saakashvili_amsterdam
saakashvili_amsterdam

Первая реакция на выдворение Михаила Саакашвили в Польшу прошла. И, если начальная информация о ходе процесса создавала впечатление логичных действий, то события следующих часов и суток оставили слишком много вопросов. Увы, но вместо демонстрации эффективной работы государственной машины, мы рискуем получить очередное представление театра абсурда.

Логичное решение и логичная реализация

Сама процедура реадмиссии, через которую прошёл бывший грузинский президент, могла стать прекрасным примером работы государственной машины — тем, чего не хватает Украине. Для того, чтобы убедиться в этом, стоит проанализировать события, начиная с пересечения границы.

  1. Прорыв через границу, если уж он произошёл, требовал реакции. Таковой можно было считать привлечение к уголовной либо административной ответственности, а также высылка из страны с запретом посещения на несколько лет. Государство (в лице суда), в зависимости от оценки тяжести содеянного могло посадить Саакашвили, оштрафовать или же предупредить (при определённом стечении обстоятельств). После чего запретить въезд и выслать с территории. Государственные органы этого не сделали в первые часы — максимум на что оказались способны – вручить повестку перед львовским отелем.
  1. Михаил Саакашвили подаёт документы о поиске убежища в Государственную Миграционную Службу (ГМС). С этого момента и до окончания рассмотрения его дела он находится в Украине легально и не может быть привлечён к ответственности за незаконное пересечение границы. Если бы он был признан беженцем либо лицом, требующим дополнительной защиты, факт «прорыва через границу» государству пришлось бы забыть совсем – привлекать лицо, получившее убежище за тот эпизод было бы противозаконным.
  1. ГМС отказывает Михаилу Саакашвили, тот подаёт в суд. Но до рассмотрения дела судом он всё ещё легально находится в стране и не может быть выдан, либо депортирован — это закон. Более того, миграционная служба обязана выдать (продлить) ему документ (справку), удостоверяющую личность и факт легального нахождения в стране. То есть, даже проводя митинги, критикуя президента, устраивая карнавал на улицах столицы, он был в безопасности. Его могли судить за такие деяния, но выдворять лишь по решению миграционных органов, а решение не могло быть вынесено, поскольку в суде находилось на рассмотрении дело о законности иного, более раннего решения ГМС в отношении данного лица. Поэтому все разговоры о депортации в Грузию были не более чем политическим пиаром. Прокуратура понимала, что до судебного решения выдача по запросу правоохранительных органов любой страны будет незаконна. В недавней истории есть множество примеров, когда такие мелочи не останавливали ГПУ, но проблема в личности Саакашвили — это гарантированно стало бы медиа-событием и несло слишком большие риски, в том числе для Президента. Понимал баланс сил и сам Саакашвили, поэтому сыпал резкими заявлениями направо и налево, поэтому фактически послал журналиста в ответ на вопрос о депортации.
  1. Суд первой инстанции принимает сторону Миграционной службы, но это не развязывает руки государственным органам — была подана апелляция и уже апелляционный административный суд должен был поставить точку в деле. Почему он, а не Верховный Суд? Дело в том, что по подобным делам уже после второй инстанции решение может быть принято к исполнению миграционными органами. То есть человека, например, могут выслать, не дожидаясь решения Верховного Суда. Потом, естественно, можно сказать «упс» и ожидать, когда бывший искатель убежища (если ему посчастливится выйти из тюрьмы на Родине) обратится в ЕСПЧ.
  1. Апелляционный административный суд вынес решение и именно с этого момента Саакашвили оказался под угрозой высылки. Но он был фигурантом сразу нескольких дел. К нему применялась мера пресечения в виде домашнего ареста. Пока действовала данная мера, высылать бывшего грузинского президента так же нельзя. Тут имеем противоречие в законах. Миграционное законодательство требует указать «на дверь», решение суда об аресте запрещает покидать не то, что территорию страны, территорию населённого пункта. То же самое касается заключения в СИЗО. Как ни парадоксально, но господин Саакашвили был заинтересован в том, чтобы уголовное дело рассматривалось ГПУ как можно дольше — всё это время были основания находиться в стране. Но его адвокаты не учли того, что, если не выбрана мера пресечения, если их подзащитный свободен в передвижении, его могут попросить «передвинуться» за границу — ведь по закону миграционная служба должна это сделать.

