Не пора ли знать историю как она есть?

Не пора ли знать историю как она есть?

Заходит как-то ко мне знакомый, из наших, интеллигентствующих, которые знают, что кофе мужского рода. А на беду у меня в тот момент по телеку крутилась постановка «Войны и мира» Нью-Йоркской Метрополитен-оперы. Что знакомый интеллигент и замечает. Как и то, что в массовке на сцене заметны лица как черные, так и явно азиатские.

— Вот до чего у них дошла пресловутая политкорректность! — радостно восклицает он с таким выражением, с каким сам Архимед не кричал «Эврика!», ибо для наших интеллигентствующих высшим наслаждением является нахождение и указание недостатков западной цивилизации. — Негры с китайцами у них и там обязаны быть!

— Интересно, — отвечаю я, — что из всей постановки Андрея Кончаловского, которого трудно заподозрить в незнании расового состава Российской империи начала 19 века, ты обратил внимание именно на это историческое несоответствие. То, что 40-летние грузные дядьки и тетки не просто изображают из себя подростков и молодежь, а ещё при этом неестественно громко поют на сцене с искусственным снегом и пластиковыми деревьями под живой оркестр без саксофонов перед разодетой по случаю аудиторией, тебя не смущает? Как и то, что поют они по-русски, хотя в самом романе, как и было на самом деле, аристократия шпрехает по-французски?

— Нет, — смутился он, — ну, это одно дело, но когда черный играет белого, то совсем другое.

— Хорошо, — продолжал я. — По той же логике ирландский актер не может играть англичан. Ведь до конца 19 века многие английские расисты считали ирландцев, представь себе, расой африканцев, только побелевшей. Более того, Ирландия была первой колонией Англии, и массовое переселение рабов на Карибские острова и американский континент началось как раз из Ирландии. Для англичанина того времени принципиальной разницы между ирландцем и конголезцем не было. Иначе бы не допустили страшный голод в средине 19 века, настоящий Голодомор в Ирландии. Примерно как ты сейчас любишь использовать слово «мокша» в отношении русских, подчеркивая, что финно-угры как бы ниже славян, к которым ты причисляешь себя. Почему — вопрос? А как же сами современные угры и финны, которых ты сам ставишь в пример? Как и то, что ты настаиваешь на обязательной древности украинского языка и религии, как будто-то ты сам рюрикович и древность твоего рода даёт тебя право сидеть ближе к государю и право на вотчину. Статически говоря, если у тебя и есть скандинавские корни — это скорее всего результат изнасилования твоей пра-пра-пра-пра-бабушки шведским солдатом в 17 веке в эпоху Потопа и Северной войны. Чего ты выламываешься — непонятно.

— У тебя свои сведения и ссылки, а у других свои, — попытался парировать знакомый.

— Ну, если для тебя результаты многолетних исследований серьезных учёных всевозможных областей наук, проходящие через критические рецензии оппонентов, равны гаданиям любителей поиска отдельных слов и политических назначенцев, то да, у нас разные источники. Принципиальная разница, что учёные видят 99% различий, а дилетант довольствуется 1% совпадений. Я ищу, чего я не знаю, а ты ищешь то, что поддерживает твою значимость в твоих же глазах.

Знакомый обиделся и ушел.

При этом интеллигентствующие любят не только порассуждать об истории, языке и прочих метафизиках, но, благодаря Интернету, легко находят аудиторию, которая радостно заглатывает информацию о древности нашей нации, языка и прочих атрибутов надуманной важности. И если вы думаете, что это вполне безобидная болтовня в духе пост-модернизма, мол, у каждого своё мнение, — вы жестоко ошибаетесь. За своё видение прошлого люди готовы глотки рвать. Не мне вам рассказывать, у вас это происходит прямо перед глазами. Что на Ближнем Востоке, что в Украине.

Соответствие книг, кино или театра нашему пониманию историчности для нашей культуры императивно — мы почерпываем наши знания об истории из них. Укажи на тот факт, что Тарас Бульба очень неприятный и даже подлый человек — тебя не поймут. Ведь это как бы наша история. Которая обязана выглядеть позитивно и вдохновляюще.

С другой стороны, саму историю даже называющие себя профессиональными историками часто подают как нарратив, который больше напоминает фантазию, чем репортаж. И часто наблюдается удивительный парадокс. Если творца упрекают в несоответствии неким историческим фактам, то официального историка, напротив, могут и поощрить за творческую манипуляцию ими. В результате искусство меряют более жесткими историческими стандартами, чем саму историю. И всё бы ничего, но потом начинается политика, иногда со стрельбой.

Я категорически против стрельбы по причине исторического незнания, и хочу внести свою лепту, так как, видит Бог, никто особо её вносить не стремится, и по быстренькому рассказать откуда есть и пошла земля русская, и украинская, и вообще.

Конечно, из Африки. Но сначала скажем о том, по какому принципу работает человеческая миграция. Две составляющие: в одном регионе есть место и ресурсы, в другом — становится слишком тесно.

Мы живём в очень скученном мире и для нас теснота — это переполненный автобус. В древнем мире теснота — несколько гектаров на человека, причем только тех гектаров, где что-то росло и водилось. Когда рассказывают, что в Северной Америке на момент прихода европейцев жило порядка 100 миллионов человек, то есть всего лишь треть от современного населения, это вызывает смех. Охотники-собиратели так не плодятся, особенно с тогдашними технологиями, это цифры серьезно организованных оседлых цивилизаций с продвинутыми технологиями.

Тем не менее, когда лет примерно 40000 тому первые люди, которые до этого ещё лет так 40000 отрабатывали побережье Индийского океана аж до Тасмании, заявились и в Европу, у них имелось явное преимущество перед местными неандертальцами. Они были всеядны и не узко специализированы. Неандертальцы эволюционировали для жизни в экстремальных условиях ледникового периода и конкуренции с крупными хищниками. И как у всех крупных мясоедов потомства у них даже в лучшие периоды было немного из-за особенностей анатомии, гормонального баланса и доступности ресурсов. Что им лет так 300000 не особо мешало, так как у пещерных медведей и саблезубых тигров тоже популяции были не ахти как велики.

Да, ещё одна важна вещь в понимании истории и исторических процессов — количество народу. Скажем, по римским сообщениям, вандалы из Испании в Африку переправились всем скопом в количестве 80000 человек. Учитывая, что древние, как, впрочем, и некоторые современные авторы, считали своим долгом превысить количество бусурманов хотя бы вдвое, то это страшное полчище, которое вскоре захватит Рим, реально насчитывало, вероятно, где-то 40000 человек. То есть все вандалы, включая их союзников, женщин и детей, вполне могли уместится на трибунах футбольного стадиона среднего размера со всей своей скотиной. Это для наглядности.

Поэтому, когда мы представляем Европу на момент прихода человеков, которые тогда больше были похожи на австралийских аборигенов, чем на нас, то там водилось от силы несколько тысяч неандертальцев. Что, опять-таки, для популяции охотников-мясоедов вполне приличная цифра. Сапиенсов тоже было примерно столько же, но они были всеядны и в моменты благоденствия способны размножатся почти как кролики. Планета теплела, ледник отступал, и расплодившиеся люди просто по большей части вобрали в себя малочисленных аборигенов. Не то, чтобы народ тогда стеснялся убить чужака, но и без этого неандертальцы конкурировать не могли, и растворились в современных европейцах и азиатах, оставив о себе следы в человеческой ДНК.

Кстати, о ДНК. Недавние исследования показали странную вещь — если полагаться исключительно на современное прочтение, то и неандертальцы, и денисовцы (недавно открытый вид древних людей), и современные сапиенсы, имели темную кожу и темные волосы. Вот только у сапиенсов оказались голубые глаза. Что не совсем согласуется с другими данными и говорит об относительности самого анализа ДНК. Работы там непочатый край.

Итак, люди селятся в Европе и по всему миру. При этом они плодятся с переменным успехом и традиционная система семейных ценностей достигает своего экономического предела. То есть, тысячелетиями люди бродили семейными группками по 15-30 человек, пока было где. Но, видимо, условия жизни были прекрасными, и расплодившиеся и посветлевшие со временем люди, стали сталкиваться друг с другом всё чаще. Вероятно, устав от постоянного бития друг друга по голове, они сообразили, что пора кучковаться в более большие и организованные группы, в племена. Вот тут и начинает возникать культура, религия и, соответственно, этничность, когда достаточное, но не слишком большое, количество народу начинает жить сообща, вырабатывая в процессе языковые и физические особенности, признаки, которые не имеют никакого эволюционного значения, но невероятно важны социально. Ну, там, волосатость на лице, эпикантус и тому подобное.

И вот, где-то так 5000 лет до нашей эры в степях, растянувшихся от Днестра до, наверное, Алтая, но, главное для нас, что и на юге современной Украины, одна культура, названная по способу погребения ямниками, совершает прорыв. Она приручает лошадь, наряду с другими коровами и овцами.

Сегодня прирученный конь ни у кого не вызывает удивления. Но если посмотреть на это животное в его диком состоянии, то возможность и даже целесообразность его приручения покажется очень сомнительной. Пугливое, стадное животное, которое шарахается от всего, но при этом достаточно крупное, чтобы снести башку у зазевавшегося прохожего. Ездить на нем верхом, причем охлюпкой, — такого в голову никому не приходило. Это же чистое самоубийство! А вот запрячь в повозочку да с ветерком в трактир с цыганами и водкой — милое дело!

И вот эти ямники по сути создают современное смешанное сельское хозяйство, земледелие и животноводство, причем мобильное, на колесах. Отчего вырастают здоровыми до неприличия. Автор лично перелопатил сотни погребений данных товарищей, и должен признать, что сложены они были прекрасно и рост был 180 см и больше. В среднем они все были выше участников советской украинской археологической экспедиции средины 1980-х. С питанием у них вопрос был решен прекрасно. Понятно, что коль эти гренадеры плодятся, то им становится тесно. Но у них есть тягловые животные и колеса, они грузят скарб на телеги и подаются на все три стороны, кроме севера. И мы знаем примерно, кто они, что они, даже их примерную веру и язык. Их назвали по местам, куда они подались — индо-европейцы. Да, да, друзья, если вам так хочется считать себя древним народом, то вот они, ваши предки. Как и предки северных индийских народов, народов Афганистана и Пакистан, Ирана, Азербайджана, Швеции, Испании, Греции, буквально всех европейцев, за исключением, возможно басков.

Можно ли считать их первыми украинцами? Если очень хочется, то можно кого угодно считать кем угодно. Но тут такой вопрос — если я, скажем, панк по образу жизни и мышлению, являются ли мои родители и остальные предки панками по определению? Потому что этническая и культурная принадлежность прежде всего самоопределение. Вот у славных скифов по мере географического разброса наблюдаются очень разные антропологические градации, а культура одна. И если бы вы сказали алтайскому скифу, больше похожему на Ченгиз-Хана, что он не скиф, как его европейский коллега скиф, больше похожий на Марчелло Масторяни, он бы очень обиделся со всеми неприятными для вас последствиями.

И вот те ямники из степей двинули в поход. Северная Индия, Персия, хеттская империя, вот они. В Европе они растворили в себе сравнительно малочисленное местное население охотников-собирателей. Возможно, что и там аборигенов выкосила какая-нибудь оспа, которую неизбежно приносят с собой животноводы.

В очередной раз пришельцы расселяются по материку, укореняются по отдельным территориям и начинаю вариться в собственном соку, нарабатывая специфические культурные, языковые и физические отличия. Время от времени происходят массовые подвижки, подобно нашествию Народов Моря на Ближний Восток в конце 2-го тысячелетия до н.э., которые, если судить по «Илиаде» очень смахивают на тех же укротителей коней из Северного Причерноморья, уже освоивших мореходство. Но это не украинцы. Это данайцы, ахейцы, будущие древние греки. В общем, цивилизованная жизнь идёт на Ближнем Востоке и в восточной части Средиземного моря, куда время от времени наведываются кельты-галаты. А чем там занимаются прото-германцы с балто-славянами возле холодного Балтийского моря, никого не интересует.

До тех пор, пока железный век не распространяет новые технологии по всему обитаемому миру, и очередные климатические изменения не способствуют росту населения в Скандинавии, где этого железа валом. Оттуда также валом начинают выходить всякие готы с вандалами, и двигают на юг, в Херсонщину. А куда же ещё? Через славянские племена, которые жили не тужили в горизонтальной широкой полосе от примерно Киева до Силезии. Потому в полосе, что дальше их не пускали, а пойти навалять германцам на западе, или балтам на севере, или финно-уграм и тюркам на востоке, или скифам на юге, славянам не хватало ни числа, ни организации. Да не очень-то и хотелось!

У готов было и то, и другое, и желание, потому скифам пришлось проститься с Северным Причерноморьем, где готы устроились совсем неплохо в первые века нашей эры, попутно передавая славянам свою технологию и терминологию, прежде всего железный плуг. Славяне сказали «Danke schoen!» и стали плодиться и размножаться не хуже скандинавов, создавая предпосылки к очередному массовому исходу, как было принято в эпоху Великого переселения народов.

И тут удачно для славян с востока подоспели гунны! Готы и вандалы частично бегут на запад, частично присоединяются к завоевателям и уже с ними чешут на тот же запад. У финно-угров тоже происходят непонятные пока толком катаклизмы, и во многих районах современной России местное население тоже исчезает на какое-то время. Возможно, что очередной мор.

Исторически бывает, кстати, полезно попасть под мор первому. Особенно, если твоё племя незначительное и малочисленное, болтающееся где-то на периферии ойкумены. Пришла чума, скажем, в Урюпинск, и выкосила половину населения. Трагедия? Да, несомненно. В масштабах Урюпинска и окрестностей. Те же самые пропорции потерь в Киеве вызовут общий коллапс. Инфраструктура рухнет, цивилизация если не исчезнет, то значительно привянет. Но если чума стукнет сначала по Урюпинску, то пока Киев еще очухивается, выздоровевшие урюпинские уже оправились туда и деловито шныряют по опустевшим киевским подворьям в поисках часов и пианин.

Примерно такая картина получается и с древними славянами. Которых вообще-то зовут словянами, от слова «слово», но если нам так нравится по-масковски акать, то что тут поделаешь? Приходят гунны и гонят всех внятных противников в Европу. Сами гунны тщательно утюжат обе Римские империи, что не есть хорошо для имперских экономик. В конце концов азиатов останавливают, но ущерб-то нанесён. От Африки до Иллирии везде сплошные вандалы, аланы, свевы, везиготы, остготы, бургунды, не говоря уже о лангобардах, то есть длиннобородых, предков рок-группы «ZZ Top».

А в восточной Европе, откуда эти деятельные активисты отчалили, наблюдается относительная пустота и тишина. Которым немало поспособствовала Юстинианова чума, первая зарегистрированная (но не первая, конечно, вообще) пандемия, начавшаяся в 540 году и непонятно когда толком закончившаяся. Она скосила чуть ли не до половины населения империй.

И вот тут в 6 веке начинается экспансия славян как на полупустые земли Центральной и Южной Европы, так и на восток, в современную полупустую Центральною Россию. Но больше на юг, там теплее и больше плюшек.

Оказалось, что бороться с таким нашествием Византия не могла. Это больше напоминало вирусную инфекцию, чем вторжение. Славяне мелкими группками являлись на Балканы и занимали пустовавшие земли. Это от Атиллы и Алариха можно было откупится тоннами золота, у них была реальная власть и контроль. У этих же анархистов поначалу не было никакого централизованного управления и вести переговоры было просто не с кем. Гонять же отдельные семьи с их участков — никакой армии не напасешься. А цивилизованная армия стоит денег, причем немалых. Дошло до того, что властям Константинополя, чтобы избежать полной славянизации Эллады, пришлось импортировать в Грецию… греков с Эгейских островов и Сицилии.

А тут ещё разразилась долгая война с Персией, в которой обе стороны весьма подразорились и обессилили. И, как мы уже знаем, если по соседству начинается демографическая экспансия, то свято место пусто не бывает. Тут, как бы случайно, в гости к Византии и Персии с юга заглядывают арабы и начинается история Халифата.

Конечно, не все славяне искали себе на голову приключений. Некоторые умные оставались сидеть дома, на полке. Отсюда, видать, и название племен — поляне и поляки. Это всё ещё отдельные племена, среди прочих кашубов и древлян. Никаких украинцев или русских и в помине нет, и быть не может. А, скажете вы, но это же их предки! Ну, отчасти — да. Если не обращать внимание на образ жизни, мышление, верование, культуру и язык. Да, язык. Если язык 300 лет назад значительно отличался от современного, то можете представить, какой он был полторы тысячи лет назад? И без общего обязательного образования, притом. В каждом селе свой диалект и произношение. Несмотря на то, что в отличие от того же английского, славянские языки не претерпели таких кардинальных изменений, на слух вы бы точно древних полян не поняли. У них и звуков было побольше, и язык посложнее. Да, да, чем древнее язык, тем он, обычно, сложнее. Поэтому современный украинский действительно немного старше современного русского языка. Он слегка более сложнее литературного русского, как, впрочем, и южнорусские говоры. Современный английский же по сравнению со староанглийским — примитив. И ничего, спикаем, и будем спикать в обозримом будущем, так как значимость языка определяется не древностью рода, а наличием технологий, связанных с ним.

Итак, 6 -7 век, славяне расползаются от Дании и Франкии на западе до Оки на востоке и Греции на юге. На западе и юге под влиянием германцев, византийцев и булгар, славяне вынуждены оформляться в государственные образования. На востоке славяне по прежнему не особо парятся по поводу отсутствия державности, а просто исправно платят небольшую дань Хазарскому каганату и ждут президентских выборов в марте.

И тут можно сказать, что к 8 веку проклюнулись первые предпосылки современной украинской державности, если вы так на этом настаиваете. Сегодня это газопровод из Путина в Меркель, а тогда это был торговый путь из варяг в греки. Сначала это был путь из варяг в хазары, а из хазар в персы, через Волхов с Новгородом, да по Волге-матушке, но вышеупомянутые арабы слегка подпортили картину, удачно поднаваляв персам. Фокус перекинулся на газопровод-2, то есть Днепр. Там, правда, были пороги, как естественная таможня, за которыми следили хазары, зато выше порогов была не то, что пустота физическая, но пустота организационная.

Что вскоре замечают скандинавские варяги, такие из себя иногда пираты, иногда торговцы, в зависимости от ситуации и настроения. К 7 веку в Скандинавии происходит очередной технологический прорыв — они присобачивают к своим лодкам киль, что даёт возможность не держаться берега, а шнырят по открытому океану. И вскоре на этих плавучих тачанках начинают бороздить моря и грабить караваны, аки махновцы. К концу 9 века распоясавшиеся датчане почти забадывают франкскую империю самого Карла Великого, которому с трудом и по счастливой случайности удалось на время от них отбиться. Посему, когда в новгородский райсовет постучали бородатые дядьки с боевыми топорами и поинтересовались, мол, протекцию не желаете поиметь, новгородцы радостно и поспешно согласились. Звали ли их фюрера Рюрик, или как иначе, значения не имеет. В то время было предпочтительно иметь викингов на своей стороне, невзирая на имена. Что вскоре понял и сам король Франции, отдав этим сумасшедшим целое герцогство, получившее название по этнической принадлежности новых властителей норманнов — Нормандия.

Новгородские же норманны называли себя русь, и очень интересовались отжимом имущества, и вообще рейдерством. Очень быстро они подмяли под себя всю торговлю по Днепру, аж до Киева, города с явными хазарскими корнями, настолько приятный для глаза и коррупции, что за него варяги немного даже между собой подрались.

Попутно они разработали оригинальную бизнес модель на последующие 100 лет. Заключалась она в следующем. Как только у Византии возникали проблемы, а возникали они регулярно, в виде очередной гражданской войны или очередной войны с Персией, императору приходилось оставлять столицу и идти на разборки. Не успевала улечься пыль от удалившегося имперского войска, как под стенами Константинополя нарисовывались русише ладьи. Оттуда выскакивали дружинники очередного князя Аскольда, Олега или Игоря, и начинали радостно крушить окрестности. Нет, город они брать и не думали, эти стены были неприступны не только для малочисленных гоп компаний с Выдубичей, а и для настоящих армий настоящих держав. Бизнес план заключался в том, что рано или поздно терпению городских властей при виде разрушений и осквернений приходил конец, и им становилось дешевле откупиться от киевской гопоты, чем восстанавливать развалины. Разбогатевший князь лихо прибивал щит на ворота вместо подписи и буйная компания отчаливала домой делить куш.

Контроль днепровской торговли и вымогательство значительно укрепило положение киевских князей. Если чем-то они и напоминали современных украинских деятелей, так это слиянием личного бизнеса с политикой. Но вряд ли вам такая параллель подойдет.

После того, как скандинавы отжали у хазар и торговлю с Ближним Востоком, и контроль над местными славянским племенами, которым был не особо важно, кому платить дань, каганат захирел, поскольку кроме контроля газопровода, то есть торговых путей, ничего другого не производил. Тоже знакомо. Совместными усилиями русичи князя Святослава в союзе с тюрками-печенегами устранили конкурента, который принебрёг экономической диверсификацией. А князья ма Руси ещё какое-то время именовались по инерции каганами.

Свежий каган Святослав, приободрённый такими успехами, всё с теми же союзниками попытался повести экспансию и на юг и, если бы ему повезло, то Верховная Рада заседала бы сейчас в Болгарии. Но бывает и на старуху проруха. После первых удач Святославу карта идти перестала, и он начал огребать от всех, и булгар, и византийцев. От него стали отпадать союзники, так как кому сдался неудачливый атаман, и от них же он буквально потерял голову, когда печенеги решили получить хотя бы моральное удовлетворение от проигравшего князя у днепровских порогов, на его пути домой.

А как там русские и украинцы? Никак, ибо их ещё не существует. Есть всё те же славянские племена, которые постепенно интегрируются в феодальное образование русов. В феодальной иерархии язык и культура совершенно не играют значения. Ты копаешься на своём огороде, отдаешь часть боярину, и живи как хочешь. Ну, мне говорят, ведь князь на каком-то же языке говорил? Скорее всего говорил и не на одном. Другое дело, зачем ему было говорить на языке древлян и, собственно, о чем с ними говорить? О Витгенштейне? О творчестве Леся Подервянского? Чтобы лупить бабки с проезжих купцов и мотаться в Босфор приколачивать щиты на ворота, знание языка аборигенов необязательно. Можно и повелительными жестами обойтись. К тому же, вплоть до Святослава, это киевское княжеское сидение выглядело довольно таки временным, как в своё время сидение готов, в ожидании, пока не подвернётся что-то получше. Но с тех пор, как стольного града в болгарском Переяславе у Святослава не получилось, его наследнику Владимиру пришлось задуматься о будущем.

Владимиру, вместо управления торговой/рейдерской компанией «Рюриковичи», пришлось задуматься о построении державы, что тоже перекликается с современной Украиной. Что такое европейская феодальная держава того времени? Прежде всего единая церковь. Все эти волхвы и друиды сойдут, пока у тебя гремит экспансия, щиты прибиваются регулярно, а в результате регулярно поступает откупное золото. Экспансия русов явно уперлась в свои естественные границы и порыв затух. Теперь же приходилось оседать и уделять внимание политике и экономике, что обязательно создает проблем с подчиненными, которых нужно теперь мотивировать чем-то, помимо откупного золота. Необходима вертикаль и легитимность власти, которую хорошо даёт единая церковь. Иными словами, неплохо бы заиметь себе Томос.

Потом нам расскажут занимательную байку про выбор религии Владимиром, перекручивая и перевирая, но, скорее всего, выбора у него особого и не было. Политически и экономически имело смысл брать византийский товар, что и было произведено. Я, понятно, балаганю, поэтому не стоит понимать, что выбор был сделан расчетливо и цинично. Просто плотная связь с Византией давно влияла на распространение христианства в землях русов, и, вероятнее всего, крещение стало просто формальностью в крупных городах, где и так было полно христиан православного толка. Это подтверждает и то, что князья тут же начинают по средневековой традиции готовиться к концу света и связанных с ним неприятных явлений. Страшный суд страшен только для верующих. И эти верующие явно в него верили и страшились.

Ни русских, ни украинцев по прежнему там не видно, народ гуторит на племенных славянских диалектах. Князья, несмотря на то, что наши девчата самые красивые, упорно женятся династическим образом на скандинавках, немках, полячках, половчанках и гречанках. Что делает их типичными феодалами того времени, когда аристократия любой страны ближе к аристократии любой другой страны, чем к собственным смердам и холопам. Что наблюдается и до сих пор.

 На этом первая часть подходит к концу.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» вYoutube, страницу «Хвилі» в Facebook