Возьмём, к примеру, Азербайджан. Россия всё ещё остаётся крупнейшим поставщиком оружия для Азербайджана, но израильтяне теперь продают оружие в крупных размерах, и используют его в качестве базы для наблюдения и, согласно слухам, возможной атаки на Иран. Россия,  поддерживает Армению, страну с которой Азербайджан вёл войну в конце 1980-х и начале 90-х (и технически всё ещё в состоянии войны), должна противостоять действиям Израиля, в частности потому, что он угрожает Ирану, который Россия не хочет видеть атакованным. В то же время, Россия не обеспокоена присутствием израильтян в Азербайджане, и Израилю не интересна Армения. Оба там, оба вовлечены и оба думают, что Азербайджан важен, причём каждый действует так, что должно привести к конфликту, но не приводит.

То же самое правдиво для более неотложного дела Сирии, где сбитый турецкий самолёт создал неожиданную динамику для этого визита. Чтобы понять это, мы должны рассмотреть российскую и израильскую стратегию и странное отсутствие их пересечения в Сирии.

Российская необходимость в отвлечении США

У России сложные отношения в регионе, в частности сосредоточенные на Сирии и Иране. Российский интерес в обеих странах объясним. Путин, который заявил, что распад СССР был геополитической катастрофой, видит США главным противником России. Он считает, что Соединённые Штаты не только использовали распад для расширения НАТО в бывший Советский Союз в Прибалтике, но также пытаются окружить и сдерживать Россию, поддерживая «продемократические» движения в регионе, и использовать эти движения, чтобы создать проамериканские правительства. Путин считает, что ведёт дуэль с США по всему бывшему СССР.

Русские верят, что они выигрывают эту борьбу. Путин не столь заинтересован в доминировании в этих странах, сколько хочет быть уверенным, что США не доминируют над ними. Это даёт России пространство для манёвра и позволяет установить экономические и политические отношения, которые обезопасят российские интересы. Кроме того, России чрезвычайно выгодны американские войны в исламском мире. Не сам тот факт, что эти войны настраивают мусульман против США (хотя это тоже выгодно). Скорее, это помогает россиянам в том, что эти войны отвлекают внимание американцев, сужая их стратегические возможности.

Очевидно, что американские военные и разведывательные возможности, которые могли бы быть направлены на поддержку движений и режимов «по соседству» с Россией, поглощены конфликтами в исламском мире. Но что ещё более важно, что стратегический и интеллектуальный мейнстрим американских законодателей изменился. Россия стала второстепенным стратегическим направлением после 11 сентября. Хотя некоторые движения уже существуют и поддерживаются Соединёнными Штатами, это в основном происходит по инерции, и по мере того, как русские отвечают, и движения в различных странах дробятся, США не имеют ресурсов для реагирования.

Русские также помогают держать США связанными в Афганистане, обеспечивая их базами в Центральной Азии и создавая коридор для снабжения. Россия смогла создать новую реальность в регионе, в котором была доминирующей силой, без вызова.

Поэтому русские ценят конфликт на Среднем востоке, поскольку это позволяет России и дальше быть вторичным направлением для единственной глобальной силы. Когда война в Ираке закончена, а война в Афганистане заканчивается, возрастает вероятность, что США найдут ресурсы и возможности, чтобы возобновить дуэль на российской периферии. Это не в российских интересах. Поэтому россияне заинтересованы раздувать любой процесс, который продолжит вовлечение США в исламский мир. И главным в этом является поддержка Ирана и Сирии. Точнее, Россия не столько поддерживает эти страны, как противостоит мерам, которые могут или ослабить Иран, или свергнуть сирийское правительство. С российской точки зрения, простое существование этих режимов обеспечивает магнит, который притягивает американскую силу.

Израильская позиция по Сирии

Это приводит нас обратно к визиту Путина в Израиль. С точки зрения россиян, Сирия не побочное дело, а значительная часть их стратегии. У Израиля более сложные чувства. Правительство сирийского президента Башара аль Ассада, пока СССР был его союзником, представляло значительную угрозу для Израиля. С падением Советского Союза Сирия потеряла своего патрона и перестала быть угрозой. С тех пор, сирийцы под руководством аль Ассада представляли два преимущества с точки зрения Израиля.

Во-первых, они были предсказуемыми. Их интересы в Ливане были построены вокруг финансовых и политических целей, которые могли быть приемлемы израильтянами в обмен на ограничение тех видов военной активности, которые не устраивали Израиль. Более того, сирийские интересы не включали конфликта с Израилем, и поэтому Сирия держала Хезболлу под контролем, пока её не вытеснили США в 2005 году.

Во-вторых, преимуществом правительства аль Ассада в отношениях с Израилем было, что оно не суннитское, а алавитское (шиитская секта). На протяжении двухтысячных Израиль и Запад верили, что главная угроза исходит из суннитского мира. Аль-Каида, Братья-Мусульмане и Хамас – все сунниты. Более десяти лет коррумпированное алавитское меньшинство было более предпочтительным для Израиля, чем большинство радикальных исламистских режимов севера. Не было уверенности, насколько радикальным может быть Ассад, но в то же время было ясно, что больше риска со стороны суннитов, чем со стороны шиитов.

Популярные статьи сейчас

АЗС снизили цены на бензин, дизтопливо и автогаз в Украине

Исторический шанс Джозефа Байдена и самоуничтожение России

Обменники опубликовали свежий курс гривны к доллару и евро

Пенсионерам полагаются прибавки за сверхстаж: кому и сколько

Показать еще

Израильская позиция по правительству аль Ассада изменилась за последний год, от надежд, что оно сможет выжить, к принятию факта, что не сможет, и подготовке к следующему режиму. В основе этих расчётов было рассмотрение, какой режим будет более опасным. С отступлением США из Ирака, и Ираном, заполняющим образовавшийся вакуум, Иран стал большей угрозой для Израиля, чем Хамас и сунниты. Поэтому Израиль теперь желает суннитский режим в Сирии, который будет блокировать иранские амбиции.

В этом смысле израильские и российские интересы продолжают расходиться. В то же время израильтяне понимают, что они очень слабо влияют на то, что происходит в Сирии. Они стоят в стороне, надеясь, что обстоятельства сложатся в их пользу. Нравится им новая власть в Сирии, или нет, не имеет значения. К тому же, открытая поддержка Израилем любой из сторон может повредить этой стороне. Поэтому Сирия служит демонстрацией границ израильского влияния. Что произойдёт в Сирии – очень важно, но Израилю не хватает силы и влияния, чтобы повлиять на это.

Совпадающие интересы

У русских есть и сила, и влияние. Оружие, которое они поставляют сирийскому правительству, может помочь ему выжить. Их способность блокировать или обходить санкции помогает и Ирану, и Сирии. Россия не может решить их проблемы, но она может создать обстоятельства, когда США будут вовлечены и отвлечены. В то же время нужно помнить, что у России есть свои собственные проблемы с мусульманами на северном Кавказе. Эти группы преимущественно сунниты, но есть большое разнообразие суннитов. Хотя русские хотят предотвратить приход к власти в Сирии радикальной суннитской группы, на этом уровне они могут принять более умеренную суннитскую группу, если не смогут удержать аль Ассада или его режим у власти.

Визит Путина должен заставить США нервничать и попробовать развернуть деятельность для изменения израильских отношений с Россией, что может дорого им стоить в долгосрочной перспективе. У израильтян, между тем, есть вещи, которые им нужны от Путина. Они не могут контролировать смену правительства в Сирии, а Россия во многом может. И здесь израильские и российские интересы совпадают. Израиль будет терпеть выживание правительства аль Ассада так долго, пока Сирия не становится сателлитом Ирана.

Россия может быть противовесом Ирану, если аль Ассад выживет. Если же, с другой стороны, режим падёт, Израиль и Россия оба заинтересованы в умеренном суннитском режиме. В этом месте Россия должна принять решение, учитывая, что у неё есть возможность повлиять на результат. В долгосрочной перспективе, умеренный суннитский режим в её интересах. В краткосрочной перспективе ей нужен режим, который создаст наибольшее беспокойство для США – это или режим аль Ассада, как иранский союзник, или радикальный исламистский режим.

Есть точка, в которой всё это сходится вместе. Турция решила, в ответ на сбитие своего истребителя, созвать заседание НАТО. Турция не готова напрямую вторгнуться в Сирию, но потеряв истребитель она может запросить интервенции НАТО. Турция изначально была враждебна аль Ассаду, и это даёт ей возможности привлечь альянс, используя его обычную защитную процедуру.

Как НАТО ответит неизвестно, поскольку, не взирая на свою риторику, его желание воевать весьма ограничено (к моменту перевода уже известно, что НАТО не начнёт военных действий, ограничившись «устным порицанием» – прим. перев.). Ни Россия, ни Израиль не будут опечалены вторжением НАТО. С российской точки зрения, вторжение НАТО с участием больших американских сил – это лучшее, на что можно надеяться, особенно если НАТО отступит в сторону, как это традиционно происходит с подобными вторжениями. С израильской точки зрения, если НАТО возьмёт на себя ответственность за Сирию – это будет лучшим из возможных на сегодня вариантов.

Конечно, этого не было на столе, когда шли переговоры об израильско-российской встрече. На тот момент встреча должна была помочь изучить различия по вопросам типа Сирии. Но после недавних событий, учитывая преимущества от возможного вмешательства НАТО, хотя и маловероятного, это что-то, о чём Россия и Израиль могут договориться. Конечно, никто из них не член НАТО, и введение войск какой-то из стран НАТО в Сирию маловероятно. Но то, что раньше было бессмысленной дискуссией, теперь обрело смысл.

Израилю нравится Россия в качестве противовеса США, но без разрушения отношений с США. Россия хочет иметь дополнительные возможности на Среднем Востоке за пределами Ирана и Сирии, но без конфронтации с ними. И то, и другое маловероятно. Когда мы углубляемся  в странные отношения между двумя странами, глубоко вовлечёнными в сферы интересов друг друга, но которые никогда до сих пор не пересекались, начинают возникать ответы.

Нет конфликта между интересами России и Израиля, поскольку обе страны недостаточно сильны в регионе, как хотели бы. У России есть возможности, но они не сравнимы с теми, что были во времена Холодной войны. Израиль практически не влияет на события в Сирии или Египте.

Всё же в интересах обеих стран, чтобы сделать вид, что они значимее, чем есть на самом деле. Государственный визит должен послужить этой цели.

Источник: Stratfor