В течение столетий крайний Север считался далёкой областью – местом приключений и загадок, неосвоенных ресурсов и мифических торговых путей. Да и сегодня этот регион всё ещё хранит красивые легенды и мифы периода Великих географических открытий и первопроходцев – зрители, посмотревшие недавний британский сериал “Террор” будут тому свидетелями. Но в отличие от тропических лесов Южной Америки, плодородных равнин Дикого Запада или уникального разнообразия юго-восточной Азии, ледяная, покрытая снегами Арктика обладает минимальными сельскохозяйственными возможностями и мало что может предложить в качестве транспортных коммуникаций для небольших и отдаленных поселений.

Однако климатические изменения последних лет в купе с динамикой технического прогресса быстро меняют представления и возможностях этого региона. Сочетание глобальных экономических и стратегических интересов, вновь привлекает к Северному полюсу повышенное внимание как арктических, так и удалённых от него субъектов мировой политики. И если геополитика стремится к изучению взаимосвязей между регионами и социально-политическими организациями (нациями, государствами, цивилизациями) в определённые временные интервалы, то уникальность Арктики в том, что от неё такие организации в значительной степени удалены. Хотя в регионе присутствует малочисленное местное население, суровый климат, нехватка ресурсов и огромные расстояния существенно ограничивают их слияние в центры политической власти. Арктическая политика давно проводится в удаленных от полюса столицах, некоторые из которых представляют страны даже не граничащие территориями ледяного периметра.

Арктика как объект геополитики

Технически Арктический район (или Арктика) определяется как единый физико-географический район Земли площадью около 27 миллиона квадратных километров, примыкающий к Северному полюсу и включающий окраины материков Евразии и Северной Америки, почти весь Северный Ледовитый океан с островами (кроме прибрежных островов Норвегии), а также прилегающие части Атлантического и Тихого океанов. С юга Арктику иногда ограничивают Северным полярным кругом (66,55 градусов северной широты), в этом случае её площадь составляет 21 миллион квадратных километров.

Природные ресурсы остаются основной движущей силой развития и экономической деятельности в Арктике. По некоторым оценкам, регион содержит 20-25 процентов неиспользованных мировых запасов нефти и газа, а также залежи редкоземельных элементов и других стратегически важных минералов, включая платину, палладий, уран и кобальт. В настоящее время в приполюсных широтах не ведется активный коммерческий промысел, но морские запасы рыбы на периферии ледника уже используются соседними странами. При этом древесина, уголь и продукты животного происхождения являются ценным ресурсом для малочисленного местного населения. Арктика также служит морским транзитным маршрутом, пока хотя, и ограниченным в основном летней навигацией, так как ледяной покров часто ограничивает возможности использования приполюсных арктических вод. СССР полностью исследовал Северный морской путь только в 30-х годах прошлого века, но даже с технологическими усовершенствованиями он в значительной степени остается лишь сезонным вариантом коммуникации, а не надежным маршрутом между Азией и Европой. А канадский Северо-Западный проход остается еще более ограниченным из-за его сложной географии и мелководья.

Но в то время как наибольшее внимание к возможностям арктического транзита сосредотачивалось в море, первый крупный прорыв после холодной войны произошёл в области авиации, когда воздушные коммерческие маршруты к началу 21-го века начали проходить испытания и быстро развиваться. Благодаря факту существенного сокращения времени перелёта между Северной Америкой, Европой и Азией, Арктический район всё чаще выступает кратчайшим воздушным маршрутом между крупными державами для авиационной коммуникации (в том числе ракетной) который продолжает стимулировать наступательные и оборонительные стратегии в регионе.

Кроме того, Арктика является основным регионом для размещения спутниковых станций слежения – важнейшего компонента системы раннего противоракетного предупреждения и наведения, а также навигации.

Арктическая восьмерка

Страны, обладающие территорией за Северным полярным кругом, ревниво пытаются сохранить свой контроль над регионом, ограничивая интернационализацию арктического суверенитета. Эти восемь арктических государств – Россия, Канада, США, Норвегия, Швеция, Финляндия, Дания (через Гренландию) и Исландию (через небольшую часть острова Гримси) – являются постоянными членами Арктического совета, созданного в 1996-м году для решения конкурирующих и взаимодополняющих вопросов по освоению и деятельности в Арктике. Но даже в этом координационном и якобы кооперативном органе часто присутствует широкая конкуренция, направленная на защиту национальных интересов государств-членов.

Российская Федерация

Из восьми арктических государств Россия, безусловно, наиболее зависима от арктического региона. На долю страны приходится около 40 процентов всей арктической территории, где проживает половина всего населения этого региона, а также расположены некоторые крупнейшие города (включая Мурманск и Норильск). Сегодня арктическая территория России обеспечивает от 15 до 20 процентов внутреннего валового продукта, 20 процентов национального экспорта и привлекает более 10 процентов всех иностранных инвестиций. При этом есть все признаки очередного наращивания в регионе военных инициатив со стороны России в противовес США. Этому свидетельствуют факты существенного увеличения ракетных и противоракетных комплексов, активизация подводной разведдеятельности, обоюдное наращивание ядерного потенциала и разворачивание систем стратегической и истребительной авиации. При этом Россия, используя свои арктические регионы начиная практически с 17-го века, всегда была самым активным арктическим государством. Таким образом, сегодняшние факты милитаризации Россией Арктики являются скорее шагами к возвращению военно-географических горизонтов эпохи 1980-х годов, нежели банальным наращиванием военного паритета, обусловленным конкуренцией великих держав, активизацией международной деятельности в регионе или изменением климата.

Популярные статьи сейчас

В ПФУ разъяснили правила подачи документов для доплат к пенсии

Итоги местных выборов: начало конца эпохи Зеленского

Зеленский уволит губернаторов пяти областей, — источник

«Ощадбанк» сделал заявление о "блокировках" карт

Показать еще

Северная Америка

Северная Америка претендует на вторую по величине (после России) арктическую территорию. Но, в отличие от Москвы, на Арктику приходится лишь небольшой процент национального внутреннего валового продукта, как США, так и Канады, и поэтому его часто считают второстепенным.

С территориальной точки зрения Аляска является крупнейшим штатом США, при этом третьим по численности населения. Однако, благодаря географической удалённости Аляске не всегда уделяется достаточно внимая со стороны Вашингтона.

В Канаде, где подавляющее большинство населения проживает в стокилометровой полосе вдоль границы с США, правительство также мало развивает арктический регион.

Вашингтон и Оттава разработали и утвердили дополнительные мероприятия для Арктики, включая постройку новых ледоколов и кораблей с полярной мореходностью. Но эти, пусть даже совместные инвестиции, все еще сильно отстают от России или даже Китая.

Страны Северной Европы

Как и в России, Арктика составляет значительную часть экономической активности и внимания Гренландии. Малонаселенный остров с населением всего 56 тысяч человек находится на пути постепенного уменьшения политической и экономической зависимости от Датского Королевства. В 1979-ом году остров получил самоуправление, которое в 2008-ом году подтвердил референдум, дающий право обретения последующей независимости.

Между тем, Финляндия, Норвегия, Исландия и Швеция – будучи более мелкими игроками – имеют собственные интересы в Арктике, включая нефтегазовую, минеральную, рыбную и туристическую отрасли.

Со своей стороны, Норвегия рассматривает возможность пересмотра, так называемого Шпицбергенского трактата (договора) 1920-го года, обеспечивающего норвежский суверенитет над архипелагом при этом позволяющего другим сторонам создавать исследовательские станции и разрабатывать местные ресурсы.

Появление “Арктического” Китая

В это же время, изменения в технологиях и экономической деятельности всё чаще приводят к тому, что всё больше неарктических государств также находят свои интересы в Арктике. В частности, в последние годы Китай расширил свои инвестиции и деятельность в Арктике темпами и масштабами, существенно превышающими активность любой из арктических стран. Даже Россия оказалась в сильной зависимости от китайских инвестиций и финансирования арктических проектов. В конце концов, Пекин получил полный статус наблюдателя в Арктическом совете в 2013-ом году, наряду с Индией, Южной Кореей, Сингапуром и Японией. Это – наряду с заявлениями Китая стать “великой полярной державой” – превратило Арктику из зоны сотрудничества и конкуренции европейских и североамериканских держав в район активности, в том числе и азиатских стран.

В настоящее время Китай действует в рамках существующей структуры управления Арктикой, но он явно заинтересован в её интернационализации, иногда раздражая правительства стран Арктической восьмёрки. Множественность интересов усложняет международное управление Арктикой, и гораздо больший объем доступных финансовых ресурсов Китая, стимулирует как сотрудничество, так и раскол между арктическими странами. Например, Пекин все чаще присматривается к запасам редкоземельных элементов в Гренландии, что вызывает резкую критику и даже вмешательство со стороны, как Дании, так и США. В то время как Копенгаген боится, что участие Китая ускорит дрейф Гренландии к независимости, Вашингтон опасается, что глобальный конкурент получит больший контроль над стратегическими запасами полезных ископаемых, а также ослабит исторический статус острова в архитектуре безопасности Северной Атлантики.

В этом контексте следует отметить эпатажность недавнего заявления американского президента о покупке Гренландии. Кроме вызова лёгкого недоумения у европейских лидеров, оно имеет под собой реальные геополитические основания и, возможно, перспективы. Озвученное предложение навряд ли было необдуманным или спонтанным, скорее это привычная для Дональда Трампа попытка решить проблему полностью и сразу.

Исландия также не против получить некоторые китайские инвестиции и это не может не раздражать США.

Ставки растут вместе с градусами

Со временем подобные международные споры будут только заостряться, поскольку последствия изменения климата становятся всё ощутимей с каждым годом. Потепление уже оказывает реальное влияние на структуру арктического морского льда, постепенно ликвидируя барьер, защищающий прибрежные районы от эрозии во время зимних штормов. А таяние верхних слоев вечной мерзлоты способствует проседанию грунта, что ведёт к разрушению сооружений, а также повреждению транспортной и коммуникационной инфраструктуры. Кроме того, в Северном Ледовитом океане рыбные запасы мигрируют от своих традиционных районов, влияя как на местный, так и на коммерческий промысел, и потенциально могут привести к росту конкуренции за ключевые ресурсы.

Стена морей покрытых льдом также постепенно отступает, обнажая ключевые пробелы в системе безопасности северных стран. В то же время, однако, таяние льда открывает новые области для разведки и добычи ресурсов, позволяя расширить транзитный доступ и увеличение сельскохозяйственной деятельности на севере.

Потенциал новых морских маршрутов стал особым спорным конфликтом, как между арктическими, так и неарктическими государствами. Россия и Канада считают, что их северные проливы являются внутренними водами и, таким образом, подпадают под юрисдикцию суверенного регулирования. Но США и Китай считают их “международными”, которые должны быть доступны для всех. Это может стравливать давних союзников – Канада напоминает США, что невинный транзит через проливы может включать в себя проход российских и китайских подводных лодок. В это время Пекин ищет способы обойти правила, которые его номинальный партнер Москва налагает на суда, проходящие по Северному морскому пути.

Между тем, рост активности в Арктике среди крупных держав пробуждает интерес и других субъектов международной политики. С одной стороны, восстановление Москвой арктической границы сближает скандинавские страны, а например Норвегия бросает вызов российской деятельности по разведке энергоресурсов в Баренцевом море.

Европейский Союз также ведёт собственную арктическую политику, учитывая, что некоторые из его членов сами являются арктическими государствами.

Многие другие страны, и международные организации также все больше стремятся к интернационализации Арктики в надежде активизировать действия каждого, направив их на борьбу с проблемами климата и защитой окружающей среды.

Неоднозначность Арктического района

Так же, как мнения о периметре полярного круга могут быть неоднозначными, трудно определить, кто на него претендует, и кто должен искать решения вопросов, возникающих внутри него. Являются ли арктические проблемы по своей природе глобальными или они базируются на географическом положении и международных правах на суверенитет?

Конечно, правильного ответа на этот вопрос нет. В основном не имея коренного населения, Арктика десятилетиями разрывается между разными национальными интересами. В результате она стала областью, где конкурируют союзники и враги, где местные интересы иногда сталкиваются с защитниками окружающей среды или совпадают с трансэнергетическими разработками.

Многие из этих арктических проблем не новы, но изменение климата, технологическое развитие и возросшее участие отдаленных заинтересованных стран проталкивают регион к позициям, которые он никогда не занимал. При этом, не имея четкой внутренней национальной опоры, Арктика остаётся объектом стратегической конкуренции и центром глобального сотрудничества.

Если Вы дочитали до конца и Вам понравилось, можете отблагодарить автора, карта Приватбанка: 4149 4391 0345 0502.

Статья написана с использованием открытых материалов таких изданий как: “Stratfor. Global Intelligence”; “GPF. Geopolitical Futures”; “IPG. Международная политика и общество”; “Geopolitical Monitor” и другие.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook.