Принимая во внимание общественно-политическое «поствыборное брожжение» и неспокойную обстановку на восточных и западных наших рубежах, в информационном пространстве продолжается «оплакивание» соседских прихотей вместо того, чтобы сфокусировать внимание на реальных возможностях.

Не стоит удивляться желанию «урвать кусок» у геополитически слабого игрока со стороны более сильного. На так называемые «исконно русские», «исконно венгерские» и т.д. наши территории претендовали и прежде. А значит, и прежние методы укрепления государственности также хороши.

С той только разницей, что сегодня такие тенденции как многополярность, непредсказуемые изменения в региональных «балансах сил», ослабление национальных государств, миграция и т.д. являются императивом в аспекте существования государства в рамках определенных цивилизаций, в союзе с другими, пусть даже более сильными международными акторами. И главная задача в таком формате – способствовать взаимному укреплению цивилизационного блока. Только так можно заслужить доверие и уважение.

Поэтому, пока Украина «на птичьих правах» и цивилизационно не идентифицирована, ситуация в целом не изменится. Причем, принадлежность к определенной цивилизации должна подкрепляться реальными действиями. Ну, например, соучастие в транспортировке энергоресурсов из Азербайджана и совместные электроэнергетические проекты с Молдовой в рамках ГУАМ – это реальные действия.  А «Україна – це Європа» — пока только слова…

Еще что важно – отказаться от негативного дискурса в информационном пространстве по поводу дилеммы «враждебного окружения», выбора между минским/нормандским форматом, возвращения России в ПАСЕ… И понемногу внедрять конструктивный дискурс в информационную картину мира с учетом реальных возможностей. Это с точки зрения критической геополитики, которая рассматривает информационное пространство как определяющее.

Существует целый ряд составляющих геополитического статуса государства. Основные – это выход к морю, уровень развития энергетических и транспортных коммуникаций и участие в определенных цивилизационных союзах и альянсах. С выгодой для себя, и в помощь другим.

Как же нам повысить свой геополитический статус и в рамках какой цивилизации?

К сожалению, за последние пару десятков лет мы убедились, что старые методы его повышения не работают. «Brexit», евроскептицизм, миграции, популяризация «правых» и «левых, вечные «терки» между Арменией и Азербайджаном – не полный перечень проблем, тормозящих «Восточное партнерство». Идея «продвижения демократии» на Восток и наше устремление стать «кандидатом» в члены ЕС – пока более виртуальные аспекты, чем реальные. Советы Столтенберга, Ходжеса и Волкера, военная помощь и реформы по вектору «Украина- НАТО» никак не меняют наш статус «серой зоны».

Поэтому, стоит разобраться детальнее в «полюсах притяжения», которые существуют в рамках Европейского Союза, раз мы туда стремимся, чтобы определиться с маршрутом.

В смысле цивилизационной идентичности в современном Евросоюзе существует 3 региона. Наиболее экономически развиты: северо-западный культурно-экономический блок государств (определяющая – франко-немецкая ось) и блок южных государств (преимущественно государства южной Европы, экономически слабее первого). Третий регион – Вышеградская группа, послабее первых двух экономически и не совсем устойчивая в ментально-цивилизационном аспекте, за влияние над которой идет борьба между атлантистскими (т.наз. цивилизация моря = Британия, США + союзники ) и континенталистскими (т.наз. цивилизация суши = Россия + союзники) силами.

С одной стороны – здесь имеют место активные финансовые вливания со стороны немецко-французского альянса, с другой – зависимость от российского газа и попытки выстроить стену «традиционализма» против потоков мигрантов. Общий путь в НАТО и ЕС исторически сплотил государства Вышеграда, и на межправительственном уровне тут политика достаточно согласованна.

Итак, в противовес Брюсселю в качестве ядра Вышеграда сейчас формируется идеологически и экономически устойчивый Австро-Венгерский союз. И при этом лидеры мнений премьер-министр Венгрии В.Орбан и экс-канцлер Австрии С.Курц позиционируют себя в качестве «защитников» экономического и культурного суверенитета собственных государств-наций и христианских ценностей. Австрия желает стать «мостом между Западом и Востоком», а Венгрия открыто симпатизирует континентальным проектам России под крышей «общих христианских ценностей». При этом уменьшить энергетическую зависимость от РФ венгерский лидер никак не стремится, о чем говорят планы по строительству «Пакш-2» Росатомом.

В отличие от «евразийских уклонов» Венгрии, политика Польши более атлантистски направлена. Государство стремится стать «энергетическим хабом» Вышеграда, чья правящая партия PIS поддерживает идею, реактивированную  экс-президентом Л.Качинским о возрождении Междуморья или Балто-Черноморского союза.

Популярные статьи сейчас

«Минский процесс» и выборы на Донбассе: обратный отсчёт

Осторожно - тарифы! В преддверии введения тарифа на транспортировку электроэнергии

Новый законопроект Зеленского по мобилизации превращает резервистов в рабов ВСУ

Пенсионерам доплатят за "лишний" стаж

Показать еще

«Междуморье» («Триморье» или «Intermarium») — несколько расширенный вариант Вышеграда, исторически обусловленный рядом геополитических доктрин: от «политики прометеизма» Ю.Пилсудского и Р.Дмовского до доктрины УЛБ Эжи Гедройца и Ю.Мерошевского и т.д.

Общий смысл исторической концепции — способствовать формированию федерации между народами, проживающими на территории между тремя морями с целью противостояния имперским амбициям сначала царской России, потом Пруссии и Немецкого Рейха, а также потенциального союза между ними. Таким образом, Речь Посполитая, а затем и Польша стремилась обезопасить собственную государственность  и повысить геополитическую значимость. На современном этапе «Восточное партнерство» — результат таких усилий.

И на данном этапе Вышеградская группа благодаря проекту «Междуморья» стремится обеспечить инфраструктурную внутреннюю устойчивость в Центрально-Восточной Европе и укрепить систему региональной безопасности, чтобы стать самостоятельной геополитической единицей и максимально укрепить свой геополитический статус.

И задача Украины – влиться в эту систему. Об этом  и пойдет речь.

 Такая система с соответствующей инфраструктурой создается на основе перечисленных геополитических инструментов: ряда энергетических и транспортных коммуникаций и выхода к морям. Таким образом, система станет органической составляющей китайского глобального проекта «Один пояс – один путь» (“One road- one belt”) и энергетически обеспеченной геополитической единицей.

Поэтому сегодня основная задача проектов Междуморья — выстраивание логистики в регионе по оси «Север-Юг».

    Дополнительные «геополитические бонусы» здесь – адекватное поведение всех, заинтересованных в бесперебойной работе коридоров. А также «разрыв» геополитических осей «Берлин – Москва», «Москва- Анкара».

Польша планирует, со своей стороны, обеспечивать логистику энергоресурсов путем поставок американского сланцевого газа в страны Центрально-Восточной Европы, получаемого через СПГ-терминал в Свиноуйсьце, а также достройки польского газопровода из Норвегии («Балтийский газопровод»). Пока небольшие обьемы сланцевого газа также доходят и до Украины.

Так Польша укрепляет свою роль в рамках энергетического проекта «Северо-южный газовый коридор» по оси «Север-Юг».

Поэтому, Украине необходимо активно подключаться к данному энергокоридору, как одному из ключевых в обеспечении инфраструктурной внутренней устойчивости региона Междуморья.

В аспекте подключения к инфраструктуре поставок газа между странами Балтии и Центрально-Восточной Европы для нас на повестке дня — строительство газового интерконнектора для обьединения систем транспортировки газа между Украиной и Польшей (ориентировочно 7-8 млрд. куб м в год туда и обратно). А также  достройка  газопровода длиной около 100 км до польской границы и создание газового хаба на Западной Украине. Он необходим для хранения газа собственной добычи и полученного по реверсу со стран Вышеграда. Таким же путем возможно его реализовывать на рынки Центрально-Восточной Европы.

Следующий важный геополитический шаг – обеспечение возможности получения азербайджанского газа из Трансанатолийского газопровода (TANAP) через Болгарию и Румынию. Болгария и Румыния интересны нам в аспекте поиска вариантов сотрудничества со странами региона Междуморья.

Известны и другие пути  — получение катарского газа через Трансбалканский газопровод или реверс из Турецкого потока.  Но геополитически целесообразнее  закупать газ из Азербайджана. Впрочем, Венгрия (с учетом геополитических симпатий к РФ) договорилась с Азербайджаном о транспортировке газа в обход Украины с 2021 года…

А с учетом введения пошлин на российские энергоресурсы, стоит подумать и о поставках азербайджанской нефти по нефтепроводу «Одесса – Броды». Далее  — на  Плоцк, Гданск, а также на чешские перегонные заваоды PKN Orlen. И на Мозырский НПЗ, в Беларусь.

    Почему Азербайджан?

Во-первых, данные энергокоридоры укрепляют наше значение в рамках проектов Вышеграда по оси «Север-Юг». Во-вторых, это наш партнер по ГУАМ. В-третьих, с учетом крепких геокультурных связей между Азербайджаном и Турцией, мы опосредованно укрепляем дружбу с Турцией. И плюс бонус – укрепляем связь с Беларусью.

Турция и Беларусь –  важные государства на балто-черноморской оси «Север-Юг», которые интересны нам в контексте совместного участия в ряде актуальных геополитических проектов. Тем более, такие проекты позволят ослабить рычаги влияния Москвы на Минск и Анкару и изменить баланс сил по осям «Москва — Анкара», «Москва – Минск». Ведь оба государства также заинтересованы в диверсификации источников энергоресурсов (в частности нефти) и активно сотрудничают между собой.

В частности, Беларусь, Польша и Турция планируют внедрять совместный проект IWW E40 (E 40 Inland Waterway)– новый торговый маршрут между портами Балтийского и Черного морей, который практически совпадает с древним вариантом пути «Из варяг в греки». Турция выступила одним из инициаторов проекта с учетом поиска более удобных для себя маршрутов поставки нефтепродуктов с Мозырского НПЗ, чем из порта в Клайпеде.

Проект соединения Польши, Беларуси, Украины и Турции (который станет частью Нового шелкового пути) разрабатывался консорциумом во главе с Гданским морским институтом. ТЭО и финансовое обеспечение проекта – задачи ЕБРР и Европейского инвестиционного банка в рамках Программы трансграничного сотрудничества между тремя странами.

С целью решения своих геостратегических задач Украина должна осознанно использовать предоставленный шанс восстановления полноценного судоходства по Днепру, который будет пролегать от польского Гданска через Вислу, Буг до Бреста и глубководного порта Нижние Жары в Белоруссии. Далее – Киевская ГЭС по Припяти и вниз по Днепру до Херсона.

Как известно, Беларусь планирует строительство глубоководного речного порта на Днепре вблизи украинской границы. После проведения работ по дноуглублению судна класса «река-море» смогут проходить от деревни Нижние Жары до Киевской ГЭС. Белорусы предполагают, что благодаря транспортировке нефтепродуктов с Мозырского НПЗ и Петриковского горно-обогатительного комбината регион станет мощнейшим стимулом для экономического развития государства.

Разумеется, данная транспортная система может использоваться для транспортировки не только нефтепродуктов, а также любых других видов сырья и готовой продукции вниз и вверх по Днепру, что открывает рынки для наших государств  практически на всевозможных направлениях.

Для Беларуси  — это выход к морям, для нас – огромные возможности в аспекте выздоровления нашей экономики, с учетом дешевизны транспортировки грузов таким образом.

Польша и Белоруссия активно развивают это направление, а в Украине в основном слушают протесты экологов, которые апеллируют к опасности проекта для экосистем региона, поднятия радиоактивных отходов со дна и т.д.

Однако, сегодня протесты украинских экологов настолько далеки от европейских норм и практик, что, с учетом отсутствия финансирования государством, приобретают какие-то гипертрофированные формы. Например, гуманизм по отношению к бездомным животным в нашей стране привел к тому, что в некоторых районных центрах многочисленные своры собак набрасываются на людей на улицах, создают невыносимый шум по ночам и крадут провизию. Что вообще немыслимо ни в одной европейской стране. За убийство бездомной собаки предусмотрена криминальная ответственность.

Что касается маршрута IWW E40, то нам остается «разумно» к нему подключиться.

По информации из конфиденциального источника, замминистра транспорта Беларуси утверждает, что проект будет способствовать возвращению заиленной, обмелевшей, засохшей реки Припять к своим природным характеристикам благодаря сужению и углублению русла реки и улучшению ее потока.

Что касается некоторых украинских участков, то с учетом существующих практик, возможно строительство судоходного канала в обход загрязненных участков акватории Припяти (и, возможно, Киевского водохранилища), используя подобные нидерландские конструкции в качестве образца.

Поэтому на повестке дня сегодня – доработать и адаптировать закон «О внутреннем водном транспорте» к существующим реалиям.

Еще одна упомянутая заинтересованная сторона – Китай. Геоэкономические проекты в рамках масштабной стратегии «Нового шелкового пути» – приоритет китайских инвестиций. Более того, логистика в рамках «Адриатическо-Балтийско-Черноморского сотрудничества морских портов» — направление, на которое Поднебесная не жалеет средств, поэтому мы можем на них рассчитывать с учетом геополитических преимуществ для всех сторон.

Польша сегодня стремится привлекать средства из еврофондов на модернизацию транспортных автомагистралей между севером и югом Европы с целью соединения портов трех морей, которые  частично совпадает с сетью панъевропейских дорог TEN-T. То почему бы нам не привлекать китайские средства на ремонт украинских автомагистралей по пути транспортного коридора Виа Карпатия (Via Carpathia) – еще одного направления в рамках Междуморья?!

Сегодня, часть китайских средств в рамках сотрудничества между Укравтодором и China Road and Bridge Corporation направляется на строительство бетонной дороги «Одесса- Николаев», а также капитальный ремонт участков других украинских дорог.

Но с учетом того, что Украина в сеть TEN-T не включена и пока еще далека от кандидатства в члены ЕС, то важнее сейчас модернизировать маршруты поставок азиатских грузов в Европу через порты Черноморск, Одесса, Южный. В частности, по направлениям: Ковель/Луцк — Киев/Тернополь — Винница – Одесса; Люблин — Замостье — Львов — Тернополь — Сирет — Бухарест и Жешув — Львов — Черновцы — Сучава — Бакэу – Галац.

Данный проект также направлен на частичную разгрузку Босфора. И если мы вовремя не сообразим, все бонусы по перевозке возьмет на себя румынский порт Констанца. А ведь путь с Одессу на Прибалтику намного короче.

И еще одно важное направление в аспекте  обеспечения устойчивости энергетическо-коммуникационной  инфраструктуры в регионе Триморья – электроэнергетическое.

Здесь припомним давние разговоры об энергетическом мосте «Украина – ЕС», в частности — открытии энергосообщения «Хмельницкий –Жешув»,  а также объединения электроэнергетического рынка Украины с европейскими.

Проект внедряется с еще одним партнером во ГУАМ – Молдовой, путем отключения стран Балтии, Молдовы и Украины от энергокольца БРЭЛЛ и синхронизации с европейской энергосистемой через Польшу.

В частности, планируется синхронизация блока №2 ХАЭС с ENTSO-E, а достраивать блоки №3 и 4 совместно с Энергоатомом выразили желание китайская CNNC (China National Nuclear Corporation), американская Westinghouse Electric Company и  российская ТВЕЛ.

С целью сохранения «баланса сил» в регионе все-таки лучше сотрудничать и в данном проекте с Китаем. Поскольку рычаги влияния США в регионе и так достаточно значимы. Я к тому, что, например, демонтаж украинской трубы – возможность ликвидировать один из путей поставок конкурентного российского газа в регион.

В заключение осмелюсь предположить, что возобновление маршрута «Из варяг в греки»  позволит нам разрешить не только внешнеполитические, но и внутриполитические задачи. Идентификация по оси «Север – Юг» устранит противостояние между востоком и западом нашей страны, минимизируется конфликтность на почве мировоззрений. Украина «уйдет» с геополитической периферии, так как появится множество заинтересованных в региональной безопасности. Прекратятся притеснения украинских национальных меньшинств, а фактор сепаратизма по рубежам нашей страны значительно ослабеет.

Тогда в информационном пространстве будет совсем другой разговор…

И Украина будет едина.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook