Насколько глубок был геополитический разлом между «русским миром» Российской империи и «европейскими ценностями» империи Австрийской, мы ощущаем до сих пор. Самое ужасное, что этот разлом проходил по территории современной Украины.

Александр Исаевич Солженицын писал мне: «Создать роман-эпопею об украинской истории, наподобие «Красного колеса», невозможно, из-за неприятия населением Украины истории своей страны как единого целого…Многовековой раздел закончился не ментальной синергией, а войной – Галицкой битвой».

Сам факт, что украинская нация разделена на две части, служил поводом для возникновения конфликтов. Начальник австрийского Генерального штаба Конрад фон Хётцендорф  писал: «У нас нет возможности сконцентрироваться на балканской стратегии (война с Сербией – Прим. авт.), поскольку восточное направление, как мы ни пытаемся вычеркнуть его из основных приоритетов, притягивает основные силы Империи. Хотим мы этого или нет, но панславянская идея проявляется не в балканском вопросе (послужившем поводом к Первой мировой войне. – Прим. авт.), а в восточном вопросе (влияние на украинское население. – Прим. авт.)».

В конце ХІХ – начале ХХ века европейские монархи готовились к большой войне. Она разразилась в 1914 году и стала Мировой. После разгрома Австрии в Австро-прусско-итальянской войне 1866 года «лоскутная» Австрийская империя (в 1867 году переименованная в Австро-Венгрию) в военных и геополитических вопросах стала зависима от внешней политики основного союзника – Германии. Немцы, готовясь к войне на два фронта, (против Франции и Англии на западе и против России на востоке), настаивали на изменении основного вектора австрийской внешней политики с исторического – ­балканского, на национальный – украинский. Это приводило к открытой конфронтации с Россией, которая также стремилась к решению вопроса объедения украинских земель (как видим, вопрос объединения Украины возник задолго до печальных событий 1939 года), причем желательно военным путем. Конфликт из-за украинских территорий становился неизбежен. Под давлением Генштаба Германии в австрийском Генштабе был создан украинский отдел. Нет, он не занимался разработкой стратегических операций. Главной задачей отдела была подрывная работа среди населения Малороссии. Злостные украинофобы утверждают, что работой этого отдела руководил профессор Михаил Грушевский, и главной его задачей было создание украинского языка. Но бред мы комментировать не будем, просто так к слову.

Однако окончательно отвернуть своего союзника от балканских проблем Германии так и не удалось. Тем не менее, Генштаб Австро-Венгрии разрабатывал операции на Украине именно в интересах Германии.

С учетом наличия Польского балкона, разделяющего немецкие армии в Пруссии и австро-венгерские в Галиции, австрийцы имели на Восточном фронте два оперативных направления: восточное – на Украину, и северное – в Польшу. На каком из этих направлений сосредоточить основные силы? По логике, главная угроза– с востока, там дислоцируются войска мощнейшего российского Киевского военного округа, там Одесский военный округ, там внутренние коммуникации Российской империи. Но союзнические обязательства притягивают австрийцев к северному оперативному направлению – удар в Польше необходим, чтобы оттянуть русские части от Кенигсберга, в случае выполнения германским Генштабом плана фельдмаршала Шлиффена, при котором 7/8 германской армии планируется бросить против Франции.

Возглавив австрийский Генштаб в 1906, Конрад фон Хётцендорф был на распутье. Было понятно, что без поддержки Германией Австро-Венгрия неспособна вести войну с огромной российской армией. Но наступление на север в Польшу, на чем настаивали немцы, оставляет неприкрытой Украину, борьбу за которую сами же немцы навязывали австрийскому Генштабу. При этом у России тоже есть союзник, граничащий с Австро-Венгрией – Сербия. Переброска войск с сербского на польское или украинское направление операция длительная. Как поступить? Где держать основную массу войск? Как узнать планы русских?

Понимая триединство задач австрийского Генерального штаба, Генштаб Российской империи вынужден был решать целый ряд вопросов: куда перебрасывать войска из глубинных округов? На Украину, в Польшу или к границам Пруссии? Ведь если «австрияки» начнут наступать на Украину, можно нанести им удар в тыл из Польского балкона.

 

Начальник Российского генштаба генерал Яков Жилинский был уверен, что знает ответы на все эти вопросы. Он докладывал царю: «Австрийцы будут наступать на Киев. Украинский вопрос для них приоритетный». Откуда в российском Генштабе узнали об этом?

В 1903 году российской разведке удалось завербовать начальника контрразведки австрийского 8-го (Пражского) армейского корпуса Альфреда Редля. История темная и грязная. Редль был гомосексуалистом и сифилитиком, и боясь разоблачения, он согласился сотрудничать с русскими. Редль передавал данные по Украинскому отделу австрийского Генштаба. Сдал шпионские сети австрийцев в Петербурге и Киеве. План разгрома Сербии. Но главное – стала понятна общая стратегия австрийского Генштаба. Сначала планировалось стремительно вывести из войны Сербию, после чего наступать на Украину. Был в планах австрийцев и психологический аспект.

Солженицын отмечал: «Учитывая антироссийские настроения в Галиции Хётцендорф и Кробатин (военный министр Австро-Венгрии. ­Прим. авт.) рассчитывали на стихийное возникновение партизанской войны на Украине. «Москали идут» ­– это серьезная угроза. Нет, не для Австро-Венгрии, для всего европейского уклада жизни. А введение в Украину безмолвных хорватов и злобного венгерского ополчения ­– гонведа (Солженицын перефразировал австрийского фельдмаршала Бороевича фон Бойна, который говорил: «Мои войска состоят из безмолвных хорватов и злобного гонведа». – Прим. авт.) могло привести к тому, что украинцы бы «осознались» бы в том, что православие им ближе гонведа.

Популярные статьи сейчас

Украинцам "простят" часть долгов за коммуналку: что нужно знать

Ляшко анонсировал новую стратегию борьбы с COVID-19 во второй волне

Украинцев предупредили об аномальной погоде летом

Изнасилование в Кагарлыке: бывший муж потерпевшей раскрыл новые детали дела

Показать еще

Россияне провоцировали австрияк на боевые действия в Украине. Но в тот исторический момент судьбу страны решили шпионские страсти».

В 1913 году Редль был разоблачен австрийской контрразведкой. Классика ­– отследили поступления средств на его банковские счета. К этому времени Редль, не без помощи русских, стал начальником агентурного отделения разведывательного бюро австрийского Генерального штаба. Редль застрелился, но австрийцы поняли: вся оперативная информация австрийского Генштаба известна русским. 

Обидно, особенно если учесть, что германский шпион в России, возможно, это был полковник Сергей Мясоедов, уже передал основную идею развертывания русских войск на границах Австро-Венгрии.

Еще за год до смерти Редля бывший Председатель Государственной Думы Российской империи Александр Гучков, в газетах «Вечернее время» и «Новое время» обвинил Мясоедова в шпионаже в пользу Германии. Мясоедов вызвал Гучкова на дуэль. Мясоедов промахнулся, Гучков демонстративно выстрелил в воздух.

Солженицын считал что: «Впервые русское общественное мнение как бы получило официальное подтверждение немецкого влияния в высоких правительственных кругах. Позиция Гучкова, по видимости, полностью оправдывалась. Всё было подготовлено для решительного выражения недоверия правительству. Нельзя говорить о том, что именно Мясоедов был резидентом германской разведки. Как нельзя утверждать, что Редль был резидентом российской разведки в Вене. История о том, что Мясоедов был любовником жены Сухомлинова (Владимир Сухомлинов – военный министр российской империи. Прим. авт.) вообще на совести американских писателей. Дело Мясоедова пытались замять, но оно всплыло, когда это потребовалось (Мясоедов был приговорен к смертной казни в марте 1915 года. Сухомлинов был арестован, но вот занятный исторический факт, косвенно подтверждающий вину Мясоедова – отпустить Сухомлинова из-под стражи и закрыть дело распорядился… Ленин. Прим. авт.). Австрия и Россия вынуждены были начать Первую мировую войну, имея импровизированный план операций».

Австрийцы решили наносить основной удар на север – в Польшу, где, как им было известно, концентрировались две русские армии из глубинных округов. Подобная стратегия привела к тому, что на территории современной Украины австрийские войска вынуждены были отступать до рубежа реки Сан, чтобы сомкнуть фланги со своей атакующей группировкой.

Солженицын писал мне в частной переписке: «Еще не успела начаться Первая мировая война, а австрийцы психологически оставили Галицию. Конечно, сыграл роль шпионский скандал. Но Вы посмотрите, какие грандиозные последствия в сознании людей – сформировалась западная граница будущего украинского будущего государства. И ни Горлицкий (1915 год. – Прим. авт.) ни Брусиловский (1916 год. – Прим. авт.) прорывы, ни Гражданская, ни Вторая мировая войны, не смогли изменить всеобщего ощущения того, где находится западная граница Украины. Так мистически коряво два государства породили одно новое».

Facebook автора