Честно, я люблю идеалистов, самых разных. Как личностей. Обычно это очень хорошие люди, которые искренне стремятся сделать мир лучше, что достойно всяческих похвал.Но нужно же знать меру и опираться в своих стремлениях на научную основу и объективную реальность, а не на банальное «я так хочу»! Есть же социология, психология, этология, есть определённые бесспорные экономические закономерности, есть географические, климатические, ресурсные, геополитические факторы – их, безусловно, нужно учитывать в своих построениях. Светлое будущее не должно напоминать радужные замки в облаках, иначе окажется таким же «прочным».

Именно поэтому любое проектирование (а идеологические построения и есть форма социального проектирования) должно быть основано на существующем положении дел, и разрабатывать рабочие инструменты его изменения в желаемом направлении.

Возьмём исторический пример. Большевики, начав коллективизацию, столкнулись с инерционностью мышления большинства населения. Фактически в то время была создана новая форма собственности (организации хозяйства). Знакомства с новой формой собственности у крестьян не было, что и как с ней делать, было неизвестно. Они считали, что это их и можно воровать. Воровали для себя и у себя. Воровство было массовым и повсеместным. По словам М. М. Хатаевича на XVII съезде ВКП(б), воровало 85-90% крестьянского населения, что сделало невозможным своевременную оценку реального положения дел на селе в ЦК КП(б)У и ЦК ВКП(б).

И никакие объяснения, что это «наше, общее» не помогали. Помог только закон от 7 августа 1932 года «Об охране социалистической собственности» (тот самый, названный антисоветчиками «законом о трёх колосках»).

Вот какое «идеальное» общество можно построить с такими людьми? Кстати, точно также в позднесоветское время возникла сходная ситуация с воровством у государства – оно было массовым.

И в последующие годы торжества «рыночной экономики» ситуация никак не улучшилась, а лишь усугубилось – в условиях рыночного выживания не до соблюдения законности. Действительно, если «хозяин» производства не уважает право наёмных рабочих на достойную оплату труда, то с какой стати они должны уважать его право собственности (подчас откровенно сомнительное)?

Впрочем, инерция мышления такова, что даже когда кто-то создаёт честные условия труда, привычка воровать остаётся. Мой дядя несколько лет назад создал столярный цех: купил несколько станков, снял помещение, нанял исключительно тех, кого знал по десятку лет. И всё равно четверо из пяти воровали: доски, гвозди, даже опилки. Не взирая на то, что дядя с ними много лет дружил и создавал им самые лучшие условия для работы. Что уж говорить о крупном производстве в национальном масштабе?

Я тоже экспериментировал с этим, создавая один из своих бизнесов – у меня работники получали не фиксированную ставку, а долю от прибыли предприятия, фактически инвестируя свой труд (при том, что финансовые инвестиции осуществляли только я и мой компаньон). И что вы думаете? Воровали все, от директора и до сторожа.

 

Чего хотеть в таких условиях от украинских и российских «элит», если они выходцы из этого самого народа и носители точно такого же менталитета? Единственное их отличие – это возможность красть больше, масштабнее. Вот и стараются изо всех сил, пока возможность не отобрали.

Но, в отличие от разнообразной «демшизы», ругающей всё своё и восхищающейся всем чужим, я ни в коем случае не хочу сказать, что это некая негативная особенность какой-то «славянской сущности». Другие народы ничем не лучше (я уже приводил примеры расхитительской приватизации в Великобритании и США, когда тамошний народ вёл себя точно таким же образом).

В США неолиберальная модель капитализма – также чрезвычайно коррумпирована. Доходы здесь приватизируются, а убытки, наоборот, национализируются. Менеджеры большого бизнеса зарабатывают на финансовом кризисе, а убытки покрывают налогоплательщики и держатели акций. Все обеднели, и только сверхбогатый «один процент» стал богаче, возложив вину за кризис на «безответственных заемщиков» (что абсолютно не соответствует истине).

Единственное отличие их вороватой элиты от нашей вороватой элиты – это то, что тамошние научились делать это более скрытно, а в их СМИ ещё меньше правды, чем в наших.

