторые выдержки из нашей беседы): «Моя работа, как и работа моей команды, в предвыборном штабе подразумевала интеграцию новых цифровых технологий, возможностей интернета в обычную медиакампанию. И мы убедились сами и доказали другим, что такая интеграция может быть весьма эффективной. Перед нами стояла задача как привлечения людей в свой лагерь, обеспечение широкой поддержки нашего кандидата, так и сбор пожертвований в его пользу… Я и моя команда не были техническими работниками, это был креатив и онлайн-общение с людьми. Мы смогли даже не агитировать, а вести диалог с миллионами людей с помощью новых средств коммуникации: YouTube, электронной почты, блогов, Facebook. Наша программа была размещена на iPhone, чтобы пользователи могли общаться и привлекать в лагерь союзников Обамы других американцев. …На первом этапе нас было очень мало, но потом команда разрослась, и весьма существенно (до 100 человек в центральном офисе и еще около 60 — в наиболее «проблемных» штатах). Это понятно, ведь практически с самого начала нашей работы стало понятно, в какой перспективной сфере мы действуем. Хотя, если честно, приступая к работе, мы не ожидали столь впечатляющих результатов. То есть мы знали, что есть новые массмедиа, что их эффективность может быть высокой, и в этой сфере обязательно надо работать. Но когда увидели первый эффект, то пришли в восторг. Уже показатель в 13 миллионов человек, которые подписались на наши рассылки электронной почтой, означает, что каждый шестой американец, поддержавший Обаму, получал информацию из его предвыборного штаба через интернет, т. е. — от нас. Можно посчитать нашу эффективность и, так сказать, в денежном эквиваленте: через сеть было собрано $500 млн., а это 2/3 общего количества пожертвований на избирательную кампанию Обамы! Кроме того, наша команда координировала усилия разных людей в разных штатах, которые поддерживали нашего кандидата, и объединила их. Мы подсчитали, что с помощью нашей координации было проведено более 200 000 различных акций в поддержку Обамы по всей Америке — и не в интернете, а в реальности! Вообще же было создано в разных городах около 40 000 разных групп тех, кто поддерживал Обаму и проводил агитационную работу. Именно их деятельность мы и координировали через интернет. Что интересно, эти группы и сейчас, после выборов, существуют. Они ведь создавались как по региональному признаку, так и по сферам профессиональной деятельности, общим интересам. Так, для них предвыборная кампания стала возможностью образовать интернет-сообщества, где они продолжают общаться».

И как резюме: «Успех же нашего информационного продукта, думаю, состоит в использовании общей успешной стратегии в предвыборной борьбе Обамы. Мы не сосредотачивали внимание на личности своего кандидата, не делали из него «картинку». Главный акцент был на том, чтобы дать каждому американцу почувствовать: он — не посторонний наблюдатель, а непосредственный участник в политическом процессе, от него многое зависит, он может реализоваться, и его деятельность, его усилия, кем бы он ни был, — это вклад в будущее страны. Таким образом, наш кандидат был «живым», и его поддержка означала для рядового американца участие в процессе, где он важен сам по себе, где на первом месте даже не его голос, а его усилия, самореализация. Это и есть путь доверия простого гражданина к кандидату в президенты, и этот путь оказался правильным».

Популярные статьи сейчас

В Украину на смену похолоданию придет тепло до +24: прогноз погоды

Пенсионерам начислят сразу четыре доплаты: когда ждать прибавку

В Украине взлетели цены на гречку и подсолнечное масло

Залужный высказался о Зеленском, заткнув рты разгоняющим "зраду" порохоботам

Показать еще

Собственно, я привел слова американского технолога лишь в плане иллюстрации: речь идет о конкретной примененной технологии, которая в итоге дала результат — Обама стал президентом. Вывод тоже можно считать абсолютно правильным. Если абстрагироваться от США и Обамы, суть в том, что выработан и обкатан механизм объединения усилий многих людей, граждан, имеющих свои взгляды и жизненную позицию, которых объединяет единая цель. Самое главное — граждане получают инструмент и руководство к действию в достижении этой цели, а дальше дело — за ними самими.

{advert=1}

Американские спецслужбы очень быстро нашли практическое применение этим технологиям. В, понятно, видоизмененном виде именно она помогла на протяжении очень сжатых сроков сменить руководство в сразу трех арабских державах. Что лишь подтвердило ее крайнюю эффективность.

В нашем случае мы получаем следующую картину. Украинцы осознали и сумели воспользоваться интернетом в плане самоорганизации для выступления против ненавистной им власти. Здесь важно отметить три момента.

Во-первых, интернет стал местом противостояния, в котором украинцы продемонстрировали способность к единым действиям ради общей цели. Власть оказалась беспомощной и неспособной вести эффективные не то что наступательные, а хотя бы символические оборонительные действия — как в плане интернет-атак на ее ресурсы, так и информационно-психологического противостояния.

Во-вторых, как и следовало ожидать, происходящее в интернете «транслировалось» в масс-медиа, прежде всего ТВ, что охватило гораздо большую аудиторию, нежели пользователи интернета, и оказало мощное психологическое воздействие на общество. В таких условиях становится не столь важным, какая именно часть населения пользуется интернетом — даже один такой пользователь может стать «организационным ядром» большой группы людей.

В-третьих, ранее был дан ответ, как «перенести» противостояние в интернете «в реальность». Проведение акций протеста после принятия Налогового кодекса, афганцев и чернобыльцев, продемонстрировало, что народ полностью готов к «уличным» действиям. Объединение

И пусть не обманывает тот факт, что «реальные» акции протеста базировались на отдельных «шкурных вопросах» — по сути, как показала история с EX.UA, протестные настроения выливаются из формы отстаивания социальных гарантий отдельных групп граждан в общую протестную волну против нынешней украинской власти.

И здесь поневоле возникает вопрос, что станет точкой начала действий, а также вопросы «за что боремся» и «что дальше». Ответить на которые невозможно, как и указывал Романенко, без создания конкретной политической силы.

Автор является руководителем Центра военно-политических исследований