Очень популярная тема в отечественном экспертном дискурсе – с каких стран Украине брать примеры в проведении реформ (чаще всего называют Польшу, Китай, Сингапур, страны Балтии). Очевидно, что полемисты, активно работающие в этой теме, искренне желают нашей стране экономического процветания. К сожалению, они допускают ряд методологических просчетов, которые ставят под сомнение практический смысл применения их рекомендаций.

Пожалуй, чаще всего, в качестве примера приводят Польшу. Но действенность для Украины рецептов, основанных на успехах Польши (равно как и Сингапура с Китаем), стоит признать сомнительными в силу нескольких причин.

Во-первых, польская государственность, обусловившая наличие соответствующих политических и общественных институтов, насчитывает несколько веков (с перерывами, конечно). А украинская государственность существует многократно меньшее время — всего-то 28,5 лет. Важно помнить об уровне развития институтов, гражданского общества, способности общества быстро сближаться с Западом. По всем этим направлениям у Польши (или той же Прибалтики) были преимущества по сравнению с Украиной — в силу большей географической близости к западно-европейским странам, высокого мирного проникновения представителей более развитых западных обществ в их общества, происходившего в течении многих столетий (например немецкие колонисты Судет, живущие там с XII века, или ганзейские купцы в Прибалтике), или вследствие завоеваний. Наивно недооценивать этот фактор. В т.ч. с учетом работ Нобелевского лауреата Д.Норта, в которых изучаются проблемы соотношения формальных и неформальных институтов и влияния институтов на экономический рост.

Во-вторых, польская экономическая история не тождественна украинской — в социалистической парадигме экономика Польши работала намного меньший отрезок времени. И, что важно, в социалистическом периоде развития Польша совершила серьезный технологический и экономический рывок, выйдя из состояния типичной аграрной страны. Кстати, Западная Польша до 1945 года была частью Германии (достаточно посмотреть на сеть железных дорог, которые — до 1918 года — на территории нынешней Польши построили немцы, с одной стороны, и русские, с другой стороны), что после Второй мировой войны позволило Польше легче адаптироваться к индустриализации периода второй промышленной революции.

В-третьих. Из работ выдающегося социолога Макса Вебера известно, насколько большое значение имеет конфессиональная принадлежность нации. Украинцы — православные, поляки — католики. Другие социокультурные особенности,  качественно иная трудовая этика — важные причины того, что поляки лучше украинцев реформировали свою страну. Как писал Адам Смит, капиталистическое развитие происходит преимущественно благодаря действиям  большого  количества экономических агентов на местах, которые руководствуются только стремлением к извлечению личной выгоды. А не столько благодаря правильным действиям правительств. История показывает, что представители обществ протестантской и католической культур (имею в виду европейские нации) превосходят в плане подушевых экономических показателей представителей православной культуры.

Ставшие демократическими в начале 1990-х годов государства Восточной Европы относительно успешно перешли к рынку во многом потому, что народы этих стран в сравнении с Украиной (равно как и с Россией, Белоруссией, Средне-Азиатскими и Кавказскими республиками бывшего СССР) имеют более качественную трудовую этику и исторически лучше приспособлены к рыночной экономике.

Конечно, не стоит отрицать и фактор качества политических лидеров. Когда в Польше проводил реформы Бальцерович (отношусь к нему с уважением, но считаю, что не нужно его роль переоценивать), Украиной управляли провинциальные советские бюрократы, что было  естественно для Украины, в которой до сталинской индустриализации существовала такая экономика, какая была в Германии в XV веке, или в Польше в XVIII веке. В итоге, когда руководящее влияние выходцев из КПСС в экономике прекратилось, с 1990-го по 2000-й годы экономика Украины деградировала, но не так сильно, как могла, если бы в тот период конъюнктура мировых сырьевых рынков была совсем слабой. Но даже если отдельные реформы у нас начинались, то никогда не доходили до завершения, потому что они фактически симулировались, никто и не собирался всерьез их проводить.

Изучение того, как возник нынешний экономический отрыв Польши или Словакии, Китая или Сингапура от Украины может помочь в понимании теоретически возможных способов его устранения. Но маловероятно, что копирование исторической последовательности действий этих стран может служить эффективной моделью для подражания в Украине.

В перечне общепризнанных когнитивных искажений достойное место занимает отклонение в пользу результата. Оно состоит в том, что люди судят о решениях на основании их окончательного результата, вместо того, чтобы оценивать качество решений, учитывая обстоятельства того момента, когда они были приняты. Любые удачные экономические реформы были контекстуальны и хроноцентричны (проходили в конкретное время и в конкретных обстоятельствах, которые неповторимы), а также этноцентричны (осуществлялись с учетом сильных и слабых сторон наций тех стран, где реформы проводились). Это стоит помнить, когда на основании примеров других стран предлагаются те или иные решения, потенциально влияющие на экономику Украины.

Равнение на популизм приводят к тому, что мы готовы подхватывать любой опыт. И свято верить, что только благодаря этому удастся успешно реформировать экономику. Ведь по мнению многих, стоит лишь выбрать правильный план, и это само по себе принесет успех, главное — выбрать, реализация не нужна (или вторична).

Не ставя целью данной статьи дать ответ на вопрос, чем нам нужно руководствоваться при выборе экономической политики, хочу в завершении акцентировать внимание на трех аспектах. Первый — не стоит слепо копировать даже самый успешный иностранный опыт, так как он был реализован нациями с иными социокультурными особенностями и в конкретных неповторимых условиях. Второй —  историцизм показателен, но не доказателен, наличие подтверждений, не является доказательством самим по себе. Третий — пожалуй, главная проблема экономики состоит в игнорировании достижения других дисциплин, например, истории, социологии, политологии и других.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook.