Начну с аксиомы, с которой не нужно спорить и которую не нужно доказывать. Аксиома эта очень проста: вы все – врете, абсолютно все, без исключения. Каждый из вас врет или большее, или меньшее количество раз в день. Кто-то из вас, возможно, совершил подвиг и не врал целую неделю. Это ничего не меняет. Врут все.

Не существует людей, которые не врут. Каждый из вас при желании сможет вспомнить пару-тройку десятков случаев обмана, какие вам вполне удались. И я уверен также, что вы вспомните без труда другие случаи, где ваш обман был раскрыт.

Что это значит, по сути? А это говорит нам о том, что у каждого из вас есть грандиозный опыт надувательства, лжи, обмана, неправды. В вашем опыте есть масса случаев, когда вы были обмануты. Этот опыт можно изучать. В вашей памяти свежи многие случаи, когда вы обманывали других. Эти случаи можно изучить и сделать массу полезных выводов.

И, наконец, в вашей жизни явно были ситуации, когда ваша неправда была разоблачена. А это уже значит, что вы допустили какие-то ошибки и промахи, которые и выдали вашу ложь. Это исключительно ценный опыт, его можно и нужно изучать. Лучшее пособие по лжи, лучшая книга, которая когда-либо была написана о лжи и обмане, – это ваша собственная жизнь.

Эмоциональное и мимическое подкрепление вранья

Пол Экман в своей знаменитой книге «Психология лжи» уделяет очень много внимания разного рода мимическим и эмоциональным сбоям при говорении неправды, – и он абсолютно в этом прав. Эмоции, жесты и мимика, – это реакции, которые практически не поддаются нашему контролю. Вы можете удержаться, чтобы не покраснеть? Вы можете сделать так, чтобы не побледнеть? Вы можете быть уверены, что ваши зрачки не расширяются?

Печальное известие. Я могу придумать трехчасовую историю о том, что меня где-то не было, и где я был на самом деле, – и в это время дрыгнуть ногой, выронить стакан из рук или побледнеть, – и тем самым себя выдать. Чего мне бледнеть или краснеть, если я был именно там, где я говорю?

И примерно так работает детектор лжи. К тебе цепляют кучу целую присосок, регистрирующих разного рода реакции. Сердцебиение, например. Ну, или потоотделение. Уверяю вас, что вам достаточно одного сердцебиения. Вот вы любите молоко? Сердце – тук-тук. Какие проблемы? Вы изменяете своему партнеру? Сердце – дрыг-дрыг! Все, попался, голубчик. Если ты не изменяешь, то оно будет тук-тук, а раз дрыг-дрыг, то совесть твоя нечиста.

Одно хорошо. Практически в ста процентах случаев, когда мы врем, никто не щупает наш пульс и не проверяет кожно-гальванические реакции. И это значит, что наши шансы явно возрастают. Но что реально делать, чтобы не дрыг-дрыг, а тук-тук. Или пусть дрыг-дрыг, но так, чтобы обманываемый не заметил?

Фиксированные позы.

Чем жестче зафиксирована ваша поза, тем вам труднее скрыть свое замешательство и растерянность, все свои дрыг-дрыг. И первым реагирует тело, а реакция ума идет с миллисекундным опозданием.

Легче врать стоя, чем сидя, и еще легче врать в движении, чем стоя на месте. Тем самым появляется возможность для гашения ненужных телодвигательных сигналов за счет более сильных элементов движения. К тому же эти сигналы труднее будет регистрировать.

Популярные статьи сейчас

ВСУ уничтожили базу "вагнеровцев" в Попасной благодаря тупости рашистского военкора: фото

В Украине продолжают расти цены на свинину, курятину и сало

На Киевщине обновили время комендантского часа

Курс доллара: что будет с валютой в ближайшую неделю

Показать еще

Поэтому, возможно, детекция лжи всегда намертво сидячая. Поэтому человека, которого допрашивают , садят перед собой на близкой дистанции, глаза в глаза.

Общие рекомендации на этот счет: следует избегать фиксированных сидячих поз, или же любого развития событий, где все ваше поведение сосредоточено на коммуникации. — Двигайтесь или жестикулируйте не только тогда, когда вы лжете, но и тогда, когда вы говорите правду. Если вы весь разговор просидели, а в момент лжи вдруг резко подскочили и начали какую-то активность, то это подозрительно.

— Ломайте стереотип лживого поведения (разрядка или оттягивание ответа каким-то движением лживого ответа), двигайтесь и делайте паузы тогда, когда вы говорите правду, а когда лжете, то, напротив, умерьте двигательный пыл.

— Люди с богатой жестикуляцией имеют больше шансов скрыть ложь.

— Получайте ощущения от своих частей тела, не забывайте о нем. Можно шевелить пальцами на ногах или слегка дрыгать ногой (не барабаньте пальцами по столу, ибо это признак нетерпения). Можно слегка напрягать мышцы живота или мышцы ног.

Утилизация мимических реакций.

Если вы не уверены, что ваше лицо сохранит полную беспристрастность в тех случаях, когда вы лжете, то тогда лучше заранее разрешите ему реагировать тем или иным образом.

В комнате может быть жарко или холодно. Вас может прошибать пот. У вас может болеть голова или давить в висках. Могут слезиться глаза (подойдет для тех, кто курит). Может болеть зуб. Можно раскашляться (и опять же, только в тех случаях, когда в ваших словах нет ничего криминального).

Гамму симптомов лучше будет продемонстрировать заранее, в безобидных контекстах, и тогда ложь среди них распознать уже не удастся. Например, если вы пьете постоянно во время разговора, то в какую из пауз вы соврали. Если же вы на критический вопрос хватаете в руки стакан и начинаете пить (а до этого и не вспоминали о воде), то люди скажут: ага! Здесь что-то нечисто.

Подкрепление болевым импульсом. Проблема лжеца очень часто заключается в том, что он слишком волнуется и слишком сосредоточен на предмете беседы. В идеале вас что-то должно отвлекать, и чуть выше мы говорили, что таким отвлечением может быть легкое шевеление пальцами ног, напряжение мышц живота. Если вы шевелите пальцами, то ваш дрыг-дрыг – будет слабее, чем если вы полностью сосредоточены на разговоре. Детектор лжи этим не обманешь, собеседника – запросто.

Легкий порез или ожог сигаретой не даст вам слишком сосредоточиться, боль все время вас будет отвлекать. Как следствие, контекст беседы будет более расслабленным, спокойным.

Я не хотел бы, чтобы вы думали, будто я рекомендую вам такие штуки вроде ожогов или порезов. Я лишь хочу, чтобы вы подумали над этим и поняли: в этом есть рациональное зерно. Ибо полностью, тотально сосредотачиваться на разговоре – опасно, ибо в критические моменты себя труднее контролировать. В конце концов ущипните себя до боли или поверните руки так, чтобы наручники впились.

Визуальный контакт с собеседником

Когда лжешь, очень трудно смотреть в глаза своему собеседнику. Кому-то это удается, а кому-то – нет.

У большинства людей это не получается и реакция происходит непроизвольно. Поэтому лучшим решением в таком случае будет постоянное прерывание визуального контакта. И если вы все время отводите глаза от собеседника, то он чёрта с два определит, в какой из случаев вы солгали. Если же вы пялились на него, пока речь шла о правде, но сразу отвели глаза, как только пришлось соврать, – опс! Вы попались!

Некоторые товарищи впадают в другую крайность: в момент лжи они начинают сверлить взглядом своего собеседника. Если до этого они так себя не вели, то это вызовет столь же сильные подозрения, как и при резком разрыве визуального контакта.

Я рекомендую также не смотреть в глаза собеседнику, когда он задает вам вопрос: очень трудно удержать свои глазодвигательные реакции (т. е. «глаза забегали», как говорится). Ну а если вы смотрите, то тогда смотрите на какой-то контекст, то есть – на величину зрачков, на цвет глаз, на длину ресниц, на прожилки на глазных яблоках. Если что-то удерживает ваш взгляд во взгляде собеседника, то поисковая реакция движения глаз затормаживается.

Многие, кстати, так и делают: не обязательно в глаза собеседнику, а в какую-то точку, как будто их что-то там очень привлекло. «Утыкается» в тарелку с супом, в бумаги, на свои манжеты, на предмет, который лжец держит в руках. Это лучше, чем «бегать» глазами, но хуже, чем может быть в идеале.

В идеале коммуникативный акт должен сохраняться, а у собеседника не должно сложиться впечатление, что вы прячете глаза. Например, можно отвести глаза, но при этом сделать небольшой разворот лица в сторону собеседника, как бы «подставить ухо», чуть вытянуть шею в его сторону, немного податься вперед к нему. И вы не обрываете контакт, но меняете коммуникативный канал и подчеркиваете полную вовлеченность в процесс общения. Глаза можете вернуть на место, как только начнете ему отвечать. Можно чуть раньше. Можно чуть позже.

Конфузионные схемы и разрыв шаблонов.

Здесь логика развития событий (вам дан вопрос и нужно ответить, – то есть соврать) ломается встроенным между заданным вопросом и вашим ответом некоторым внедренным действием.

Простой пример: на некоторый вопрос ответчик вдруг говорит: Стоп! Поверни голову вправо! – убирает несуществующую пылинку, волос, – и продолжает, как ни в чем не бывало.

Или можно кинуть тапком в «пробежавшую» мышь, или разбить сахарницу, неожиданно «заметить» нечто очень странное и обратить на это внимание вопрошающего. Это дает вам сразу несколько плюсов: во-первых, вы гасите свой дрыг-дрыг, во-вторых, вы отвлекаете своего собеседника, разрушаете эмоциональную насыщенность его вопроса и сосредоточенность на ваших реакциях. Вы разрушаете его предвосхищение разоблачения, а потом, как ни в чем не бывало, возвращаетесь к поставленному вопросу. И отвечаете на него.

Некоторые при этом допускают ошибку: они начинают делать вид, что как бы прослушали тот вопрос, который им был задан. Или просят его повторить, риторически спрашивают: так о чем мы говорили? Или вообще делают вид, что забыли или не слышали вопрос. Это порочная тактика.

А правильно будет: сбить вопрошающего с толку, выиграть несколько секунд, вернуться к заданному им вопросу. Вы его слышали. Вы готовы ответить, нет проблем, ничего там нет криминального. Просто было нечто, что вас отвлекло. Вы вернулись и вы готовы. Нет никаких проблем.

Смысловое и содержательное подкрепление лжи

Ложь всегда есть ложь, но ее эмоциональное переживание может быть насыщенным или бедным. Один и тот же лживый акт будет по-разному восприниматься в зависимости от эмоционального и событийного контекста. Вот, например, если вы просто опоздали на три часа с работы, то подозрение вас в грехе и его переживание будет очень драматичным. Если же вы опоздали с работы, – но при этом вас уволили с работы, – то опоздание станет чепухой, ибо есть много более серьезная проблема.

Зачем врать, что вас не было у любовницы, когда можно врать, что вас уволили с работы (или что вы попали под сокращение). Не важно, правда ли это, или нет (завтра вас опять восстановили, все образумилось), а важно, что другое вранье просто поглотит первое, или оно вообще перестанет волновать. Какая разница, где вы были, если уже завтра у вас не будет денег и будет не на что купить хлеба?

Это один из возможных сценариев развития событий, и здесь уместна примета, что одна ложь неизбежно порождает другую. Правда, в этом случае вы лжете не для того, чтобы как можно сильнее подкрепить свой обманный замысел, а для того, чтобы вам вообще не пришлось лгать в первом случае. То есть вы врете во втором, чтобы не врать в первом. Но посмотрим, какие у нас еще есть возможности.

Поглощение сомнения достоверностью

Ко лжи всегда нужно примешивать большую (по возможности) порцию фактов и знаний, в которые вы верите сами, и которые являются безусловной правдой. Рассмотрим это на паре примеров.

«Вчера очень много киевлян примерно в полночь наблюдали НЛО.

Вчера очень много киевлян, в том числе и Виталий Кличко,  примерно в полночь наблюдали НЛО.»

И то, и другое сообщение является лживым, и не имеет никакого отношения к реальной действительности. Однако со вторым утверждением не согласиться сложнее, или просто невозможно не согласиться с ним. Вам не обязательно верить в НЛО, но, как минимум, с фактом того, что многие киевляне чего-то там действительно наблюдали, – вам придется согласиться. В первом же случае вы можете просто пожать плечами.

Обман маркируется множеством мелких реальных фактов, в существовании каких трудно или невозможно усомниться. Это могут быть персонажи, общие знакомые, точно известные всем факты, реально существующие объекты, и тому подобное.

«Вчера я был в театре, спектакль в двух актах по Чехову, скукотища страшенная».

Вчера я был в театре, спектакль в двух актах по Чехову, и, кстати, видел там Кличко, он сидел наискосок от меня, – черный костюм, весь накрахмаленный, лицо такое сосредоточенное все, смотрел очень внимательно все два акта, а по мне – так скука страшенная.»

А смысл этого действия – это встраивание в сообщение, которое подвергается сомнению, ряда достоверных сообщений, которые как бы опровергают все сомнения. Цель – заставить звонки сомнения – он врет, он врет, он врет, – звонить тише или умолкнуть вовсе.

