Зато доверяют самим чиновникам. То есть — коррупционерам.

Тут поневоле теряешься, как на этот фарс реагировать. Напомним: смысл Единого государственного реестра лиц, которые совершили коррупционное правонарушение, состоит в учете привлеченных к ответственности за коррупцию лиц. Основанием для внесения в реестр будет служить решение суда, вступившее в законную силу, или приказ о наложении дисциплинарного взыскания за совершение правонарушения. Информация о месте работы, занимаемой на время совершения коррупционного правонарушения, статья Уголовного кодекса или Кодекса об административных правонарушениях, состав правонарушения, дата и номер судебного решения, номер судебного дела — все это подлежит внесению в данный реестр. И все это, оказывается, будет скретным.

Вот руководитель представительства Transparency International в Украине Алексей Хмара комментирует ситуацию СМИ: «Информация в реестре будет обезличенная и доступ к ней общественность не получит, а значит, граждане не смогут отслеживать факты коррупции среди чиновников».

Да нет же, господин Хмара, суть не в том, что «граждане не смогут отслеживать факты коррупции», а в том, что только эти граждане, т.е. общественное мнение, и могут быть единственной силой, предотвращающую коррупционное разложение государства Украина.

В Минюсте же рассказывают, что фамилии в реестре будут указаны, однако они попадают под действие закона о защите персональных данных. Информацию из Реестра будут предоставлять по запросу госорганам и правоохранителям. Так что если общественная организация или физическое лицо подозревает чиновника в коррупции, оно может обратиться к правоохранителям, а те — подадут запрос в реестр.

Хитро, ничего не скажешь. Правда, есть один нюанс: в таком случае полностью теряется смысл данного Реестра как средства борьбы с коррупцией. Ведь, по сути, доступ к нему будут иметь лишь высокие чиновники из отдельных ведомств — то есть те самые господа, которые по определению в Украине и являются главными коррупционерами.

Мы можем к ним присмотреться и внимательнее. Итак, согласно официальной формулировки, держателем Единого государственного реестра лиц, которые совершили коррупционное правонарушение, выступит Министерство юстиции. Именно это ведомство, а также его территориальные подразделения получают право вносить, изымать и просматривать информацию этого реестра. Все остальные могут получить эту информацию по запросам в Минюст, то есть — на усмотрение последнего.

Таким образом, нынешний глава Минюста Александр Лавринович оказывается главной фигурой, которая будет контролировать весь этот перечень украинских взяточников и коррупционеров. По его усмотрению, как мы указывали выше, в Реестр будут вносить, изымать и просматривать информацию этого документа.

{advert=4}

Но сам Лавринович так ли уж чист? Тут стоит вспомнить сильно попахивающие той самой старой доброй коррупцией очень недавние планы господина Лавриновича по захвату паспортной системы и «выемке» из государственной казны десятизначной суммы. Как выяснили СМИ, в первой половине января 2012 года Лавринович провел заседание в Министерстве юстиции, на котором поставил почему-то засекреченную задачу сделать все возможное, чтобы получить из госбюджета 1 750 000 000 грн. якобы на создание новой системы производства, оборота и выдачи паспортных документов, которая бы полностью подчинялась Министерству юстиции.

Однако факт в том, что такая система в Украине… давно и успешно функционирует. При этом в ЕС в один голос твердят о том, что украинские паспорта одни из лучших в мире, их надо только сделать электронными — внедрить чип с биометрическими данными. Интересно также, что в публичных выступлениях господин министр делает заявления, прямо противоположные этой информации. «Минюст не имел и не имеет никакого отношения к печати документов, это компетенция исключительно МВД», — сказал Лавринович на пресс-конференции в декабре 2011 г.

Это, заметим, не более чем свежий факт в биографии главы Минюста. Если покопаться в подноготной «законодательной работы» Лавриновича, то можно без труда найти упоминания о множественных «инициативах» Минюста последнего времени, сильно отдающих коррупционным душком. Вспомнить хотя бы подготовленный в 2011 году Минюстом законопроект «О документах, удостоверяющих личность и подтверждающих гражданство», открывающий доступ руководителям министерства к распилу около 1,5 миллиардов бюджетных гривен.

Суть в данном случае не в том, сколько бюджетных денег «раздерибанил» Лавринович и его команда. А в том, что именно на этих господ, биографии которых сплошь и рядом покрыты темными пятнами, ложится благородная функция «борьбы с коррупцией». С тем условием, что больше никто никакой информации о коррупции украинских чиновников без ведома этих «борцов» не получит. Ну не бред?

Популярные статьи сейчас

Зеленский стал самым влиятельным человеком в Европе, Путин получил титул "неудачника"

На запад Украины эвакуируются от 350 до 400 тысяч жителей прифронтовых территорий

НБУ наказал Укрпочту, Новую почту и другие компании: огромные штрафы

Жители двух областей могут оформить денежную помощь от HIAS: как получить 19 800 гривен на семью

Показать еще

Отметим также, какая именно информация будет вноситься в Реестр. А это, как мы отметили выше, информация о месте работы, занимаемой на время совершения коррупционного правонарушения, статья Уголовного кодекса или Кодекса об административных правонарушениях, состав правонарушения, дата и номер судебного решения, номер судебного дела. Изучив этот перечень, невозможно не изумиться: да какие тут «защищенные законом персональные данные» разглашаются? О том, что начальник ЖЕКа, директор департамента или замминистра попался на взятке или на воровстве бюджетных денег? Ладно бы, если бы речь шла о подозреваемых в коррупции — действительно, пока суд не доказал вину, чиновника нельзя назвать коррупционером, и данные о нем разглашать было бы непозволительно. Но ведь речь о тех, чья вина полностью доказана! Отчего же народ, чьи деньги своровал тот или иной господин, не имеет права знать своих «героев» в лицо?

Одновременно возникает вопрос: а зачем такая «борьба с коррупцией» тем самым коррупционерам, которые ее столь яростно и самозабвенно организовали?

Здесь мы без труда замечаем убийство сразу двоих зайцев. Во-первых, сымитировать перед Европой и самими украинцами ту самую борьбу с коррупцией. Мол, все же пытается нынешняя власть бороться с коррупцией, факты-то на лицо.

Но куда интереснее для «борцов» второй бонус. А именно: тот, кто может на свое усмотрение вносить или удалять из Реестра данные, дураку понятно, очень быстро становится очень богатым человеком. Крадут-то и берут взятки у нас все, — не только мелкие чинуши, но и министры, и их замы. А в случае последних речь идет о колоссальных суммах. Соответственно, и плату за «вычеркивание» из Реестра можно брать немалую. Согласимся, офигительный бизнес на ровном месте. И пока доступ посторонним глазам в Реестр запрещен, ровным счетом ничего этому чудо-бизнесу не угрожает.

Вот такая борьба с коррупцией по-украински.