Популярные статьи сейчас

Украинцам разъяснили, кому и на сколько повысят пенсии в 2022 году

Переход на "зимнее" время: когда и зачем украинцы переводят часы

Клиентам Ощадбанка рассказали, как снимать наличные с карт без комиссии в банках партнерах

Украинцам показали цены на подсолнечное масло в Ашан, Metro, Novus и Varus

Показать еще

 

Но статья собственно, не об этом, а о необходимости учитывать реалии. Идеалисты всех мастей хотят облагодетельствовать человечество, принеся ему свободу, равенство, братство и прочие ценности и идеалы. Но суровая правда жизни заключается в том, что подавляющему большинству это всё не надо. Они НЕ хотят свободы, НЕ хотят самостоятельности, НЕ хотят ответственности!

В лучшем случае они хотят работать и получать вознаграждение за свою работу (а многие и работать не хотят!). Предпринимательской жилкой обладает 7% населения, остальных устраивает статус ведомых. И это в любом человеческом сообществе, даже в «таком свободном» американском.

Большинство не хочет что-то предпринимать, оно хочет, чтобы о нём заботились, и согласно, чтобы большинство решений принималось за него. Оно не хочет вникать в тонкости законодательства или государственного устройства, оно хочет гарантированную работу и нормальную пенсию, а идеологические тонкости ему вовсе не нужны.

Оно радостно приветствует вождей. Ибо на вождей можно спихнуть всю ответственность. И не важно, наследственный вождь (при монархии) или выборный (при демократии) – главное, чтобы было персонифицированное воплощение «надёжи и опоры». Это такая форма бытовой религиозности, а вера не поддаётся логическому переубеждению. Вспомните, как быстро «за царя-батюшку» трансформировалось в «за Сталина», а потом и «во имя».

В других странах то же самое. Даже в Греции, где экономика уже в такой заднице, что хуже некуда и нечего терять, население не голосует за радикалов, готовых порвать с империалистической миро-системой, приведшей страну к краху, а выбирает тех, кто обещает продлить существующую «стабильность», даже такую убогую, как есть. Украина и Россия ничем не отличаются в этом плане – Янукович обещает «стабильность», и Путин говорит, что ничего кардинально меняться не будет, не взирая на явный крах неолиберализма.

 

Господа радикалы хотят дать людям свободу, а те не знают, что с ней делать, и при первой же возможности отдают её в руки первому попавшемуся мерзавцу. Это Эрих Фромм блестяще описал в своём труде «Бегство от свободы» – любой, кто хочет добиться социальных преобразований, должен иметь эту книгу в качестве настольного справочника по мышлению масс.

Вы отдадите власть трудовым коллективам, а они отдадут её директорам, которые её узурпируют и будут снова угнетать рабочих (как вариант – продавать продукцию фирмам-посредникам по себестоимости, присваивая всю прибыль себе). Ну проходили это уже десятки раз, зачем снова и снова наступать на одни и те же грабли?

Вы дадите им местное самоуправление, ослабив полномочия центральной власти, а в результате мы получим феодальную раздробленность, когда местная власть де-факто является удельными князьями, обладающими ничем не ограниченной властью (и творящими произвол ввиду полного отсутствия работающих законов). В Украине это уже давно произошло, и Янукович не контролирует то, что происходит на местах, не имея ни желания, ни возможности управлять распоясавшимися мэрами и губернаторами.

Оппозиция, что в Украине, что в России, не устаёт твердить мантры о «честных выборах», а народ это не волнует! Голодному и безработному населению массово начхать, что там сделали с его голосом, зато ему не начхать, что у него нет работы (или её оплаты едва хватает на еду и коммунальные платежи), а также что у его детей нет будущего в этой стране.

Причём Пол Кругман, Михаэль Дорфман и многие другие отмечают, что меритократия не работает даже в США. Везде одно и то же: депутатами становятся только дети депутатов, директорами компаний только дети директоров компаний. Социальные лифты перекрыты, элиты законсервированы, перспективы для талантливых представителей «низов» максимально сужены. Вот о чём должна говорить настоящая, не карманная оппозиция! Впрочем, это тоже будет безразлично значительной части аудитории. Но настоящая оппозиция и не должна на них ориентироваться.

 

Господа левые идеалисты выступают против наёмного труда. При этом не особо объясняя, что и как должно быть взамен. И не учитывая текущих реалий.

Ведь при сегодняшних раскладах наёмный труд – это круто. Потому что куча народу вообще фактически рабы, и не получают платы (как минимум четверть миллиарда людей), и огромное количество безработных в мире, которые МЕЧТАЮТ о наёмном труде.

«Work for food» – весьма распространённое явление в мире, где свыше миллиарда людей живёт в трущобах. И никакие «самоуправляемые трудовые коллективы» этой проблемы не решат.

Пусть пока будет наёмный труд, но достойно оплачиваемый (а не потогонки). Нельзя сразу прыгнуть в светлое будущее. Его нужно строить долго и нудно, десятилетиями. И, с моей точки зрения, лучше госкапитализма для этого пока ничего не придумали.

И вообще, что это за страсть цепляться за форму? Ведь наёмный труд – это всего лишь форма, не отображающая сути. А суть вопроса в том, имеет ли человек возможность приносить пользу обществу, получая за это адекватное вознаграждение? И отображает ли получаемая им плата величину этого вклада? Вот это – вопросы по сути!

 

Точно также зацикленность на демократии – это тоже цепляние за форму. Бывают антинародные демократии, и бывает прогрессивный авторитаризм. «Диктатор» Каддафи развивал экономику своей страны и обеспечивал высочайший уровень социальных благ, а «демократические» Буш-младший и Обама довели число безработных в США до 16% (а это 38 миллионов человек!).

Форма не имеет значения, имеет значение суть. А суть проявляется в делах. Какая мне разница между «недемократическим» Януковичем и «демократической» Тимошенко, если в делах они абсолютно одинаковы? Обоих поддерживают олигархи, за плечами которых длинный список уголовных и экономических преступлений – и это делает их одинаковыми, не взирая на привязанные к ним различные ярлыки.

Форма КПУ – левая, а суть – право-консервативная. Форма МВД – правоохранительная, а суть – правонарушительная. В этих играх с формами, замыливающими суть, договорились до того, что уже есть «демократические монархии»!

Нужно уходить от разговоров о формах, особенно в рамках идеологических догматов, заданных в 1851 или 1917 годах, ибо с тех пор многое (если не всё) изменилось. Нужно подходить методологически и инструментально – можем ли мы в том или ином формате решить перечень существующих проблем? И если нет, то как этот формат изменить, какие инструменты использовать?

 

Чтобы улучшить ситуацию, давайте смотреть объективно, на сегодняшний день нужно не увеличить власть народа, а ограничить власть народа. Ибо именно этот народ выбирает этих правителей (как говорил Жириновский, «не Чуров делает фальсификации, а миллион работников избирательных участков»).

Но в отличие от либералов, которые предлагают различные формы имущественного ценза, я предлагаю формулу «Гражданство взамен на службу» (не обязательно военную). Чтобы отсечь психически неуравновешенных, неадекватных, уголовников, голосующих за гречку или за «видного мущину».

Не абстрактная «власть народа», с завидным постоянством приводящая к власти Гитлеров, Бушей-младших и Януковичей, а меритократия, позитивный отбор. Где получить право голоса может каждый, но только если готов напрячься ради этого (так останутся только наиболее сознательные).

Впрочем, я об этом уже писал…

 

Что всегда отличало большевиков и делало их жизнеспособными – это гибкость мышления и действий, готовность учиться и перенимать чужой опыт, а также готовность отказываться от каких-то своих идеологических пунктов, если они оказывались нежизнеспособными.

Ещё в начале 1917 года Ленин писал, что революция в России при его жизни невозможна (сейчас тоже есть такие пейсатели, некоторые даже мнят себя аналитиками-политологами), но уже через несколько месяцев пишет «Апрельские тезисы» и призывает к вооружённому перевороту. После Кронштадского восстания большевики отказываются от идеи военного коммунизма, после критической потери управляемости – ограничивают полномочия советов всех уровней. Если логика выживания и развития противоречит идеологическим догмам, то догмы можно, как минимум, на время отложить в сторону.

Как пример противоположного, догматичного поведения, Тарасов приводит Парижскую Коммуну, которая, не взирая на очевидные провалы в управлении, до конца продолжала придерживаться своих сектантских принципов, даже когда их нежизнеспособность была уже очевидна. В результате Парижская Коммуна просуществовала 72 дня, а СССР – 74 года, во многом именно за счёт способности к гибкости, адаптации и постоянному обучению (и пал из-за того, что перестал это делать, «застыв»).

Но не станем разводить споров о причинах гибели СССР (ибо он здесь только к слову), а вернёмся к нашей основной теме.

 

Одним из основных тезисов господ идеалистов также остаётся утверждение о «необходимости разрушения государства, как аппарата насилия». Этот тезис мог быть актуален сто лет назад (хотя тоже спорно), но с тех пор всё изменилось. На сегодняшний день основным инструментом угнетения уже давно являются ТНК (транснациональные корпорации). Они развязывают войны, они устраивают перевороты (к примеру, «United Fruit» или «British Petroleum»), они загрязняют окружающую среду, провоцируют глобальные экономические кризисы и грабят целые народы.

Более того, появление больших ЧВК (частных военных компаний) и ЧОП (частных охранных предприятий) привело к передаче функций насилия от государства к частным корпорациям. Дошло до того, что в горячих точках регулярные армии замещаются сотрудниками таких ЧВК (что показательно видно на примере Ирака, где корпорация «Xe» устроила несколько массовых боен).

И традиционные государства зачастую являются последней помехой на пути этих корпораций (или, как минимум, могут выполнять такую функцию). И за уничтожение этого препятствия ТНК господам идеалистам только «спасибо» скажут, поскольку смогут хозяйничать на «ничейной» территории уже невозбранно и безнаказанно.

Я не устаю повторять, что государство – это инструмент, молоток. И направленность этого молотка зависит только от того, в чьих он руках.

 

К тому же господа идеалисты постоянно забывают, что общество неоднородно. Что в нём неизбежно есть представители самых разных идеологий, зачастую реакционных.

В обществе есть сторонники того, что они должны иметь привилегии только потому, что их фамилии заканчиваются на «ко» и «чук». В обществе есть расисты, фашисты, нацисты и прочие шовинисты. Есть даже монархисты (ну что я сделаю, и такие извращенцы есть), хотя обычно у них нет кандидатуры царя. Не говоря уже о разных паразитах, мошенниках, уголовных преступниках и прочих асоциальных элементах, зачастую хорошо организованных.

И просто «взять и распустить государство угнетения», организовав вместо него «сад эдемский», не получится. Потому что представители всех этих групп немедленно вылезут и начнут заново строить привычный для них «мирок на костях».

Поэтому без революционной диктатуры, направленной, как минимум, на эти категории, никак не обойтись. И поэтому списывать «аппарат насилия» на свалку крайне неразумно. Его просто нужно переформатировать и перенаправить в позитивное русло. Для начала, превратив из инструмента коррупции и хищений в инструмент борьбы с коррупцией и хищениями.

 

Проблема всех протестов на земном шаре в самой их сути. В том, что они ПРОТЕСТЫ, а НЕ РЕВОЛЮЦИИ. Их организаторы, в полном соответствии с логикой «Бегства от свободы», не хотят брать управление своими странами в собственные руки (и тем самым принимать на себя бремя ответственности). А настойчиво продолжают требовать от существующих властей (элит), чтобы те изменили свою природу и начали действовать в интересах народа.

Это всё равно, чтобы вместо забивания осинового кола в сердце вампира написать ему петицию с требованием перейти на манную кашу. Или вместо вооружённого сопротивления захватчикам выйти с митингом протеста против вторжения – это просто ridiculous, немыслимо! Хотя маразм дошёл до того, что в Ливии попытались остановить вторжение митингами в поддержку Каддафи. Чем это закончилось – всем известно.

Кстати, попытки анархистов разных стран «разрушить государство, а потом всё как-то само наладится» – это тоже форма такого бегства от ответственности. «Нам не нравится так, как есть, но мы не знаем, как сделать лучше», и именно поэтому не находят значительной поддержки даже в Греции, потому что народ интуитивно чувствует эту их внутреннюю неуверенность. Хотя, нужно признать, храбрости для боевых столкновений у анархистов хватает. А вот на управление страной и вывод её из кризиса – духу не хватает.

То есть у нас нет кризиса идеологий, у нас есть кризис воли. «Долгий двадцатый век» как раз и характеризовался многими философами как век кризиса воли. Успеха добивались не те, кто лучше прописывал программы партий, а у кого хватало мужества и, извиняюсь за физиологические подробности, яиц.

Ленину хватило мужества сказать «Есть такая партия», а польским коммунистам – нет. В результате в России революция состоялась, а в Польше – нет. У Фиделя Кастро было всего 83 сторонника, половину из которых убили в первом же бою, но он до сих пор держится, не взирая на почтенный возраст и 638 организованных на него покушений (зафиксированных «Книгой рекордов Гиннеса»). Мао противостоял десятикратно превосходящим силам Чан Кайши. Один из африканских президентов признался, что в начале борьбы у них была всего 51 винтовка Мосина против современных автоматов армии угнетателей.

Живой пёс лучше мёртвого льва. Любое, даже самое несовершенное действие лучше, чем самый лучший, но неосуществлённый проект.

Как недавно отметил Славой Жижек, «в усилении ультраправых настроений в Европе виновато бездействие левых». На фоне фактического бездействия левых абсолютно неадекватная «Свобода» стала в Украине парламентской партией, получив дополнительные ресурсы и возможности!

У нас очень много маргинальных протестных движений. У большинства из них громкие названия «революционный», «радикальная», «борьба», «сопротивление». Но вся их реальная деятельность ограничена спорами с другими такими же «непримиримыми борцами», каким должно быть идеальное общество, а не построением этого общества. И протестами, как же не попиариться на движухе!

На большее они не способны, ибо большее означает реальное противостояние. А реальное противостояние – это выход из уютных бложиков в неуютную реальность, возможность административного и уголовного преследования, травли, перехода на нелегальное положение, столкновений с бандитами, побоев и прочих «радостей». Чего никому из «диванных революционеров» отнюдь не хочется.

 

Реальные же радикалы ищут возможностей для объединения, даже не взирая на некоторые идеологические разногласия (и у меня уже вышло несколько статей, направленных исключительно на снятие этих надуманных разногласий).

Пока «теоретики-идеалисты» спорят об идеалах, «практики-приватизаторы» продолжают уничтожать страну и сокращать население. Каждый день бездействия обходится стране в 50-70 миллионов долларов убытков и 700-800 человек убыли населения.

 

Я уже два года не участвую в акциях протеста. Это обдуманное и сознательное решение. Ибо протест призван «выжебрать» что-то у существующей власти, а меня интересует только действие, направленное на взятие самой власти.

По сути, протесты служат власти только на пользу. Во-первых, протесты выбрасывают пар. Обозлённый человек покричит, помитингует, и отправляется дальше терпеть, а не идёт захватывать местную администрацию.

Во-вторых, протесты (особенно «успешные») помогают власти продержаться подольше, производя косметические изменения, но ничего не меняя по сути.

В-третьих, безрезультатность протестов создаёт иллюзию бессмысленности борьбы, постепенно порождая у большинства разочарование и апатию.

Поэтому я не голосую, не участвую в акциях протеста и не играю во все остальные игры, придуманные существующей властью. Ибо, метафизически, изменить Систему может только тот, кто хотя бы частично находится вне системы, не зависит от неё и не играет по её правилам (в том числе и не судится с ней в её судах – к чему это приводит, спросите у Тимошенко и Луценко).

Есть два взаимосвязанных, направленных на взятие власти и при этом абсолютно легальных направления деятельности – это развитие структуры организации и подготовка кадрового резерва. Без этой подготовительной работы никакая смена власти не имеет смысла, ибо «Кадры решают всё»(с).

Самостоятельно осуществить такое в рамках страны не под силу пока ни одной из существующих «протестных» групп. Единственный способ добиться ощутимого результата – это объединяться. При этом любой, кто будет разграничиваться, упорствуя в своём сектантстве (будем говорить откровенно, на самом деле – цепляясь за призрачную власть в своей микротусовке), может и должен объявляться пособником власти.

Что не отменяет чистки рядов от всякой беспринципной сволочи, на которых клейма некуда ставить.

 

Пора избавиться от иллюзий: само ничего хорошо не станет. И одного наличия признаков революционной обстановки недостаточно – в мире полно нереализованных возможностей.

«Хочешь сделать что-либо хорошо, сделай это сам». Пока идеалисты спорят, воры воруют. Единственный реальный способ остановить их и начать влиять на происходящее – это не просить власть, а самим стать властью.