Украина должна осознать, что Европа возвращается к изоляционизму

Илия Куса, Владислав Сердюк, Украинский институт будущего "Хвиля"
Украина должна осознать, что Европа возвращается к изоляционизму

23 – 26 мая 2019 г. граждане стран-членов ЕС пойдут выбирать национальных представителей в Европейский парламент. Надвигающиеся майские выборы многие политические аналитики как в Украине, так и за её пределами называют «роковыми», поскольку в данный момент Европа переживает возможно самый трудный период её новейшей истории. Если читателю не внушает доверия мнение политических обозревателей относительно важности предстоящих выборов, то следует добавить, что такого мнения придерживается также президент Франции и, что парадоксально, представитель либералов Эммануэль Макрон.

Говоря о элитах старого (либерального) порядка стоит заметить, что они не просто отказались отвечать на вызовы современности, но даже перестали понимать требования и просьбы своих граждан. Последний текст Эммануэля Макрона о будущем ЕС свидетельствует лишь о том, что Европа оказалась в «тупике». Макрон констатирует наличие кризиса у существующей модели ЕС, но продолжает до последнего её защищать. Он также признает адекватность программных постулатов своих непосредственных оппонентов, поскольку сам готов взять их на «вооружение» (например, закрытие границ ЕС, то есть предательство либеральной политики мультикультурализма и рассматривание иммиграции в категориях безопасности).

Нелегальная иммиграция, терроризм, экология, надвигающийся экономический кризис, растущее социальное неравенство, «Брекзит», безработица среди молодежи – это всё проблемы, приобрётшие критическую массу благодаря доминированию либерального порядка[1]. Нынешнее руководство ЕС не видит выхода из сложившейся ситуации. Многочисленные конференции, посвященные ряду перечисленных выше проблем, лишь констатируют наличие оных, но не предлагают ничего, принципиально нового для их решения. Естественно, в результате начинает наступать «коррозия» существующего порядка, а вместе с ней рост политической нестабильности.

Глупо было бы ожидать, что граждане ЕС смирятся с таким положением дел и просто «позабудут» о существующих проблемах. Радикализация взглядов избирателей является вполне адекватной реакцией на отказ «мыслить» со стороны нынешнего руководства союза. Не менее естественным было повсеместное появление на европейской политической арене разного рода евроскептических, правых партий, желающих «поживиться» на беспомощности нынешних элит.

Национал-популисты не предлагают ничего радикально нового, но в восприятии избирателей хотя бы имеют какие-то пути выхода из сложившегося кризиса, а значит, за неимением альтернативы, прислушаться следует именно к ним. Закрытие внешних границ, урезание политических компетенций ЕС, возврат к национальным проектам. Казалось бы, всё это уже знакомо мировой истории и иногда даже не с самой приятной стороны. Но сегодня эти программные постулаты вновь находят популярность среди граждан ЕС, о чём свидетельствуют растущие рейтинги правых европейских партий. Ведь никто не станет отрицать, что начиная с 2015 г. по Европе вновь шагает очередной «призрак», но уже не коммунизма, а национал-популизма.

Восхождение национал-популизма на европейском континенте – апофеоз вышеописанного глубинного культурно-исторического и философско-политического кризиса Евросоюза, наслаивавшийся десятилетиями на фоне обострения глобальных проблем. Начало очередной волны научно-технического прогресса и смена поколений лишь усугубили проблему, и ещё больше загнали в тупик существующую модель представительской демократии и «государства всеобщего благосостояния» (welfare state). Перед лицом надвигающихся мировых проблем и нагнетания политической обстановки, люди склонны отдавать свои судьбы в руки многочисленных политических авантюристов и демагогов, предлагающих простые решения сложных проблем. И чем больше проблем падают на голову населения, тем больше запрос на лидеров, вождей и даже военачальников, способных волевыми решениями вывести свой народ из шторма.

В Украине в связи с внутренней всеобъемлющей президентской гонкой, внимание на майские выборы в ЕП обращают лишь ситуативно, периодически вспоминая о том, что нас потенциально ждет. А очень зря. Многочисленные, существующие прогнозы показывают, что новому президенту Украины и будущему парламенту придется «несладко», если речь идёт об отношениях с ЕС. Если говорить во вступлении обобщенно и с неким непростительным упрощением, то евроскептические силы в большинстве своём являются сторонниками сотрудничества будущей Европы с РФ. Тот же министр внутренних дел Италии и лидер «Лиги Севера» Маттео Сальвини, находясь 9 января в Варшаве, подтвердил свои сомнения относительно эффективности наложенных на Россию экономических санкций[2]. Это также подразумевает наличие сомнений у итальянского руководства касательно нынешней проукраинской политики европейского руководства. Похожего мнения придерживается одиозная Марин Ле Пен, лидер французской евроскептической партии «Национальное объединение»  (до ребрендинга она называлась «Национальный фронт»). Или руководство немецкой праворадикальной партии «Альтернатива для Германии». Этот список можно продолжать долго, но необходимо признать следующий факт: под угрозой находится дальнейшая евроинтеграция и сотрудничество Украины с ЕС, которые имеют стратегический приоритет для нынешней власти.

Если говорить предметно, то существующая социология прогнозирует значительный рост присутствия евроскептиков в Европейском парламенте. Возьмём для сравнения социологические исследования, датируемые 25 мая 2016 г., 2 мая 2017 г. 10 августа 2018 г. и самые свежие, проведенные 24 февраля 2019 г.

Три последних исследования берут во внимание надвигающийся «Брекзит», а потому кол-во мандатов указано без учета Великобритании. Первая социология прогнозировала следующий расклад сил:

Начиная от 2016 г. социологические исследования «выхватили» тренд роста популярности правых сил и падения рейтингов либеральных политических партий[3]. Другие исследования проведенные в тоже время были не настолько смелы, если речь идет о прогнозируемом кол-ве мандатов у «Европы Наций и Свобод» (ENF). А потому можно сделать предположение, что эти данные были несколько завышены. Другие исследования в своём большинстве предполагали, что ENF может рассчитывать на 50-60 мандатов, что все равно фиксировало рост[4] [5] [6].

 

Что могло послужить причиной такой активной динамике в рейтингах евроскептиков?

Террористические атаки, которые на тот момент стали частью европейской повседневности, а также пережитый в 2015 пик «миграционного хаоса» оставили «триггеры» в сознании электората, которые стали частью политической повестки правых сил. «Триггеры» возникали в головах избирателей неслучайно. Такие политики, как премьер-министр Венгрии Виктор Орбан осознанно шли на эскалацию миграционного кризиса, ставя на границе солдат против беженцев и обтягивая периметры колючей проволокой. Эти кадры однозначно оставили след в коллективной памяти граждан, а потому на их негативных эмоциях еще долго можно «играть».

Но даже с учётом несколько завышенных данных, растущие рейтинги евроскептиков становились раз за разом подтверждающимся фактом. Взять хотя бы во внимание социологическое исследования проведенное ровно через год после представленного выше. Оно демонстрирует Европейский парламент с учётом «Брекзита», который, кстати, вполне вероятно частично повлиял на настроения избирателей[7].

В нём было отчетливо видно, что евроскептическая политическая группа «Европа наций и свобод» (ENF) продолжает расти в силе, а все остальные фракции за исключением «Альянса либералов и демократов» (ALDE) теряют мандаты. Помимо радикальной смены политических предпочтений (от либерализма к национализму), можно также наблюдать внутреннюю миграцию либерального электората. Важно также добавить, что в апреле-мае 2017 г. на президентских выборах во Франции победил Эммануэль Макрон, который временно дал «новое дыхание» либералам. Его политическая сила «En Marchе» на тот момент декларировала желание стать частью «ALDE», что позволяет объяснить рост присутствия у данной фракции в указанной выше социологии.

