sur140
sur140

Встал вопрос: «Какой язык давать ребенку первым?». Первый язык ребенок усваивает легко. Хотелось бы воспользоваться этой возможностью, и дать ему тот, который даст больше преимуществ на будущее.

Учитывая место проживания, Киев, и свободное владение только двумя языками, выбор не велик: либо украинский, либо российский.

Руководствоваться при выборе политическими предпочтениями не хочется. Ребенок не может быть объектом экспериментов со стороны родителей. Выбор должен быть продиктован здравым смыслом.

Сначала выбор показался очевидным.

(Для понимания того, что написано ниже: язык – это: структура + лексика)

Украинский язык дает больше преимуществ перед российским тем, что лексика украинского языка более близка остальным славянским языкам. Т.е. человек, владеющий украинским языком, сможет более-менее понять практически любого славянина.

Украинский язык, территориально находясь в середине славянской группы языков, имеет больше лексических связей с окружающими его славянскими языками. А российский язык, находясь на окраине этой группы, не имеет такого количества связей со славянскими языками. (Можно сказать, что российский язык прикасается к другими, не славянскими группами, и имеет с ними некоторые лексические связи. Но это все равно не дает возможности россиянину понимать неславянские языки – у них базы разные).

Для проверки этого своего предположения пришлось провести эксперимент. Просмотр польского фильма («Варшавская битва.1920») без перевода, на польском языке, показал, что понять, о чем речь, более-менее можно. И понять можно только потому, что владею украинской лексикой. Именно она давала возможность понимания.

Т.е. усвоив лексику украинского языка, можно потенциально общаться со всеми представителями славянской группы языков. А усвоив лексику российского языка – только с теми представителями славянской группы, с кем он соприкасается.

Вроде бы очевидно преимущество украинского языка. Но делать выбор только на основании такого мелкого функционального преимущества глупо. Ведь ту или иную лексику, при необходимости, можно заучить очень быстро.

Пришлось проводить «исследование» дальше. Тем более не давал покоя вопрос: «Если дело всего лишь в разности лексики, то почему украинцу легче дается российский язык, чем россиянину украинский?» Скорее всего, вопрос не только в разности лексики.

Язык – это не только лексика (лексика в языке вообще вторична). Это определенная абстрактная структура. Лингвистическая абстрактная структура, которая пытается описать (а может, создать) мир. И чем эта структура сложнее, тем лучше она передает всю сложность и разнообразие мира.

Популярные статьи сейчас

В Киеве расстреляли несколько авто: фото

Украинцам объяснили, кто получит прибавку к пенсии

ПФУ пересчитал пенсии: кого коснулось

Дантес откровенным признанием вызвал неоднозначную реакцию Дорофеевой

Показать еще

Если мышление – это способность оперировать абстрактними (виртуальными) структурами и элементами этих структур. То получается, что чем более сложными абстрактными структурами человек может оперировать, тем умнее он является. Т.е., по-простому, если тригонометрия – это более сложная абстрактная структура, чем таблица умножения, то тот, кто «шарит» в тригонометрии, скорее всего умнее, чем тот, у кого максимум — таблица умножения.

Это же касается и языка, т.е. лингвистической абстрактной структуры. Естественно, что язык всего лишь первая абстрактная структура, которую усваивает человек. В дальнейшем в жизни он сталкивается с большим количеством абстрактных структур.

Но так как первую лингвистическую структуру ребенок усваивает непринужденно, то целесообразно дать ему максимально сложную структуру. Это даст ему возможность легко усваивать другие, более простые, аналогичные структуры. Да и вообще, практика работы с более сложной структурой дает полезный опыт на будущее.

Так может именно в разной сложности лингвистических структур кроется ответ на вопрос: «Почему украинцу легче дается российский язык, чем россиянину украинский?»

Для того, чтобы определить у какого из двух языков структура сложнее, можно посмотреть на ход развития обеих.

Лет 1000 назад (цифра условная: этот текст не претендует на научность) не существовало ни украинского, ни российского языка. У них был общий предок, назовем его условно «руський» (или «руська»). Разные пути развития этого «руського» привели к появлению и украинского, и российского.

Украинский из «руського» развивался естественно.

А российский изменялся неестественно: то упрощался (примитивизировался), то развивался. На территории Московии, и тем более за ней (на восток), «руський» был чужым языком. А для того, чтобы аборигены усваивали чужой язык, структура такого языка обычно упрощается. И так как фактически происходила русификация сначала самой Московии, а потом других ее территорий, то структура «руського»-российского языка периодически упрощалась. (Кстати, аналогичная ситуация происходила с американским вариантом английского языка.)

В итоге получилось так, что структура российского по отношению к украинскому более простая, примитивная. Это и есть ответом на то, почему украинцу легче дается российский, чем россиянину украинский. Структура российского языка не может поставить перед владеющим украинским языком нерешаемых задач, а наоборот может.

Навскидку можно привести ряд примеров из украинского языка, которые подтверждают его более сложную структуру, чем структура российского:

— наличие звательного падежа (vocativus) для всех существительных в украинском. (В российском только некоторые архаизмы имеют такой падеж: «отче наш»);

— в украинском больше суффиксов.

— бОльшая детализация в терминах в украинском. Например, чтоб понять, какое «масло» в российском, к нему нужно добавлять имена прилагательные, а в украинском на каждое «масло» есть свое уникальное имя существительное (и их больше чем два:). Это результат того, что для русифицируемых аборигенов нужно было обобщать понятия, а не детализировать.

— в украинском языке для словообразования используется не только принцип функциональности, но и принцип мелодичности (эргономичности слова). Украинский язык может себе позволить такие усложнения, выбрасывая «утяжеляющие» речь куски слова. В российском такие усложнения при словообразовании чреваты возможным непониманием для русифицируемых аборигенов. Примеры для наглядности: 1) рос: «санкцион-(ер)» -«санкцион-(ир)-овать», а укр: «санкціон-(ер)» — «санкціон-(!)-увати»; 2) рос: «счас(т)ье» – «счас(т)ливый», а укр: «щас(т)я» – «щас(!)ливий»; 3) рос: «пчело-вод» (т.е. чисто функциональное словообразование), а укр: «бджоляр».

Специалисты могут подсказать еще ряд примеров того, что структура украинского языка более сложная по отношению к российскому.

Возвращаясь к начальному тезису – «чем с более сложной абстрактной структурой человек работает, тем умнее становится», — выбор более развивающей из двух языковых структур очевиден. Хотя, конечно же, человек в жизни сталкивается со значительным количеством других абстрактных структур, не только языковых. И только вся совокупность структур, которыми он оперирует, определяет его развитие.

 

ПС. А теперь тест для тех, кто захочет поспорить с вышеуказанным. Перевести этот текст на украинский язык, и поставить все, что можно, в звательный падеж. Слабо? Я не смог