Как дети стали причиной конфликта между Польшей и Норвегией

Как дети стали причиной конфликта между Польшей и Норвегией

11 февраля между Польшей и Норвегией начался достаточно интересный дипломатический конфликт.

Причиной антагонизма в билатеральных отношениях стало требование норвежского министерства иностранных дел к Варшаве об удалении польского консула Славомира Ковальского с территории королевства в течении ближайшей недели.

Ковальский был признан властями Норвегии, как персона нон-грата. При этом пресс-секретарь МИДа Норвегии понадеялся на то, что такое решение норвежского правительства никак не повлияет на «хорошее» состояние двусторонних отношений.

Надежда оказалась напрасной, поскольку Варшава приняла решение отреагировать симметрично и признать персоной нон-грата норвежского консула в Варшаве, также дай ей неделю на выезд из страны.

Кто такой Славомир Ковальский и почему он персона нон-грата в Норвегии?

Польский консул в Норвегии, служил на ее территории с 2013 г. За 5 лет работы Ковальский успел детально изучить норвежскую систему опеки над правами детей. В 2016 г. за свою дипломатическую деятельность он был признан «Консулом года». Его главной заслугой являлась защита польских семей перед скандальным «Barnevernet» – государственной институции, занимающейся опекой над правами детей и «обеспечивающей безопасность детства и развития».

Как известно, не только из польских, но также из российских СМИ, «Barnevernet» имеет склонность к нарушению прав иностранцев и отбиранию детей у семей мигрантов по самым пустяковым причинам. Чтобы начать следствие в отношении семьи, представителям данной институции достаточно, даже если ребенок грустит или недостаточно улыбается в школе, не говоря уже о том, что у него появился синяк неизвестного происхождения. Крики и плач детей, т.е. наличие элементов поведения, которое часто встречается у данной возрастной группы, также может послужить причиной интереса со стороны «Barnevernet». По крайней мере, об этом утверждают медиа и форум поляков в Норвегии. Элементы насилия в отношении ребенка, как один из инструментов воспитания, привычный для стран центрально-восточной Европы будет являться однозначной причиной для интервенции в семью со стороны сотрудников «Barnevernet». Результатом такого вмешательства может стать решение о передаче ребенка анонимному опекуну. В крайних случаях, такая семья может получить запрет общаться с ребенком на родном языке во время ранее назначенных встреч при присутствии сотрудника «Barnevernet». Например, в 2014 г. 27 детей было отобрано у польских семей в Норвегии. Это огромная цифра для государства населением в 5 млн. человек, из которых 95,7 тыс. поляки.

Данный случай не стал исключением. Летом 2018 г. польская семья попросила у Ковальского присутствовать на встрече со своим 6-летним ребенком, который тогда временно находился под опекой сотрудников «Barnevernet» . Ковальский задекларировал своё желание присутствовать на данной встрече, основываясь на статье из Венской конвенции. По мнению польского дипломата, в момент, когда польские граждане требуют помощи со стороны консула, дипломатический иммунитет также распространяется и на них. Представители из центра по опеке над правами детей отвергли аргументы и прошение Ковальского, после чего норвежские полицейские физически воспрепятствовали присутствию консула. Более того, дипломату и его подопечным было запрещено говорить на польском языке во время всего действия.

Тогда правительство Норвегии отказалось комментировать случившееся, поскольку консул защищался на основании Венской конвенции, находящейся в юрисдикции МИДа, а значит, данную ситуацию оставили на «растерзание» и объяснение самому МИДу.

Полицейские, присутствовавшие при событии с участием Ковальского, заявили, что консул препятствовал правосудию и требовали признать его действия несоответствующими к занимаемой должности. МИД Норвегии принял решение, результат которого нам уже известен.

Какие выводы?

Мнения относительно «Barnevernet» в СМИ и среди пользователей интернета расходятся. Эксперты в сфере защиты прав детей считают, что относиться предвзято к данному государственному органу не стоит, поскольку каждое дело изучалось консулом «поверхностно» и некоторые детали дела известные только сотрудникам «Barnevernet» могут оказаться ключевыми при принятии решения.

Тут также следует добавить, что основную ошибку, пожалуй, совершают сами иммигранты. Семьи, прибывшие в Норвегию из других (не скандинавских стран) часто заранее не знакомятся с «тонкостями» воспитания детей в данной стране (подобное предупреждение, как раз и размещено на странице польского МИДа для путешествующих в королевство). Отсутствие знаний об этих требованиях к воспитанию становится причиной для перманентно повторяющихся конфликтов семей мигрантов со службой по опеке над правами детей. Почему? Потому что иммигранты забывают, что, несмотря на использование привычных для своего региона инструментов воспитания, они уже являются субъектами норвежского права. А, как известно, право нарушить легко, особенно, если его не знаешь.

Правовое регулирования прав детей и опеки над ними в Норвегии никто менять не будет ради  иммигрантов. Соответствующие нормы являются вполне адекватными под образ жизни и менталитет норвежцев, а значит польский МИД (и по всей видимости дип. учреждения других стран, например, Украины (ведь у нас такого деятельного консула нет) должны готовить своих граждан к неприятным сюрпризам при путешествии в Норвегию. Конечно же, испортить себе впечатление о данном государстве можно лишь не соблюдая его право, но, ответьте мне на вопрос: как много туристов или иммигрантов сразу по прибытию в страну лезут читать административный или уголовный кодексы?

Ситуация с польским консулом в Норвегии, и норвежским в Польше может, но не должна получить своего дальнейшего развития в негативном ключе. Традиция «обмена» консулами является лишь способом выражения ноты протеста. В норвежско-польских отношениях отсутствуют какие-то исторические или спорные политические моменты способные «разгореться» из сложившейся ситуации. Более того, учитывая предыдущий позитивный опыт двусторонних отношений (например, возможное строительство Baltic Pipe, где в Польшу будет поступать норвежский газ), можно сказать, что эскалация конфликта не находится в интересе правительств обеих стран.

Стоит учитывать опыт наших соседей и предотвратить возможные неприятные ситуации и с гражданами Украины в Норвегии, поскольку от вероятных разногласий с мнением органов опеки над детьми иностранец, без предварительной правовой подготовки становится беззащитен.

Вам понравился текст? Вы можете отблагодарить автора на карточку Приватбанка 4149 4391 0519 0437. Сердюк В.В.

Подписывайтесь страницу автора на Facebook, на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook