Ни один курортный сезон в Крыму до недавнего времени не обходился от массовой информкампании о затопленном в украинских территориальных водах старом химическом оружии, которое вот-вот даст о себе знать. Однако после циничной оккупации Крыма Россией, эти разговоры прекратились в один момент. И теперь, проводя рекламную компанию о посещении крымских курортов, ни российское руководство, ни «новая» власть Крыма уже не желают вспоминать о существующей экологической опасности. А самое главное – не выделяют никаких средств на проведение работ по устранению этой опасности, что постоянно делалось во все времена украинской истории Крыма.

Осенью 2011 года, после жестоких ноябрьских штормов в Черном море, в СМИ России и Украины выплыла страшная новость: вдоль всего побережья Крыма лежат тысячи металлических бочек с боевыми ядовитыми веществами — ипритом и люизитом. В дальнейшем, к счастью, это не подтвердилось. Но информация о нахождении в акватории Черного моря вблизи Крыма боевых ядовитых веществ (БЯР) периодически появлялась на страницах СМИ.

История БЯР началась в 1941 году, когда на полуострове были сосредоточены огромные запасы химического оружия. В то время оружие не было эвакуированы из осажденного Севастополя и оно пролежало все 8 месяцев обороны города на специальном складе, в штольнях, пробитых в склонах Юхарин балки, на одном из аэродромов морской авиации.

Участник обороны Севастополя капитан 1 ранга в отставке Николай Титович Рыбалко, в годы Великой Отечественной войны – флагманский химик Черноморского флота, в своих неопубликованных мемуарах пишет о том, что осенью 1941 года «на аэродромы Крыма были поданы боевые химвещества для удара по врагу».

Когда в июне 1942 года враг начал последнее наступление на город, Рыбалко предложил командующему ЧФ вице-адмиралу Октябрьском срочно уничтожить боевые отравляющие вещества и химические авиабомбы. Для уничтожения боеприпасов были выделены шхуна «Папанинец», автомашины и матросы береговой обороны. В период с 27 по 29 июня 1942 в Казачьей бухте боеприпасы грузились на шхуну «Папанинец», которая выходила из бухты в открытое море на расстояние от нескольких сотен метров до километра и, сбросив груз в море, возвращалась и принимала на борт очередную партию. Операция завершилась 29 июня 1942, а на следующий день, 30 июня, в полдень немецкие войска захватили центральную часть города. Рыбалко не упоминает, сколько ядовитых веществ и авиабомб было сброшено в море. Известно только, что иприт и люизит, которым заправлялись бомбы, хранились в то время в бочках типа Л-100.

Кроме того, газета «Слава Севастополя» написала о том, что 13 июня 1942 у Минной стенки был потоплен санитарный транспорт «Грузия». В 1942 году, на конвой с «Грузией», находившийся в 45 милях к югу от мыса Айя, было сброшено около 150 бомб и восемь торпед. Тонущее судно почти отбуксировали в Севастополь, но при подходе к Минной пристани «Грузию» атаковали с бреющего полета пять самолетов противника. Две авиабомбы попали в машинное отделение и кормовой трюм № 4 с боеприпасами. Силой огромного взрыва корпус «Грузии» было разорвано пополам. Кормовая часть корпуса длиной около 40 метров быстро затонула с креном на правый борт, а через восемь минут исчезла под водой и носовая часть многострадального транспорта. В 1947 году судно подняли и нашли в кормовых трюмах артиллерийские снаряды, от которых исходил удушливый запах. «Грузию» отбуксировали в Казачью бухту и затопили на 20-метровой глубине. В 1956 году, из-за близости к правительственному аэродрому, санитарный транспорт решили снова перезахоронить. Носовую часть удалось поднять и отбуксировать далеко от берега, а корма так и осталась лежать в бухте. Когда из нее попытались извлечь снаряды, у матросов на коже появились язвы, характерные для поражения ипритом. По некоторым данным, среди фугасных снарядов ровными рядами были заключены сотни химических — калибра от 130 до 76 мм, а также бочки с ядовитым веществом, предназначенным для снаряжения авиабомб. Вот этот груз и перезахоранивали дважды вместе с останками «Грузии».

Согласно решению Потсдамской конференции 1945 года, все трофейное химическое оружие подлежало уничтожению. При этом, конкретные сроки, технологию и порядок уничтожения трофейных химических боеприпасов определено не было. Однако на заседании Военного директората союзников в сентябре 1945 года был принят документ, в первом пункте котором записано: «Уничтожить все запасы военных химических веществ, химических боеприпасов. Уничтожить, сжечь и потопить в море все средства химической войны».

Таким образом, первая, особенно мощная ликвидация химического оружия в СССР, происходила непосредственно после Второй мировой войны, в 1946-1950 годах. В этот период Советская Армия избавлялась от накопленных к тому времени уже лишних запасов химического оружия, к тому же в основном низкого качества.

Вторая волна уничтожения относится к 1956-1962 годам. В эти годы началось перевооружение — переход по химическому оружию с первого на второе поколение. Как и до, и во время, и после Второй мировой войны, не было надежного способа ликвидации отравляющих веществ. К тому же, сжечь десятки тысяч тонн БОР вряд ли возможно — их снова пришлось закапывать и затапливать …

Третья волна относится к избавлению от химических боеприпасов с ОВ первого поколения в 1970 года в связи с поступлением на склады первых партий боеприпасов с V-газом.

Наконец, последняя волна относится к 1980. Нужно отметить, что затопление БЯР проходили в Балтийском, Баренцевом, Белом, Карском, Охотском, Черном, Японском и, возможно, в других морях.

Где в Крыму купаться опасно.

Несмотря на исследования истории БЯР единых сведений о местах захоронения бочек в Черном море до сих пор нет. Но их нет не потому, что нет вообще, а потому, что они засекречены. В распоряжении МЧС Украины есть карты захоронений, но они требуют проверки и уточнений, поскольку за 70 лет на морском дне многое могло произойти. Как отмечает доктор химических наук Лев Александрович Федоров в своей публикации «Необъявленная химическая война в России: политика против экологии», районы затопления можно найти на морских навигационных картах, где эти места, как правило, шифровались под «свалки взрывчатых веществ».

Популярные статьи сейчас

На полках супермаркетов изменились цены на гречку и макароны

На Украину надвигаются дожди и похолодание: синоптики назвали дату

Россия использует блокаду экспорта зерна из Украины как средство ведения войны, – Бербок

В Украине вырос курс доллара на "черном рынке"

Показать еще

 

крым карта химического оружия

Бывшие минные поля и районы затопления взрывчатых веществ. Карта «Океанографического атласа Черного и Азовского морей». Фото сайта 2000.net.ua

Информацией о местах захоронений располагает министерство обороны Российской Федерации, и в 2011 году, когда информация о химическом оружии стала настоящей информационной бомбой, начальник крымского главка МЧС Александр Недобитков сообщил, что украинское правительство обратилось к российскому с просьбой раскрыть карты. Обращение эти были неоднократными, в том числе и на уровне президента Украины. Но карты от северного соседа Украины не дождалась, и места захоронения большей части опасных контейнеров, как и точное их количество, остались загадкой.

Общественности же известно о 11 места захоронения – три с половиной года назад информационное агентство «Новый регион» опубликовало отчет подрядчика, осуществлявшего поисковые работы — фирмы «Пирамис», где были указаны места и объемы захоронений около 500 контейнеров.

В 1989-1990 годах была проведена разведка, что позволило ускорить составление карты захоронений химического оружия. Сейчас уже обнаружены если не все, то подавляющее большинство мест, где затопили боеприпасы. Удалось заодно выяснить: это делали не только в осажденном Севастополе. К сожалению, не подтвердились оптимистические заявления некоторых специалистов, что иприт и люизит потеряли токсичность. Однако основная масса контейнеров и боеприпасов пока целы.

В ходе поисков обнаружена еще одна серьезная угроза: в непосредственной близости от химических боеприпасов на дне лежат морские мины, обычные бомбы и снаряды — их затапливали после окончания срока хранения. Они способны взорваться и разрушить контейнеры с «химией». Это одна из причин того, что откладывать с очисткой дна нельзя.

Особенно тревожно, что часть химических боеприпасов затоплена на мелководье – на глубинах до 20 метров. Химические контейнеры, затопленные на мелководье, может поднять со дна и выбросить на берег шторм силой 7 баллов. Очевидцы утверждают, что подобные случаи бывали.

Подтверждают такую информацию СМИ и еще одно исследование, которое выполнила специальная комиссия. С помощью комплекса «Поиск» обследована значительная часть черноморского побережья Крыма площадью 1500 квадратных километров. Выявлено 9 районов с затопленными контейнерами, в том числе 2 с затопленным химическим боеприпасами с общим количеством контейнеров — 428 единиц. В частности, согласно этим данным, 49 контейнеров находятся в море вблизи поселка Черноморское. У побережья Керченского пролива вблизи п. Эльтиген найдено 11 контейнеров. Одна единица химического боезапаса расположена в районе мыса Ильи в Феодосийском заливе. В районе мыса Опасный (побережье г. Алупка) сосредоточено 66 опасных контейнеров, около Ласточкиного гнезда (побережье близ Ялты) — 60 контейнеров, около мыса Сотера (побережье близ Алушты) — 70 контейнеров, мыса Каябаш (Балаклавская бухта) — 80 контейнеров с химией , в районе мысов Херсонес и Фиолент — 27 контейнеров, около мыса Лукулл (западная часть Крымского побережья) — 65 контейнеров.

 

Отчет о поиске химического оружия в Крыму

Согласно выводам комиссии, после расшифровки снимков из космоса точность координат захоронений химических веществ определена с точностью до 10-15 метров.

В Украине работала программа по поиску и консервации контейнеров с БОР. Несмотря на тяжелое экономическое положение — работы проводились. «Программа поиска и обезвреживания остатков химического оружия, затопленного в исключительной (морской) экономической зоне, территориальном море и внутренних водах Украины» была утверждена постановлением Кабинета Министров Украины от 25 ноября 1996 № 1415.

По состоянию на 31 декабря 2010 года фактически профинансировано 26,55 млн. грн., что составляет 55,37%. Действие государственной программы поиска остатков химического оружия, затопленного в море, было продлено до 2014 года.

Что ж будут делать с ядовитыми веществами «новая» крымская власть и помогут ли ей в этом российские руководители пока неизвестно. А пока не будет дан четкий ответ, то крымские пляжи так вряд ли наполнятся туристами из РФ.