«Вчера я почувствовал себя плохо и поэтому весь день был дома».

«Вчера, после того, как звонил твой брат, у него были какие-то там проблемы с машиной, я себя плохо почувствовал, и поэтому весь день был дома.»

Это НЛП. Заставьте человека согласиться с частью однородного сообщения, и ему, волей-неволей, придется согласиться со всем им целиком.

Монтаж лживого события

Лжец также может взять событие совершенно из другого дня, недели, месяца, и привязать его к ложному событию. Например, три дня назад ему нахамили в ресторане, и он берет это событие и «приклеивает» его к обману, как он ходил в театр. Зачем? Очень просто: все, что есть правда, всегда звучит очень убедительно. Во всех смыслах. Мимика и жесты, глазодвигательные реакции и перемены цвета лица. И вам нечего бояться, ведь вы говорите правду. Правду, смешанную с ложью. Ложь, смешанную с правдой. И вы будете очень естественно сердиться на хамское с вами обращение, и это будет правдоподобно, – ибо это и есть правда.

Смонтируйте событие из вымыслов и реальных воспоминаний, и вам будет гораздо легче его озвучивать, и вы естественнее будете себя вести.

Ложь должна быть скучна и естественна, правда – правдоподобна и ярка.

Люди же, как правило, делают наоборот: начинают ярко, красочно врать, наворачивая на ложь детали и подробности. Ложь должна быть скучна, ибо это, по вашим представлениям, – правда. А голая правда редко бывает интересной. Ну, опоздали вы на три часа по каким-то вполне объективным причинам. Придадите ли вы этому какое-то значение, если это правда? Нет, я думаю. Это скучно и обыденно. Помните об этом, когда лжете.

Лучшая ложь – правдивая ложь

У каждого из вас есть пара-тройка секретов, и если вас прижать к стенке, то вы начнете на этот счет отпираться до последнего. Ну, хоть убейте, но этого не было. И это звучит очень неубедительно, да и вам сложно отпираться, слишком уже ваше сердце дрыг-дрыг, а не тук-тук.Хотите примеры?

«Нет, у нас ничего не было, я клянусь, не было, нет, и не может быть».

«Нет, у нас не было ничего и быть не может, но вот я, как и ты, носом чую, что она дышит в мою сторону очень неравнодушно.»

Второй сценарий можно обкатывать гораздо легче, ибо это уже – правда. Орел – правда, решка – ложь. Чем больше в монологе правды, тем легче удается ложь. С некоторой частью вещей проще согласиться: да, верно, там лежали деньги, я об этом знал, но я их не брал. Гораздо труднее врать на все сто процентов: не лежали, не знал, не брал.

Врать легче, когда вранье опирается на какую-то часть правды.

Еще кое-что — в первую очередь врет ваша левая половина лица.

Если эмоция настоящая, то лицевая асимметрия практически отсутствует.

Фальшивая, «деланная» эмоция распределяется по лицу неравномерно.

Можете понаблюдать у коллег на работе.

Ну и под занавес. Если уж вам так «повезло» и вас допрашивают на детекторе.

1. Дыхание. Вдох через нос, выдох через рот. Продышитесь как следует перед допросом.Также дышать во время допроса.

2. Не позвольте обозначить «точку правды». Никто не знает какие у вас физические реакции. Их нужно обнаружить, поэтому вам задают «тупые» вопросы на которые просят ответить однозначно. Вот это и есть слабый момент детектора. Нет таких вопросов, на которые нельзя ответить в другом смысле.

Пример : » Вас зовут Сергей ? ( вас на самом деле зовут Сергей), вы ответите «да», это не имеет никакого значения. Главное — что ответит ваше тело. Как вас называет мама или брат ? Или как вас звали в школе ? Сергей ? Думаю нет, Сережа, Серж.

Так вот — если на вопрос о вашем имени , вы подумаете — «нет, это ложь, меня зовут Серж» , то шкала отобразит ложную точку, а оператор примет ее за истинную. Так же на все остальные вводные вопросы.

Потом можете лгать как угодно — прибор работает на вас.

Можно пойти по другому пути — расслаивать вопросы в процессе. Это значительно сложнее, требует серьезного самоконтроля и концентрации.

Пример : » Вы знакомы с кем-то, кто участвовал в подрыве памятника Сталину ? ( предположим — знаете).  Ответ — нет.  В голове — я знаю человека который организовал , но я не знаю участвовал он или нет. Вы даете телу установку «нет».

Думать придется быстро, но оно стоит того.

Успеха всем. И пусть это не пригодится.