В этом тексте я попытаюсь ответить на несколько простых и важных вопросов относительно того, что произошло в Ираке в связи с убийство американцами иранского генерала Касема Сулеймани и какие это будет иметь последствия для Ближнего Востока.

  1. Кто такой Касем Сулеймани?

Он командующий элитными подразделениями специального назначения «Аль-Кудс» в структуре Корпуса стражей исламской революции (КСИР) в Иране. Эта структура в Иране — единственная, которая занимается специальными операциями за границей.

Сулеймани отвечал за координацию деятельности про-иранских (или симпатизирующих Ирану) сил в районе большого Леванта — это в основном Сирия, Ливан и Ирак. Речь идёт о движении «Хезболла» в Ливане, иранских военных советниках и про-иранских бригадах в Восточной Сирии и о «Силах народной мобилизации» («Хашд Аш-Шааби») в Ираке.

Для многих жителей региона Сулеймани — живой идол, легенда, ветеран иракско-иранской войны, боевой генерал, про которого расплодилось столь много слухов, что уже мало кто помнит, что из этого правда, а что вымысел. Он очень не публичная личность. Даже его оппоненты уважали мнение генерала.

Кроме того, что Сулеймани ответственен за внешние операции КСИР, он ещё и один из архитекторов борьбы с «Исламским Государством» в Сирии и Ираке в 2013-2014 годах. Без него всё бы развалилось.

  1. Что делал Касем Сулеймани в Ираке?

Он возвращался из Дамаска в Багдад, где должен был провести неформальные встречи с политическим руководством Ирака (премьер-министр, президент, спикер парламента) и руководством «Сил народной мобилизации» — специальных бригад в структуре Вооружённых сил Ирака, которые Иран помогал формировать в 2014 году для борьбы с «ИГ».

Он частенько бывал в Багдаде с тех пор, как там начались протесты и политический кризис в октябре 2019 года. Он прилетел в Багдад, где его встречал его старый друг и союзник Абу Магди Аль-Мугандес — командующий этих самых «Сил народной мобилизации».

  1. Ослабит ли его гибель Иран?

В военном плане — нет. Назначат другого генерала, которых там достаточно.

Но его смерть в идеологическом плане лишь усилила иранское руководство, героизировав  Сулеймани ещё больше как великомученика. Теперь все сплотились вокруг траура по гибели Сулеймани, и требуют от иранских властей мести.

  1. Почему Трамп это сделал?

Я думаю, три причины:

— подкачать свою позицию перед выборами 2020
— перебить токсичный информационный шум импичмента
— лоббизм со стороны анти-иранских ястребов-радикалов в Белом Доме и Пентагоне.

  1. Как может ответить Иран? И должен ли он отвечать?

Иран будет вынужден ответить. Население давит на Хаменеи и Роухани с тем, что они отомстили за смерть одного из самых популярных генералов.

Возможности у Ирана есть. Например:

Популярные статьи сейчас

Зеленский уволит ряд губернаторов

Командующий ООС сделал срочное заявление из-за обострения на Донбассе

Зеленский обратился к украинцам после скандального решения КСУ

В Европе быстро распространяется новый вид COVID-19

Показать еще

— ударить по американским войскам в Ираке
— развернуть партизанскую войну в Ираке и Сирии, как это было во времена «Армии Махди»
— ударить по Израилю через своих прокси
— политически парализовать Ливан, Ирак, Иорданию, поднять восстание в Палестине
— ударить по Саудовской Аравии
— перекрыть Ормузский пролив или сделать случайную «аварию»
— саботаж, взрывы, точечные убийства, кибер-атаки
— послать нафиг ядерную сделку 2015 года и пойти ва-банк

6. Почему ликвидация Сулеймани — это тупое решение?

Потому что его смерть не решает никаких проблем, и тем более не сдерживает Иран, а лишь раззадоривает его, усиливает режим и мобилизует его сторонников, как это было с выходом Трампа из ядерной сделки 2015 года.

Более того, убийства высокопоставленных генералов и политиков (не забываем про смерть иракца Абу Магди Аль-Мугандеса) — это акт агрессии на территории другого государства, которые не только ломают к чертям региональный порядок, сформированный самими же Штатами (напомню, что пост-саддамовский Ирак после 2003 года был создан на базе америкаснко-иранского компромисса), но и подталкивает весь регион к войне, которая никому на самом деле не нужна.

А очередной конфликт или усглубление старых на Ближнем Востоке — это удар по всем, как бы далеко Штаты не находились. К тому же, войну не поддерживает большинство американцев, что скажется на рейтингах Трампа, если будет продолжение эскалации и напряжённости.

Ну и, конечно же, это подстава для союзников Вашингтона — Израиля, Иордании, Египта, Саудовской Аравии, Эмиратов, которые вроде поддерживают их анти-иранскую политику, хотя теперь будут думать, а хотят ли они вообще втягиваться в такой замес.

А Ирак для Штатов окончательно потерян. Не удивлюсь, если там начнутся нападения на американские военные объекты, посольства и консульства, а затем парламент примет решение про вывод всех войск США из страны.

Наконец, еще один тезис — «Касем Сулеймани — злобный международный террорист, поэтому его и убили».

Забавный простенький тезис, который гуляет по интернету и СМИ, магическим способом объясняя всю сложившуюся сегодня ситуацию.

На самом деле, «Сулеймани-террорист» — это такой же медиа-симулякр, как «Владимир Путин — всесильный Ктулху», «Грета Тунберг — человек года», а «Трамп послан Америке Господом».

Сулеймани не больше «террорист», чем любой глава спецслужбы, осуществляющей разного рода специальные силовые операции за границей, априори не очень законные и приятные с морально-этической точки зрения.

В нашем пост-индустриальном, пост-модернистском мире любой термин, ярлык, название, прилагательное имеет 50 оттенков серого, меняющиеся в зависимости от убеждений, предубеждений и эмоционального состояния субъекта коммуникации, а не от оценки ситуации и анализа массивов данных.

Поэтому и получается, что Касем Сулеймани — международный террорист, а, скажем, какой-то африканский диктатор-людоед-чародей-мессия — большой союзник и друг.

Потому что в основе всего — политический расчёт, а не ценности, мораль, этика или справедливость. И убили Сулеймани по политическим причинам, когда узрели в этом реальную (или надуманную) выгоду.

Поэтому для тех же Штатов (и многих других стран) террорист заканчивается там, где начинается конкретная политическая или иная выгода, и наоборот.

Кейсы с сирийскими курдами, повстанцами ФАРК, филиппинскими боевиками моро — в помощь.

К примеру, вот есть КСИР и бригады «Аль-Кудс» Сулеймани, которые Штаты внесли в список террористических организацией весной прошлого года, когда Трампу вдруг захотелось поднять ставки в переговорах с Тегераном по ядерке.

А вот есть иранская антиправительственная группировка «Моджахедин-е-Хальк», которая много десятков лет была в том же террористическом списке, но потом её оттуда убрали, а к ней в горы Албании ездил личный адвокат Трампа Рудольф Джулиани, и радикальная активистка, с ними связанная, была приглашена в Белый Дом на встречу с Майком Помпео, комментировать ситуацию в Иране.

Вот есть жуткая и чудовищная организация «Талибан», с которой много лет воюет «весь цивилизованный мир», как нам говорили в 2001 году.

И тут внезапно США начинают с ними официальные мирные переговоры, оттесняя на обочину правительство Кабула.

Всё просто: есть «хорошие террористы» и «плохие террористы», также как «наш сукин сын» и «не наш сукин сын», и вот это — наша реальность и любимая Realpolitik.

А массы ничего проверять не будут. Правда никому не нужна, потому что…не нужна. Это сложно, долго, нудно. Карнавал неистового фейкомётства на вечеринке в стиле «Ирак-2003» всё, собственно показал.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebookна страницу Хвилі в Instagram