Третье исследование было проведено, как раз в момент, когда в ЕС начались активные конфликты между Варшавой и Брюсселем. Если говорить кратко, то основные претензии Брюсселя в отношении Варшавы заключилась в проведенной польской судебной реформе, которая противоречила демократическому разделению властей и частично делала суды зависимыми от исполнительной власти. Защищаясь от нападок Брюсселя, правительство РП заявляло о том, что ЕС не имеет права вмешиваться во внутренние дела государств, особенно, если они касаются судебной власти. Таким образом, этот конфликт превратился в борьбу классического, национального государства и возможного супер-государства. Победа одной из сторон в данном антагонизме сулит созданием юридического прецедента способного повлиять на исход в похожих делах в будущем. На сторону Варшавы в данном конфликте однозначно стали Будапешт и Рим, а также другие представители евроскептического блока. Результаты социологии демонстрировали стабильные позиции правых сил и появление новых политических сил, которые еще не примкнули ни к одной из фракций[8]:

Как выяснится позже, эти ново-созданные партии будут декларировать правые взгляды и склоняться к сотрудничеству с евроскептиками. Этот сценарий отлично раскрывают самые свежие социологические исследования, которые показывают, что все национал-популистские и консервативные партии Европы приближаются к заветному 1/3 кол-ву мандатов, позволяющему всячески утруднять функционирование Европейского парламента[9]:

По их результатам правые партии могут рассчитывать на 179 мандатов в следующем созыве. Данные результаты высчитывались следующим образом: к числу евроскептиков добавили консерваторов, анти-системщиков и правых. Таким образом, даже их ситуативное сотрудничество позволяет рассчитывать на достаточно крупный результат. Но со дня публикации данных результатов прошло совсем немного времени, а ситуация уже обещает измениться и дать евроскептическим силам еще минимум с десяток дополнительных мандатов.

 

 

Национал-популистский интернационал

Выступая на конференции в Генуе, посвященной внешнеполитическим вызовам, премьер-министр Италии Джузеппе Конте рассказывал о необходимости снятия санкций против России, наложенных после оккупации Крыма в 2014 году. Отвечая на вопросы журналистов по этой теме, глава правительства прямо заявил, что официальный Рим «работает» над тем, чтобы Евросоюз снял антироссийские санкции.

Заявления Конте отражают тревожные для Украины тенденции в Европе, напрямую связанные с восхождением национал-популизма в преддверие выборов в Европарламент. Не для кого не секрет, что правящая уже почти год правая коалиция в Италии открыто выступает против противостояния с Россией, продвигая идею нормализации отношений с Москвой и расширения торгово-экономического сотрудничества. Мотивация итальянцев довольно проста: в условиях кризиса глобального лидерства и экономического упадка, конфронтация с РФ лишь повышает риски, и наносит скорее вред самой Италии, чем приносит какую-либо пользу.

Безусловно, в Украине такой тезис зачастую воспринимают, как говориться, «в штыки»: мол, как это так, европейцы не видят очевидных угроз, исходящих из России и готовы дружить с агрессором. К сожалению, реальность такова. Для Италии, утопающей в колоссальных финансовых проблемах, пытающейся провести реформы в банковском секторе и найти себя среди потрескавшихся политических систем старого порядка, противостояние с Россией из-за Украины не является приоритетом. Правая коалиция «Лиги Севера» и «Движения 5 звёзд» пришла к власти на волне анти-иммиграционной риторики, националистической повестки и евроскептицизма. Для политиков, нынче сидящих в высоких кабинетах Рима, угроза со стороны РФ совершенно неочевидна, тем более, когда речь заходит о военных рисках. Для итальянцев Россия всегда была тесным торгово-экономическим партнёром, а в лучшие времена Сильвио Берлускони даже политическим союзником.

После 2014 года Италия оказалась «потеряна» среди различных внешнеполитических вызовов, тенью нависших над Европой. Левоцентристское правительство Маттео Ренци, неохотно, но присоединилось к антироссийским санкциям, ибо агрессия РФ против Украины была слишком очевидной, чтобы её игнорировать. Политическое поражение Ренци в течение следующих 3 лет и внезапный выход на первый план «Движения пяти звёзд» после миграционного кризиса 2015 года полностью изменил политическую конфигурацию внутри Италии, а с ней и восприятие российской проблемы.

Всеобщее разочарование населения от системных политиков (и власти, и оппозиции) вынесли на мусорку истории и «вечного премьера» Сильвио, и самого Ренци, и даже его союзников, которых он успешно забрал с собой на дно из-за своих недальновидных политических авантюр. В итоге, к власти в стране после выборов в прошлом году ожидаемо пришли национал-популисты, рейтинги которых последовательно росли, начиная с 2013 года.

Новая итальянская правящая коалиция начала искать совершенно новую политико-идеологическую платформу, которую можно было предложить населению, вместо старой, дискредитированной, как они считали, системы. Подобная платформа должна была стать новой доминирующей концепцией в Европе, дабы быть успешно имплементированной в Италии и других странах Евросоюза. А как этого добиться, если ваша страна находится под давлением наднациональных европейских институтов, которых вы презираете и считаете бездушной бюрократической машиной, которая лишь высасывает деньги налогоплательщиков? Очень просто: нужно сломать эту машину, или же встать у её руля, чтобы задать ей новые параметры.

С этой мысли и начался «крестовый поход» новых итальянских властей против старых либеральных элит, генеральным сражением которого станут выборы в Европарламент.

Ещё летом прошлого года в Европе активно обсуждалась вероятность объединения национал-популистов и евроскептиков – этих условных «внесистемных» игроков – в единый политический блок, который мощным ударом снесёт этих засидевшихся в своих креслах леволиберальных чиновников в Брюсселе. Такой альянс предложил бы европейским избирателям совершенно иной подход к функционированию Евросоюза и самого государства. Его основные постулаты, если обобщить риторику всех правых Европы, будут выглядеть следующим образом:

  1. Долой политику строгой экономии. Кризис в странах ЕС не должен решаться путём неэффективных экономических интервенций, а политика традиционных элит привела к обострению кризиса идентичности в Европе и усилению социального неравенства. Предлагается решение по усилению государственного сектора экономики.
  2. Конец традиционному идеологическому фундаменту. Больше не будет разделений на правых и левых. Пост-идеологический характер нового альянса будет происходить из общности идей и целей.
  3. Внедрение механизмов прямой демократии. Голосования в Европарламенте и Еврокомиссии легко манипулируемы, а зачастую не отражают интересов европейцев. Поэтому, необходимо использовать более современные и инновационные методы принятия решений, которые дадут людям больше права голоса.
  4. Реформа Еврозоны. В нынешнем виде она существовать не может, её надо реформировать. Как точно – пока что неизвестно.
  5. Больше полномочий национальным парламентам. Наднациональные органы не должны указывать государствам, как им поступать в критических для себя вопросах: миграция, национальная безопасность и оборона, финансы.
  6. Жёсткое регулирование миграционной политики. Беженцы из Ближнего Востока и Африки – это условное «зло», которое размывает национальную идентичность и является угрозой европейским ценностям. Миграционная политика должна быть жёсткой и бескомпромиссной.
  7. Анти-глобалистская и альтер-глобалистская повестка. Глобализация нанесла значительный ущерб европейским странам, и обогатила лишь незначительное количество людей, усугубляя социально-экономические проблемы. По этой причине, нужен другой подход к глобализации.
  8. Энвайроментализм. Экология и здравоохранение – основа здоровья наций, и надо уделить этому больше внимания, нежели сейчас.

 

Крестовый поход Маттео Сальвини

Может показаться, что многие из этих пунктов на самом деле вполне логичны и адекватны. Действительно, многие нынешние проблемы, которые переживает ЕС, стали результатом, во многом, безответственной и неэффективной политики старых элит, не придававших особенное значение некоторым вопросам, таким как миграция, демография и контроль за экспортом вооружений. Не лишены смысла и тезисы правых о негативном влиянии глобализации на Европу, которая лишь обострила существующий разрыв в обществе между разными классами, народами и религиозными общинами.

С другой стороны, слабость политической и социально-экономической повестки национал-популистских сил является их несбалансированность и отсутствие чёткого плана действий. Зачастую, те же евроскептики склонны критиковать ЕС за все грехи, однако намного реже они предлагают какие-то конкретные шаги по улучшению его работы. В то время, как внесистемные игроки из числа правых популистов обвиняют старые элиты в «оторванности от реальности», они сами часто не понимают, о чём говорят. Яркой иллюстрацией этого диссонанса является ситуация в Италии, где риторика правого альянса «Движения пяти звёзд» и «Лиги» серьёзно изменилась после того, как они сформировали правительство и приступили к непосредственной реализации своих обещаний.

В той конфигурации, которую предлагают правые в своих программах, нет места санкциями против России. Большая часть национал-популистских партий считают санкции бесполезным инструментом давления на Москву, который лишь вредит торговле. По их логике, в условиях кризиса и реформирования системы, не стоит ограничивать самих себя ради чего-то непонятного и эфемерного. В этом случае, ситуация в Украине для них является непонятной и не стоящей рисков, которые несёт в себе конфронтация с РФ. К тому же, для значительной части бизнес сообщества в Европе, санкции не приносят польз: Украина как была слабой и политически нестабильной, так и осталась, а реформы, на которые надеялись те, кто ввёл санкции в 2014 году, не оправдали себя. Соответственно, в логике противников санкций, сохранять их не имеет дальнейшего смысла. Со своей стороны, Украина, к сожалению, не придаёт достаточных усилий для того, чтобы показать ЕС, что время, которое выиграл для нас Запад в 2014 году, было потрачено не зря, а страна стала успешной и привлекательной для инвесторов, способной компенсировать им их потери от частичной утраты российского рынка.

Сегодня национал-популистский «Интернационал» в Европе – довольно разношерстный, однако динамичный и гипер активный. Италия собирает вокруг себя союзников. Они уже заручились поддержкой целого ряда партий правого толка: греческой «Akkel», финской «Liike Nyt», хорватской «Zvidi Zid», польской «Kukiz 15». Однако главные «трофеи» для них – это гораздо более крупные партии, те, которые могут серьёзно изменить соотношение сил на выборах в пользу правых.

Речь идёт, в первую очередь, о правящих партиях «Фидес» и «PiS» в Венгрии и Польше соответственно. Обе политические силы – тяжеловесы в своих странах, много лет находившиеся в той самой системе, против которой выступают многие внесистемные анти-истеблишмент партии. «Фидес» входит в состав консервативного блока в Европарламенте, и до недавнего времени не соглашалась входить в альянс с правыми евроскептиками. Причина очень проста: Венгрия, хотя и частенько критикует ЕС, является одним из крупнейших получателей дотаций из европейского бюджета. Соответственно, разрывать отношения с «Европейской народной партией» ради каких-то непонятных коалиций, выходя из своей «тёплой ванны», в которой «Фидес» находились годами, не очень хорошая идея. Впрочем, последние новости из Будапешта заставляют задуматься о том, что ситуация может измениться.

Чувствуя слабость консерваторов и либералов из числа европейских старожилов, а также на фоне жёсткого конфликта с Брюсселем, почти доходящего до санкций против Венгрии, правительство Виктора Орбана намекнуло на минувшей неделе, что может покинуть своих союзников в ЕП, и перейти на сторону национал-популистов под предводительством итальянцев. Недавно, вице-премьер-министр и глава МВД Италии Маттео Сальвини побывал с визитом в Будапеште, где у него состоялся разговор с Орбаном. Сальвини уже несколько месяцев колесит по ЕС, пытаясь заручиться поддержкой различных правых и правоцентристских сил. Он активно работает со странами Вышеградской четвёрки, грамотно играя на их расхождениях с западноевропейским блоком Евросоюза.

При этом переговоры Маттео Сальвини с лидером «PiS» Ярославом Качиньским трудно назвать удавшимися. Руководство польских правых не желает «вливаться» в нерентабельный проект, который может не окупиться на выборах и в конечном итоге принести лишь больший ущерб, чем пользу. В «PiS» не могут забывать о том, что на носу также гонка в Сейм и Сенат проигрыш которой не стоит победы в Европейском парламенте. А потому польские политики до выборов в ЕП будут или идти на сотрудничество с более умеренными силами, чтобы не вызывать лишнего внимания (тот же «Фидес»), или post-factum создавать коалицию с евроскептиками.

Главные проблемы в переговорах правых – это их различное, часто хаотичное и непоследовательное, видение будущего ЕС. Если для венгров из «Фидес» или поляков из «PiS» ЕС не идеален, но желателен, то для других европейский проект не совместим с их мировоззрением и идеологическими установками. Если для одних нынешняя система голосования в Европарламенте и Еврокомиссии вполне комфортна (для Венгрии или Польши она позволяет избежать санкций, для введения которых нужен консенсус), то другие видят в этом анахронизм, пережиток старой модели, которая мешает решать «насущные» вопросы быстро и решительно. Многие популистские партии в Европе не имеют чёткого плана развития и реформирования союза, чем вызывают раздражение у системных правых, считающих, что отдавать будущее такой огромной машины, как ЕС в руки каких-то «проходимцев» лишь ухудшит ситуацию на континенте.

К тому же, отдельным вопросом стоит отношение к России. Страны восточноевропейского блока, хотя и находятся в напряжённых отношениях с Брюсселем, полностью солидарны с ним по вопросу антироссийских санкций и сдерживания аппетитов Кремля на постсоветском пространстве. В это же время, западно- и южноевропейские правые не видят в РФ той угрозы, которая исторически впиталась в коллективное сознание жителей Восточной Европы, включая Балтию. В этом плане те же «Фидес» и «PiS» для нас являются вполне приемлемыми союзниками в вопросе совместного противодействия российскому влиянию.

Ещё одним внешнеполитическим «яблоком раздора» являются отношения с США. Для одних правых (Венгрия, Польша, Словакия, Чехия, Румыния) военный щит США над Европой – залог их выживания и стабильности, дающий множество бонусов, а также прикрытие в их противостоянии с Западной Европой. Для других национал-популистов (Италия, Испания, Германия, Франция, Дания, Греция) США воплощают всё то, что они ненавидят: богатые транснациональные корпорации, стоящие во главе глобализационной волны и обдирающие бедных людей, обогащая лишь 1% населения планеты. К тому же, некоторые партии, выступающие за сближение с Россией и Китаем, не считают, что Европа должна зависеть от Вашингтона, а наоборот: дрейфовать в сторону от него, тогда как другие не видят альтернативы военно-политическому могуществу Штатов, обеспечивающих их нужды в обороне и безопасности.

Тем не менее, один элемент в Штатах объединяет всех правых популистов в Европе – это Дональд Трамп. Его победа в 2016 году вдохнула новую жизнь в правые движения в ЕС, показав им, что сломать старую систему реально. Избрание президентом такого человека, как Трамп, в стране, заложившей основы старого либерального порядка, убедило многих в том, что отныне возможно всё. В отличие от прочего американского истеблишмента, президент Дональд Трамп и его близкое окружение установили тесные связи с правыми силами в ЕС, включая евроскептиков и консерваторов. Бывший главный стратег и идеолог Трампа Стивен Беннон, несколько раз приезжал с турне в Европу, где пытался объединить всех правых в мощный блок, который бы победил на выборах в Европарламенте. Судя по всему, его усилия не прошли даром.

Сегодня Италия является флагманом правых сил в ЕС, а Сальвини – их штурман, пытающийся занять место общеевропейского лидера на этом идеологическом фланге. Если им удастся перетянуть на свою сторону венгров или поляков, их шансы на победу на выборах ЕП в мае этого года серьёзно увеличатся. Это уже становится настоящим вызовом для нынешних либеральных элит, пока ещё контролирующих европейские институты.

Выводы

Из вышенаписанного возникает угроза для Украины и её политических элит, которые, избегая реальности, закрываются в «розовых» фантазиях доминации либеральной демократии, якобы способной защитить нашу страну от всех условных бед. Национал-популисты, которые находятся буквально в одном «шаге» от получения заветных 230 мандатов способны перечеркнуть привычное состояние и образ ЕС внутри, а также за его границами. Никто не станет отрицать, что правые вряд ли получат доминирующую позицию в следующих выборах, но они однозначно приведут ЕС к критической точке, вынуждающей принять необходимость измениться. Если символизм ренессанса национал-популистов будет в очередной раз проигнорирован нынешними либеральными элитами, то ситуация продолжит усугубляться вплоть до коррозии ЕС. Более того, не стоит ожидать спасения для нашей страны и со стороны политиков «старого порядка», поскольку на фоне углубления внутреннего кризиса им банально будет не до нас.

Главная идея, которую хотят донести до нынешнего руководства ЕС национал-популисты, а точнее их избиратели: следует уделять больше внимания внутренним проблемам, а не внешнеполитической повестке. В Украине еще до сих пор не осознали, что в тренд возвращается политика национального «изоляционизма». Этот неприятный факт должен был принят в правительстве, как новая «мантра» или безусловная «догма» на ближайшее время. Примером того, что даже европейские либеральные элиты начинают осознавать этот факт является продолжающееся строительство «Северного Потока – 2», который критикуется не только Украиной, но и частью стран ЕС. Влияет ли он на региональную безопасность или нет, проект все равно несет однозначную выгоду для инвестирующих в него стран, а значит вердикт относительно его существования уже вынесен. Даже если предположить, что США введут санкции против трубы прямо сейчас, вероятность того, что немцы, французы, австрийцы и англичане просто бросят газопровод недостроенным, крайне мала. А всё потому, что в основе европейской политики лежат не наивно-идеалистические мораль и этика, а холодный и расчётливый Realpolitik, весомость которого будет увеличиваться прямо пропорционально усилению роли правых в ЕС.

Как было написано выше, на фоне внутренних, требующих решения проблем, экономического и социального кризиса, национал-популисты не рассматривают Россию, как прямую угрозу, а потому правительство Италии уже начало разрабатывать проект снятия санкций с РФ ввиду их «неэффективности». Следует «вбить» этот факт себе в голову и основываясь на нём представить, что нас ожидает уже в ближайшем будущем, если популисты достигнут 1/3 мандатов в ЕП. Стратегия ЕС в отношении России в последние 5 лет по мнению национал-популистских политиков приносит ущерб лишь самой Европе и её гражданам. А события вокруг Украины, признаемся честно, не интересует условных жителей Сицилии точно также, как украинцев не «трогают» боевые действия в Йемене, геноцид рохинджа  Мьянме, война в Сирии или многочисленные кризисы в самой Европе. Потому правительства отдельно взятых стран евроскептического блока будут прорабатывать план по снятию санкций с РФ. Как было подчеркнуто ранее, позитивом однозначно является тот факт, что не все страны будущего национал-популистского блока поддерживают сценарий «отката» санкций.

Почему нас должны интересовать выборы в ЕП? В зависимости от достигнутого евроскептиками присутствия, можно будет спрогнозировать их дальнейшие действия. Около 230 мандатов позволят национал-популистам получить очень широкие возможности в законодательном процессе, особенно, если среди «мэйнстримных» политических сил не будет однозначного мнения в данном вопросе. Существующая система голосования в Европейском парламенте позволит национал-популистам «тормозить» буквально каждую инициативу проевропейских сил, если, по их мнению, таковая будет иметь негативные последствия (или же она просто не будет им импонировать). Подписание международных договоров от имени ЕП также будет заблокировано при наличии нежелания со стороны правого блока. Это куда более очевидная угроза для Украины, ведь, если евроскептики проведут своего рода рационализацию отношений с нашим государством, то по отсутствию видимого прогресса и перспективы может наступить регресс. Учитывая невероятный талант нашего истеблишмента легко и просто ссориться со всеми по поводу и без повода, несложно догадаться, как быстро может завершиться «роман» Украины с Евросоюзом, если в Брюссель и Страсбург зайдут новые правые элиты Европы, по отношению к которым у нас до сих пор нет никакой внятной позиции.

На фоне необходимости экономить средства на внутреннюю политику можно также ожидать, что Европейская комиссия, в состав которой будут входить, в том числе, и представители национал-популистов, начнёт урезать финансовую поддержку для Украины, а также активно требовать возмещений ущерба спровоцированного отсутствием эффективного управления и процветающей коррупции. Не будет больше такой удачливой «халявы», как в случае с провалом проекта модернизации работы КПП на западных границах Украины, когда помощь ЕС тупо распилили, а работу не выполнили. В ответ, ЕС, вместо наказания, просто свернул проект и отказался давать финансовую поддержку. После 2019 года такого «мягкого» подхода к себе уже не будет.

Евроскептический блок желая заполучить поддержку, как можно более широких избирательных слоёв будет также продвигать политику урезания аграрных квот и закрытия юридических «дыр» для Украины, таким образом стараясь заполучить симпатию европейских фермеров, чьи протесты активно проходят по множеству стран Европы.

Например, нынешнее польское правительство крайне недовольно тем, что украинские аграрные холдинги используют юридические «дыры» для ввоза куриного филе на территорию ЕС по заниженным ценам. Это происходит благодаря тому, что куриное филе с наличием кожуры и маленького куска кости идентифицируется европейским законодательством, как «другое» мясо (код: CN 02071370) неподлежащее таможенному сбору. Таким образом, украинские предприятия фактически беспошлинно и без лимита ввозят куриное филе, которое проходит окончательную обработку уже на территории ЕС. Кстати, экономя на каждом кг около 1 евро. Подобного рода казусы приводят к растущему у фермеров недовольству политикой Брюсселя. На этом также стараются «играть» евроскептики, а значит для них приоритетным заданием будет максимальное закрытие возможностей развития для украинских аграриев.

Проблема Украины в отношениях с ЕС состоит в чудовищном непонимании ситуации в Европе, тотальной безграмотности элит и нежелании многих выходить из «мыльного информационного пузыря» 2014 года. Из-за него, некоторые наши политики живут прошлым, так, будто бы мир не изменялся за последние 5 лет, а правительства в Европе остаются неизменными. Это находит отражение в многочисленных глупых, наивных и немного примитивных заявлениях отдельных политиков по поводу «Северного потока-2», позиции Венгрии по Закарпатью, исторической политики Польши, скандалов сына премьера Чехии в Крыму, торговли Германии с РФ, визитов Макрона в Санкт-Петербург или анти-санкционной позиции Италии. Они раздражают европейцев, ещё больше усугубляя непонимание между сторонами, выливающееся в отторжении украинской позиции в Европе. Выборы в Европарламент могут стать апофеозом этой проблемы.

Победа евроскептиков на выборах пока что не настолько однозначна, хотя крайне реалистична, а потому Украина не может позволить себе окончательно расслабиться. Любой сценарий должен мобилизовать будущего президента, правительство и парламент к действию, направленному на увеличение собственного значения для европейских политиков. Обретение политической, оборонной и экономической привлекательности должно стать приоритетным заданием для украинских элит. Если евроскептики получат указанную 1/3, то для нашей дипломатии это будет настоящий вызов, с которым, так или иначе, придется ежедневно сталкиваться. Также следует воздержаться от прямой конфронтации с евроскептическими силами посредством комментирования хода выборов в ЕП и их результатов. Ведь подобный прецедент на счету нашего внешнеполитического ведомства уже имеется.

[1] Ten issues to watch in 2018, http://www.europarl.europa.eu/RegData/etudes/IDAN/2018/614650/EPRS_IDA(2018)614650_EN.pdf.

[2] http://wiadomosci.gazeta.pl/wiadomosci/7,114884,24343920,wicepremier-wloch-matteo-salvini-w-warszawie-spotka-sie-z-jaroslawem.html

[3] https://www.foederalist.eu/2016/05/europawahl-umfragen-mai-2016.html

[4] https://www.treffpunkteuropa.de/live-ticker-brexit-referendum-britischer-eu-kommissar-tritt

[5] https://www.treffpunkteuropa.de/umfragen-20-der-europaer-wurden-rechts-wahlen

[6] https://www.foederalist.eu/2016/07/europawahl-umfragen-juli-2016.html

[7] https://www.foederalist.eu/2017/05/europawahl-umfragen-mai-2017.html

[8] https://twitter.com/EuropeElects/status/1027965102622953475

[9] https://europeanelectionsstats.eu/

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook.


Ответить