Государственная пограничная и миграционная службы выбрали удобный момент для своих действий. Выбрали и формат, который не ставил бы Киев в неудобное положение:

  • депортация лица без гражданства требовала бы обоснования «за что» и не менее логичного обоснования «куда» – ведь Саакашвили по версии украинских властей лишён гражданства, грузинское он потерял ещё раньше.
  • экстрадиция в Грузию была бы логична (есть запрос), но вызвала бы слишком большие политические проблемы внутри Украины и за её пределами.
  • формат реадмиссии в таком случае выглядит идеальным — лицо без гражданства возвращается на территорию той страны с которой он прорвался в Украину.

Исходя из сказанного выше, доставка Михаила Саакашвили в Варшаву могла стать одним из немногих примеров чёткой работы государственной машины: начиная от выбора момента, заканчивая скоростью проведения операции, выбору формата выдворения из Украины.

Даже с политической точки зрения это мог быть успех – реакция самого Саакашвили, его соратников, свидетельствовала о растерянности и отсутствии идей «что делать».

Отсутствие логики и демонстрация беспомощности государственной машины

Увы, но вместо удачной операции мы получили демонстрацию проблем государства.

Уже через несколько часов после перелёта Саакашвили в Варшаву, спикеры ГПУ высказали «возмущение» проведённой операцией, заявив, что бывший грузинский президент мог дать ценные показания (как свидетель) в рамках рассмотрения дела о расстрелах на Майдане. В прокуратуре так же напомнили, что идёт расследование дел уже в отношении политика.

Это как минимум странно, потому что в ГПУ должны быть работники, имеющие хоть отдалённое представление о работе миграционного законодательства в Украине. И, если в качестве свидетеля привлекается лицо без гражданства, то та же прокуратура могла ходатайствовать перед миграционной службой о разрешении такому человеку находиться на территории страны до окончания рассмотрения дела. Это по закону. Но в украинских условиях представить такое сложно: генпрокурор Луценко (либо его подчинённые) обращается за разрешением на пребывание в Украине Саакашвили, который организует протесты, озвучивая требования импичмента Порошенко. По закону было бы применить любой из вариантов ограничения свободы передвижений по отношению к фигуранту уголовного дела. Это легально оставило бы Саакашвили в стране, но и давало тому возможность обвинять власть в преследовании.

Решили оставить как есть, надеясь, на привычную схему «как-то будет», тем более, что попытки задержать грузина превращались в дешёвый спектакль.

Поэтому то, что ДПС и ДМС сработали по закону стало для ГПУ шоком. Браво! Лучшей рекомендации для потенциального инвестора, чем возмущение органа, следящего за выполнением закона, выполнением законодательства страны придумать тяжело!

Популярные статьи сейчас

Украине осталось выполнить два условия для получения транша МВФ

Украинцам разрешили ходить по улице без масок

Настав час поговорити про ідею зеленого, або Для чого людству коронавірус

Святослав Вакарчук потерял самого близкого человека

Показать еще

С другой стороны, действия государственных структур, которые, если верить ГПУ мешают расследованию нескольких уголовных дел, так же является прекрасной иллюстрацией состояния государственной системы.

Противоречия силовиков в различных странах — вещь нормальная. Но в состоявшихся государствах она может носить характер расследований друг против друга. Но мешать работе государственного органа, тем более ставить под сомнение решение, вынесенное от имени государства – это рубить сук, на котором сидишь.

И, наконец, последний факт, ставший известным через сутки — Михаила Саакашвили отправили в Варшаву чартерным рейсом, причём аренду самолёта оплатило «неизвестное лицо». ДМС действительно не потратило ни копейки бюджетных денег. Но странные проявления государственно-частного партнёрства в обеспечении исполнения миграционного законодательства вызывают вопросы, в том числе о коррупции. Ведь это услуга, оказанная государственному органу неизвестным лицом с неизвестными условиями. В конце концов, если для выдворения одного нелегала нанимается целый самолёт — США, Германия, Франция должны по логике вещей выстраиваться в очередь за кредитами из Киева – они себе такого позволить не могут. Реальность иная — это Украина в долгах перед перечисленными государствами (да и не только перед ними).

Я долго думал, как относительно краткой фразой описать впечатления от произошедшего. Но сегодня, по пути на работу в транспорте услышал старую песню Верки Сердючки. Припев на 100% отражает суть данного праздника абсурда:

Льются песни, льются вина,
И стучат, стучат, стучат бокалы в такт,
Ще не вмерла Україна,
Если мы гуляем так.

О перспективах Саакашвили

Михаил Саакашвили явно шокирован произошедшим: он мог предположить попытки экстрадиции в Грузию, медийную войну со следствием в Украине, но отправка в Польшу явно не входила в его планы. Первая реакция вполне отражала состояние —  были слова отдохнуть, увидеть семью, собраться с мыслями.

Теоретически бывший грузинский президент действительно может поехать в Нидерланды, получить там статус, например, беженца, и спокойно доживать свой век. Но это скучно, такой Саакашвили никому не интересен, даже ему самому.

Лидер «Руху новых сил» стремиться остаться интересным прессе. В свете проблем в украино-польcких отношениях он становится удобным спикером для близкого к PiS пула СМИ. Но интерес к просто эмигранту проходит быстро, необходимо будет думать о новых темах, новой активности.

Поэтому Саакашвили, скорее всего, вновь будет встречаться с украинскими олигархами (возможно, не только с ними), живущими в Европе. Задача: получить медийную и ресурсную поддержку для себя и своего движения. Поддерживать бывшего президента, живущего в безопасности в странах ЕС таким людям не интересно, даже в его движении (если желание использовать РНС останется) можно всегда найти новых менеджеров.

Это значит, что Саакашвили будет стремиться любым способом попасть на территорию Украины. В идеале как победитель — либо новым прорывом, либо по результатам судебных тяжб. Главное продемонстрировать справедливость лозунга «Миша смог, а украинские политики нет». Для подготовки и проведения подобной операции так же нужна помощь украинских олигархов.

В каком размере она будет оказана во многом покажут ближайшие месяцы. Если «Рух новых сил» продемонстрирует способность и дальше поддерживать хотя бы достигнутый уровень организации протестных акций, ресурсы могут быть. Говорить о большом (по украинским меркам) их количестве не приходится — Саакашвили, делая ошибку за ошибкой не смог ни отстроить оргструктуры своих сторонников в регионах, ни загнать повесткой своих «протестов» власть в угол. Более того, если бы на Банковой, решили бы просто не замечать активности бывшего друга Петра Порошенко, протесты могли бы сойти на нет достаточно быстро. В реальности есть нервная реакция, при которой власть, можно сказать, соревнуется с Саакашвили, кто наделает больше ошибок. Война «глупостью друг против друга», к слову, так же удовлетворяет спонсоров движения.

Таким образом перед Михаилом Саакашвили стоят несколько задач на ближайшие 2-3 месяца:

  1. Максимально долго оставаться в поле зрения СМИ. Но интерес польских медиа пропадёт быстро, украинских сойдёт на нет на фоне нового скандала (а они случаются регулярно). Поэтому Саакашвили, кстати, может согласиться на свидетельствование «по скайпу» в деле о расстрелах на Майдане, либо будет предлагать «дистанционные допросы» по другим делам, где он проходит;
  2. Провести консультации с лидерами украинских ФПГ, живущими вне Украины, в попытке получить ресурсную и медийную поддержку на территории Украины;
  3. Поддерживать уровень протестов на улицах Киева хотя бы ещё 2-3 недели;
  4. Сохранить своё влияние на «Рух новых сил», несмотря на физическое отсутствие в стране.

Ключевым вопросом, естественно, является ресурсная база. Если по п.2 (разговор с олигархами) будет получен результат, то украинская власть увидит и «критичную прессу» и суды и даже новый прорыв Саакашвили в страну. В конце концов, в известной сказке говорится «он улетел, но обещал вернуться».

P.S. С другой стороны, украинская власть так же могла бы, как говорят в Одессе «немножко сделать нервы» бывшему губернатору. Например, пока тот в Польше, устами журналиста попросить его дать свою оценку деятельности ОУН-УПА и Бандеры.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook.