20-21 января Сенат США начал рассматривать по сути дело об импичменте против президента США Дональда Трампа. У нас в СМИ делают вид, что очень подробно следят за этим процессом, будто бы сам факт фигурирования там слова «Украина» даёт основания говорить, что мы на это как-то влияем. Но об Украине я написал отдельно в конце статьи. Сперва, хочу всё же вернуться в Сенат.

Документы по импичменту передали в Сенат ещё в декабре 2019 года. Дональда Трампа обвиняют по двум статьям: злоупотребление властью и препятствование работе Конгресса. После голосования, Конгресс ушёл на праздники, и вот наконец началась долгожданная битва за импичмент уже в верхней палате американского парламента. Началась эта битва с мелкого, но очень важного, боя за правила процедуры.

Первый день заседания длился целых 12 часов. Всё это время сенаторы спорили между собой, пытаясь определить правила регламента, который будет работать во время судебного процесса по импичменту. Я напомню, что согласно американским законам, когда импичмент переходит в Сенат, то последний по факту играет роль суда, в котором есть сторона обвинения и сторона защиты, а сенаторы являются присяжными. В конце процесса, Сенат должен вынести решение – обвинительный или оправдательный приговор, что очень похоже на работу любого судебного органа.

Сторону обвинения в этом процессе представляют семеро делегатов Палаты представителей США, включая главу комитета по вопросам разведки Адама Шиффа (того самого, кто руководил импичментом в Палате представителей). А сторону защиты подобрали весьма колоритную: бывший адвокат президента Билла Клинтона, защищавший его в деле Моники Левински, Кеннет Старр, одиозный профессор Гарвардского университета крайне-правых национал-консервативных взглядов Алан Дершовиц и юридический советник Белого Дома Пэт Чипполоне.

Ещё перед самым началом процесса, юристы Белого Дома и сторона защиты Дональда Трампа в своём письменном обращении к Сенату призвали немедленно принять решение об отказе в рассмотрении дела как такового, ссылаясь на то, что президент США никаких законов не нарушал, его действия импичменту не подлежат, а сам процесс сфабрикован и конституционно ничтожен. Иными словами, планку представители Трампа поставили очень высокую, сразу же показав, на какой результат они ориентируются, и как относятся к импичменту.

Основная борьба в первый день рассмотрения дела по импичменту велась вокруг регламента. И закончилась она, ожидаемо (с учётом наличия республиканского большинства), в пользу республиканцев. Демократы надеялись склонить на свою сторону 3-4 сенаторов-республиканцев, что обеспечило бы им большинство для установления выгодных правил процедуры, прикрепления к делу новых доказательств по импичменту, запроса документации из госорганов и вызова ключевых свидетелей. Но сделать это им не удалось. Все 8 поправок в регламент, предложенные демократами, были поочередно отклонены республиканцами. Голосования проходили по жёстким партийным линиям. Чтобы не расписывать долго, вот основные инициативы демократов, которые вчера были «завалены» республиканцами в Сенате:

  1. Обязать Белый Дом передать Сенату документацию, связанную с решением администрации Трампа заморозить военную помощь Украине в размере $ 391 млн. летом 2019 года;
  2. Обязать Белый Дом передать Сенату документацию касательно всех возможных расследований против бывшего вице-президента США Джо Байдена и его деятельности в Украине;
  3. Вызвать на слушания в Сенат ключевых свидетелей, включая экс-министра энергетики Рика Перри, бывшего советника по нацбезопасности Джона Болтона, и.о. главы аппарата Белого Дома Мика Малвэйни, госсекретаря США Майкла Помпео и других чиновников администрации.

По сути, единственной победой демократов стало согласие Сената на то, чтобы предоставить сторонам по 24 часа в течение 3 дней (а не двух, как предлагалось изначально) для подготовки и изложения вступительных аргументов. Республиканцы специально старались уменьшить временные рамки на изложение аргументов, дабы вынудить демократов выступать весь день, лишь бы успеть за двое суток. Это означало бы, что аргументы заслушивались бы и после полуночи, когда никто это заседание по телевизору уже смотреть не будет. По сути, это была попытка отсечь демократов от прайм-тайма. Но в итоге, решили договориться и установить порядок в три дня по 24 часа, который действовал ещё во время рассмотрения импичмента Билла Клинтона. Ключевую роль в оказании давления на руководство республиканцев в Сенате сыграли двое сенаторов из их партии, выступившие такой позиции главы большинства Митча МакКоннелла. Вероятно, не желая, чтобы импичмент начинался с раскола в среде республиканцев (bad publicity и всё такое), МакКоннелл всё же пошёл на уступку.

Кроме того, демократам и республиканцам удалось договориться, что доказательства, собранные Палатой представителей по импичменту, будут вноситься в систему автоматически, а не голосованием. Эта договорённость в принципе логична, ведь если бы республиканцы проголосовали за то, чтобы отбросить все, чем занималась Палата представителей последние несколько месяцев, то не получится даже минимальной видимости процесса.

Ещё одним весьма странным правилом регламента стало предоставление жюри присяжных в общей сложности 16 часов, чтобы они смогли задать свои вопросы сторонам обвинения и защиты. Учитывая, что в Сенате 100 человек, получается, что у каждого будет всего 9-10 минут на то, чтобы задать все свои вопросы по импичменту и аргументации сторон.

Одним из самых скандальных стал момент с необычно жёсткими ограничениями для журналистов. Сенат запретил журналистам и всем участникам процесса пользоваться какими-либо электронными устройствами, фотографировать (некоторые издания прислали художников скетчей) и даже подходить к сенаторам на перерывах в здании Капитолия со своими вопросами. Журналистов разместили в отдельном пресс-руме, дабы они не мелькали в коридорах и холлах между заседаниями Сената. Это вызвало возмущение у медиа-сообщества. Более 50 американских СМИ написали официальное обращение к Конгрессу с требованием снять эти ограничения, утверждая, что они нарушают Первую поправку к Конституции США о свободе слова.

Одной из линий фронта для республиканского большинства стал вопрос вызова свидетелей. Хотя они и отклонили поправку демократов о немедленном вызове свидетелей типа Болтона и Помпео, Сенат всё ещё может голосовать за то, чтобы вызывать конкретных людей. Но республиканцы специально затягивают с этим. Это связано с их запретом сенаторам пользоваться телефонами, делать что-либо, не связанное с процессом импичмента или заниматься фандрейзингом или предвыборной кампанией. Не забываем, что в Сенате сидят кандидаты в президенты от демократов Берни Сандерс, Элизабет Уоррен и Эми Клобучар, которые уже приостановили свою агитационную деятельность из-за импичмента. И чем дольше будет длиться этот процесс, тем больше они от него устанут, и не банально на захотят вызывать свидетелей и долго заслушивать их комментарии. По крайней мере, на это рассчитывают республиканцы, прекрасно зная, что уже в начале февраля у демократов пройдёт первый раунд праймериз в штате Айова.

Первый день работы Сената по импичменту показал всё то, что ожидали многие – процесс будет крайне политизированным, а стороны будут пытаться тянуть одеяло на себя, пользуясь импичментом в предвыборных целях. Республиканцы хотят завершить всё уже к февралю. Им не выгодно тянуть с импичментом, ибо это не очень хороший фон для выборов, который, к тому же, отвлекает администрацию от насущных вопросов внутренней и внешней политики. Для демократов ключевое – это вызвать свидетелей, максимально раскрутить факты, полученные по импичменту совсем недавно от того же Льва Парнаса (бизнес-партнёра Джулиани), и комментарии той же Счётной палаты США, которая прямо обвинила администрацию в нарушении закона, когда была заморожена военная помощь Украине.

Стоит отметить, что тут не идёт речь о том, что кто-то нарушает какие-то правила или законы. На самом деле, та партия, которая имеет большинство в Сенате, может свободно определять регламент того же импичмента. Поэтому, с формальной точки зрения, республиканцы, голосуя за те или иные ограничения, ничего особо не нарушают.

Популярные статьи сейчас

Китайский посол в Москве раскрыл карты Пекина

Ксения Собчак и буква Z: что о своей вине не понимают «хорошие русские»

АЗС снова обновили цены на бензин, дизтопливо и автогаз в Украине

Нафтогаз рассказал, когда украинцам ждать платежки за газ

Показать еще

Да, с морально-этической точки зрения и с позиции конституционного духа, республиканцы (да и демократы тоже) своими действиями дискредитируют Сенат и убивают систему сдержек и противовесов. Однако это происходило очень часто за последние 40 лет, и узкие политические интересы не редко становились главнее, нежели интересы государственные, или какая-то неочевидная для многих проблема стабильности институционально-ценностного строя США. Для того, чтобы понять, в чём глубинная проблема данного процесса импичмента (нет, не в Трампе или в республиканцах), достаточно сравнить импичмент сейчас и аналогичный процесс по Клинтону 20 лет назад. Если тогда демократы и республиканцы, при всей партийной предубеждённости, общались между собой, проводили консультации, апплодировали друг другу во время голосований, то сейчас всё это, кажется, уже история. Политики больше работают на камеру, диалога между руководством демократов и республиканцев в Сенате практически нет, а участники процесса до последнего не знают, какими будут правила процедуры, предпочитая оставить это на откуп руководителям.

В ближайшее время главной интригой будет битва за свидетелей и доказательства обвинения. С учётом последних откровений Льва Парнаса (о том, что Трамп знал обо всём, что происходило вокруг Украины, о вовлечении в этот процесс ряда конгрессменов-республиканцев, о незаконной слежке за Мари Йованович в Киеве), демократы будут изо всех пытаться вызвать нужных им свидетелей, дабы придать процессу побольше серьёзности и легитимности. В ответ, республиканцы будут делать всё, чтобы затянуть вызов людей или обменять одних свидетелей, нужных демократам, на других, нужных республиканцам, например – Джо Байден, его сын Хантер или анонимный информатор ЦРУ, с которого и начался скандал вокруг импичмента.

А теперь пару слов об Украине. В этом процессе Украина не имеет никакого веса. На время импичмента сомнительно, что произойдёт какая-то полноценная встреча между Дональдом Трампом и Владимиром Зеленским, не говоря уже об официальном визите. Американцы будут избегать Украинцы и украинцев, пока идут хайповые для всех разборки дома. Возможности начать осторожно выстраивать диалог с нуля (да-да, именно с нуля, доверие своё мы уже подорвали) появятся только в конце февраля – начале марта. Однако и это скорее позитивный прогноз. Украине стоит вообще воздерживаться от активных переговоров с США до конца избирательной кампании, а затем уже выстраивать полноценные отношения с учётом новой политической конфигурации в Вашингтоне.

Дело с импичментом не только подорвало доверие между двумя странами, продемонстрировало полную неспособность украинского правящего класса к стратегическому мышлению, но и вскрыло все основные проблемы, которые есть у США и Украины. Нашей стране повезло, что в результате скандала вокруг импичмента не исчез двухпартийный консенсус по поводу поддержки Украины в противостоянии с Россией, что стало бы полной катастрофой. Однако главный вызов для Украины на американском направлении – это даже не импичмент или отсутствие встреч с Дональдом Трампом, а практическая и смысловая ограниченность двусторонних связей.

Несмотря на многолетнюю публичную браваду о том, что США – это «стратегический союзник» Украины, наши отношения характеризуются крайней ограниченностью, узостью интересов, низким уровнем доверия и отсутствием полноты практического сотрудничества. По сути, всё, на чём держатся позиции Украины в глазах американского истеблишмента – это фактор «безопасности». Они рассматривают Украину (подчёркивая это во всех возможных документах) как важную опору в их международной системе по сдерживанию своих глобальных конкурентов, в данном случае – РФ. Мы для США – буферная зона, бастион сопротивления российскому влиянию в Центрально-Восточной Европе, арена для прокси-конфликта, если надо. Больше за этим ничего не стоит, если отбросить всякого рода моральные, ценностные и идеологические реляции о «центре революционной демократии», которые служат скорее утешителем для правящего класса и фундаментом для внутриполитического мифа о «стратегических союзах» Украины. К сожалению, отношения с США не имеют ни сильного торгово-экономического, ни научно-технологического, ни образовательно-культурного или гуманитарного измерений. Даже в сфере образования основной процесс, происходящий между двумя странами – это массовая эмиграция украинских молодых специалистов в США, которые имеют лучшие ВУЗы в мире и возможности для роста каждого человека, у которого есть мозги, деньги и воля. В энергетике, куда Украина уже много лет пытается затянуть США, никаких изменений серьёзных не произошло, за исключением всяких мутных, теневых схем неформального характера, которые никакой выгоды украинскому населению или государству не приносят, лишь отдельным субъектам внутренней политики.

А какие могут быть иные схемы, если Украина и рассматривается в США как страна третьего мира, где коррупция, взятки, схемы, теневые сделки – это часть политической системы, основа социальных взаимоотношений, фундамент публичного и глубинного государств, правила игры, по которым ты либо играешь, либо валишь отсюда. Собственно, импичмент впервые вывел вот эту болезненную для нас истину в публичное пространство, когда эти темы обсуждались на слушаниях Конгресса и на американских ток-шоу. Поэтому, не стоит вообще думать о том, что мы можем или не можем сделать в контексте импичмента Трампа. Проблема отношений США и Украины – куда более широкая, глубокая и комплексная. Импичмент и битвы в Сенате, которые я описал выше, особенного отношения к этому не имеют, кроме того, что могут показать, как красиво играют в политические игры в самой развитой стране планеты. Поэтому, Украине надо перестать жить мифами, фантазиями и иллюзиями о США, Европе или других странах, с которыми у нас «стратегические отношения», и которые готовы впрягаться за нашу многострадальную родину вот просто так. Пора играть во взрослый прагматизм и начать выстраивать отношения на базе взаимной выгоды и взаимного доверия, а не хотелок и желаний узкой группы людей, которые их же навязывают массам через СМИ.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook