Существует растущий разрыв между экономическим реалиям в Европе и восприятием финансовых рынков. В Италии и Испании мы имеем дело с глубокой рецессией и ростом уровня безработицы, но они успешно справляются с погашением суверенных долгов благодаря доступным процентным ставкам. Франция в прошлом году потеряла свой тройной А-рейтинг, и ее экономическое положение продолжает неуклонно ухудшаться — но в четверг, страна продала 10-летние облигации по рекордно низким ставкам.

Эта ситуация  поразительно отличается от настроений год назад, когда существовал страх перед неизбежным дефолтом стран на периферии еврозоны. Вплоть до середины 2012 года, не было тесной связи между восприятием ситуации на финансовых рынках и в реальной экономике, а также политической ситуации в странах еврозоны.

Последние недели показали, что несмотря на травматическое спасение Кипра, перманентный политический кризис в Италии и углубление кризиса безработицы в Испании, наиболее затронутые кризисом страны еврозоны имеют сравнительно низкую стоимость заемных средств.

Это разрыв может быть в значительной степени объяснен обещанием вмешательства на рынках облигаций, сделанного главой Европейского центрального банка Марио Драги в сентябре 2012 года. Однако, даже если в ближайшей перспективе это уменьшает потенциал финансовой инфекции в европейском валютном союзе, то не решает гораздо более глубокие проблемы: рост безработицы и падение потребления.

Европейские лидеры сосредоточили свои усилия на решении долгового кризиса и угрозах для европейских банков. Государственные расходы подлежали резкому ограничению, чтобы избежать дефолта по суверенным долгам. Однако, эта политика привела к массовому социальному кризису на периферии ЕС. Большинство стран еврозоны попали в порочный круг, где правительства не тратят, банки не кредитуют, а потребители не потребляют.

За последние три года, Европейский центральный банк закачал 1 трлн. евро (1,3 триллиона долларов) дешевых кредитов в финансовую систему еврозоны в целях укрепления банковского сектора региона. Но банки боятся, что они не смогут вернуть назад свои кредиты, потому начали ужесточать требования их выдачи. Кроме того, последние нормативы ЕС, вынуждают банки резервировать больше капитала.

Так как большинство европейских компаний зависят от банковского кредитования, кредитный кризис подрывает перспективы еврозоны восстановления реального сектора экономики. Эта проблема имеет особенно обременительное воздействие на малые и средние предприятия в Европе, составляющие основу экономик еврозоны и являющиеся основным источником занятости. Несмотря на инъекции ликвидности со стороны ЕЦБ, эти компании все еще пытаются получить кредит, доступ к которому ограничен. Статистические данные также выделяют падение уровня потребления и сбережения населения в периферии еврозоны.

Кроме того, социальное недовольство с основными политическими партиями ведет за собой укрепление позиций евроскептиков по всей еврозоне, которые настроены против истеблишмента своих стран. Европейский центральный банк имеет власть, чтобы успокоить финансовые рынки, но он не может контролировать политическую эволюцию в отдельных государствах, а тем более подавить недовольство на улицах.

Некоторые страны еврозоны пытаюсь использовать колебания на рынках,  ведут переговоры о смягчении программ жесткой экономии в целях уменьшения социальных волнений и подрыва популярности радикальных антиэлитарных партий. Еврокомиссия недавно позволила Испании и Франци иметь более легкие параметры дефицита бюджета и предложила достижение аналогичных договоренностей с Италией. Тем самым был найден ответ на извечную многолетнюю дилемму Европейского Союза, метающегося между запросом на структурные реформы и терпимостью к более свободной фискальной политике. Подобные уступки Брюссель уже делал в прошлом, но в этом году переговорный процесс был короче и менее травматичен, чем раньше. Брюссель осознает риски политики жесткой экономии, потому следует ожидать, что в ближайшие месяцы Еврокомиссия будет более сговорчивой.

Тем не менее, для большинства стран еврозоны будет чрезвычайно сложно вернуть уровень безработицы на докризисный уровень. Снижение экономической активности, низкий уровень потребления и жесткие условия кредитования серьезно ограничивают шансы периферии ЕС существенно сократить безработицу и повысить потребление в краткосрочной перспективе. Финансовые рынки и реальная экономика двигаются на различных скоростях, изменения на финансовых рынках лишь незначительно коррелируются с процессами в реальном секторе. Поэтому, социальная напряженность и политическая неопределенность будут и далее определять ситуацию еврозоне в обозримом будущем.

Источник: Stratfor, перевод  «Хвилі»

Популярные статьи сейчас

Финляндия официально приняла решение вступить в НАТО

ПФУ объяснил, как получить пенсию, если закончился срок действия карты

В Украине рухнули цены на клубнику

Залужный высказался о Зеленском, заткнув рты разгоняющим "зраду" порохоботам

Показать еще