Пока ситуация вокруг Мотор Сич находится в подвешенном состоянии, хочу вспомнить кейс из американской компьютерной промышленности.

Никто сейчас не будет спорить с тем, что США является мировым лидером в компьютерных технологиях. А знаете ли вы, что основой этой технологии является обычный физический предмет — полупроводник? Без него развитие компьютеров было невозможно в принципе. Даже в честь основного материала «кремния», что используется для производства полупроводников в компьютерной промышленности, получила своё название Кремниевая долина.  Так же важно подчеркнуть, что сейчас полупроводники используются во всех сферах высоких технологий.

Так вот. Американцы являлись пионерами в производстве полупроводников, что использовались в компьютерных технологиях. И занимали в мире доминирующее положение вплоть до начала 80-ых. Однако с середины 70-ых они стали стремительно терять свои позиции и проигрывать конкуренцию японцам. Если в 75 году крупнейшими в мире производителями были две американские компании Texas Instrument и Motorola, то уже в 1986 они выпали из первой тройки. А их место заняли три японских компании NEC, Toshiba, Hitachi.

И вот в этой отрасли началась ожесточенная борьба между Японией и США. Японцы, чтобы уничтожить американцев, широко использовали низкий курс иены, эффект масштаба, демпинг, убытки от которого покрывались субсидированием отрасли покрывало японское правительство.

Представители американской компьютерной отрасли во главе с Робертом Нойсом, основателем Интел, обратились за помощью к своему правительству, чтобы им помогли. Иначе отрасль могла быть утерянной для Америки навсегда.  Вот примерно так начиналась торговая война Рейгана с Японией.

Если перейти от общего к частному, то здесь важно вспомнить историю компании Fairchild Semiconductor. Это исключительная компания, которая была первой в производстве этих полупроводников. И конкуренция с японцами так же сильно затронула. В конце она постоянно терпела убытки, не в состоянии выдержать борьбу с японцами. Потому было два выхода для них: продать бизнес или банкротство.

Уже в 1979 компания была продана Schlumberger “Шлюмберже» за 425 млн дол. Это обычная покупка актива, находящегося в затруднительном положении «distressed asset” по низкой рыночной цене с целью вывести его в прибыль и продать подороже. К сожалению, все попытки сделать ее успешной потерпели крах, и компания продолжала оставаться убыточной. В конечном итоге, Шлюмберже приняла решение избавится от убыточного актива и продать его.

Первым в очереди на покупку стояла японская компания Fujitsu. Сумма сделки не разглашалась, однако аналитики оценивали ее в 200 млн дол, что было вдвое дешевле чем ранее за них заплатили Шлюмберже.

Повышенный интерес японцев к американским технологиям и боязнь того, что японцы с помощью таких компаний усилят своё присутствие на американском рынке и вытеснят американских производителей, вызвал сильный резонанс в обществе. Сделкой даже заинтересовались в американском правительстве, которое сразу же выступило против этой сделки.

Как только стороны уже были готовы ударить по рукам, сделку заблокировало правительство. Чтобы это сделать, оперативно была принята Поправка Эксон-Флорио от 1988. Согласно этой поправке, президент вправе заблокировать любое приобретение американской компании иностранными инвесторами, если это приобретение угрожает национальной безопасности США.

В конечном итоге, японцы отказались от приобретения этой компании, обвинив американское правительство во вмешательстве в этот процесс. Но Шлюмберже по-прежнему желало избавится от компании. Если никто ее не купит целиком, то они будут вынужденны продать ее по частям, что тоже было обычной практикой. Вероятно, этот вариант тоже не устраивал правительство, потому покупателя начали искать среди своих. Интересно здесь ещё то, что американские технологичные компании того времени в результате сильной ценовой конкуренции проигрывали японцам. И национальные производители, бросив все силы и финансовые ресурсы на эту конкурентную борьбу, не имели возможности купить эту компанию даже по самой выгодной цене, да и многие не считали эту компанию интересной.

Интерес неожиданно возник со стороны National Semiconductor. Ее генеральный директор Чарли Спорк говорил, что не интересовался этой компаний, несмотря даже на то, что раньше работал в компании Fairchild. Вероятно, причиной было то, что National Semiconductor находилась в такой же трудной ситуации как остальные и так же была неспособна выложить за компанию желаемую сумму.

Такая возможность открылась благодаря Sematech, некоммерческому консорциуму основаному в 1987, который был создан благодаря упомянутому ранее Роберту Нойсу. Он сумел убедить государство создать фонд, с помощью которого государство субсидировало проекты входящих туда компаний. Благодаря этому Nat Semoconductor купил Fairchild… за 122 млн дол.

Популярные статьи сейчас

Украинцам подсказали, кто может рассчитывать на рост пенсий

"Новая почта" ввела новую финансовую услугу

"Мы вас поставили на место": Лукашенко сделал первое заявление на фоне протестов

Синоптик дала неожиданный прогноз на середину августа

Показать еще

Для американского правительства успешная реализация своей задумки позволила блокировать дальнейшие покупки японцев компании из сферы высоких технологий. В дальнейшем эти функции по рассмотрению возможности угрозы и контролю за иностранными инвестициями были переданы CIFIUS — Комитету по иностранным инвестициям США. Сейчас же CIFIUS активно борется против китайских инвестиций.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook.