Революционный процесс в Египте набирает оборот. Активность масс возрастает, а уступки якобы сделанные народу диктатором с 30-летним стажем никого не удовлетворяют. Еще задолго до революции египтяне шутили, называя своего бессменного президента фараоном. Некоторые экскурсоводы предупреждали туристов, что пройдет немного времени, и они смогут увидеть новую величественную гробницу правителя в долине пирамид. Этот прогноз вряд ли имеет шанс оправдаться.

Мубарак, по слухам, собирается бежать в Германию для «продолжения лечения». Означает ли такой сценарий успокоение Египта и всего арабского Востока? Исчезнет ли вирус социального кризиса в других странах «третьего мира»? Спекулянты нефти твердо убеждены: основа для беспокойства по поводу стабильности поставок углеводородов не перестанет существовать в ближайшие месяцы. Часть экономической прессы подтверждает такой сценарий, утверждая, что при нынешних условиях «черное золото» продолжит ценовый подъем в 2011 году.

Восточные революции усиливают информационные позиции спекулянтов нефтью. Но сами эти события являются в немалой мере порождением спекуляций на мировых рынках. И, прежде всего, они подготовлены спекуляциями зерном. Дороговизна продуктов питания поставила население Египта, как и трудящихся Туниса, перед выбором между голодной смертью и уничтожением политических систем, мешающих решению проблем низких доходов, массовой безработицы и дороговизны товаров первой необходимости. Революции на Востоке обусловлены экономически не меньше, чем рост спекуляций на мировом рынке обеспечен правительственными субсидиями банкам и сжатием мирового потребления.

Из товаров необходимых для выживания хлеб стоит выше нефть. В условиях глобальной депрессии обойтись без значительной части ранее добываемых углеводородов можно, но обойтись без пищи человечество не в состоянии. Сокращение доходов населения планеты в 2009-2010 годах (вопреки любым красивым картинкам роста ВВП, реальных доходов населения и других чудес официоза) создало условия для концентрации спекулятивной активности капиталов на самых дешевых продовольственных товарах, прежде всего – на зерне.

Нефть и хлеб могут дорожать параллельно, пока есть потребительские обоснования для такой ситуации. Однако промышленное потребление нефти может вновь сократиться, а общее сокращение затрат населения планеты на продовольствие уже произошло и породило концентрацию спроса на самых дешевых продуктах. Сотни миллионов семей стараются экономить, покупая меньше мяса и даже куриных яиц, но увеличивая или сохраняя потребление хлеба и различных круп в прежнем объеме. В условиях последствий неурожая 2010 года такая ситуация дает отличный шанс для продовольственных спекуляций. Осуществляются они во многом благодаря правительственной помощи большим банкам, так неудачно пережившим 2008 год. Понеся огромные потери в результате естественного краха спекуляций в первый год кризиса, эти игроки смогли компенсировать потери за счет национальных финансов.

За годы мирового кризиса неолиберальные правительства отказались по всему миру от доктрины дерегуляции. «Свободный рынок» получил в рамках новой колоссальной по стоимости системы неолиберального регулирования огромные средства. Благодаря этому были покрыты прежние убытки и стали возможны новые спекуляции, поскольку для прямого инвестирования в производства у банков не возникло причин. Промышленность по-прежнему угнетена кризисом и его движение не остановлено, хотя в немалой мере и выведено из поля зрения. Могут ли в таких условиях углеводороды дорожать бесконечно и сколько времени в запасе у роста цен на продовольствие?

Нефтяные спекуляции более уязвимы, чем спекуляции продовольствием. Причина здесь состоит в более прочном основании для высоких цен на хлебном рынке. Перепроизводство нефти (и газа) на планете очевидно или почти очевидно. Потребительский спрос на бензин в ЕС и США имеет все основания снижаться. Доходы европейцев активно сокращает государственная политика жесткой экономии, вынужденно-агрессивная, поскольку Евросоюз не могут бесконечно печатать евро в отличие от Соединенных Штатов. К жесткой экономии одна за другой переходят и другие страны, чьи финансы за три года глобального кризиса подорвала необходимость поддерживать доллар и США. Фактически эти страны сталкиваются с более высокой инфляцией, чем США, поскольку имеет место ее перенос на их экономики.

Уже в 2010 году мировые цены на нефть оказались не так устойчивы, как предполагалось. Весь 2009 год они поднимались. «Черное золото» тогда подорожало с 41 до 78 долларов за баррель. 2010 год начался с колебаний, но затем цены на нефть поднялись в апреле до 87 долларов за баррель. Однако затем произошло падение рынков, как фондовых, так и сырьевых. Нефть подешевела до 72 долларов за баррель. Только в середине июня углеводороды вернулись к положительной динамике. Во второй половине года нефть взлетела почти до 94 долларов за баррель. Мировой неурожай (как вестник сокращения доходов населения) не помешал росту рыночной стоимости «черного золота».

Случайно ли народные восстания в арабских странах трактуются как угроза для рынка углеводородов?

Ситуация с египетской революцией напоминает ситуацию с российско-грузинским конфликтом лета 2008 года. Тогда война на Кавказе тоже помогла мировым ценам на нефть: они удерживались на необоснованной панике. Но затем последовал обвал, и он продолжался полгода. Спекулянтам всегда нужен был повод для взвинчивания цен, но когда пик достигнут подобные пугала не срабатывают. Так Россия во второй половине 2008 года сообща с ОПЕК пыталась убедить мир, что ценам не надо падать, что производство будет резко сокращено. Однако цены обрушились в несколько раз. Спекулянты исчерпали денежные ресурсы, а положение реальной экономики не располагало к дорогой нефти.

Превышение 100 долларов за баррель, скорее всего, новый пик или почти пик для спекуляций углеводородами. Нарастание во многих странах бюджетных проблем говорит о исчерпанности ресурсов для субсидирования государствами спекулятивных игр банков. Зона спекуляций должна будет в 2010 году объективно сузиться, что несет новые риски для высоких нефтяных цен и экономик рассчитывающих спастись за их счет. Аналогичная судьба ждет и металлы. Россия, Украина и Казахстан одинаково должны готовиться к новому удару кризиса. Но продукты продолжат дорожать как на мировом рынке, так и внутри стран. Первая половина 2011 года – вероятный период для нового падения цен на нефть.

Сейчас наблюдается новый пик нефтяных спекуляций. Сценарий 2010 года вполне может повториться в большем масштабе. Углеводороды, вероятно, не упадут до 40-50 долларов за баррель, но рынок заметно просядет. 30 долларов цена барреля потерять может. Основой для такой коррекции станет сокращение потребление в ЕС и США. Причем падение цен на сырье не приведет к удешевлению продовольствия. Оно продолжит дорожать как минимум до лета 2011 года.

Вероятно, итогом финансовых проблем правительств и сокращения реальных доходов трудящихся станет снижение в 2011 году привлекательности нефти как предмета спекуляций. Зерно, напротив, останется последним прибежищем спекулянтов. Здесь египетские события только играют на усиление тенденции. Как можно ожидать, пища будет вытеснять по значимости углеводороды. Спекуляции здесь станут коммерчески надежней, поскольку возможны и без государственных субсидий. Вот только устроит ли это всех?

Популярные статьи сейчас

Британия ввела новые санкции против России к визиту Зеленского, - Ермак

РФ не имеет боевой мощи для проведения удачного большого наступления, - ISW

Пенсионный фонд напомнил, по какой формуле определяется размер субсидии на коммунальные услуги

В Украине начали повышать тарифы на воду: в каких регионах подорожала коммуналка

Показать еще

Василий Колташов для Академии безопасности открытого общества, «Хвиля»

2011-02-10 19:54:47

По теме: Мировой продовольственный кризис и перспективы Украины