19-20 июня российский президент Владимир Путин посетил Вьетнам. Более 10 документов было подписано по итогам визита. Многие задавались вопросами, почему Путин поехал именно во Вьетнам, а главное — почему Вьетнам так радушно принял российского президента.

Для России Вьетнам является дружественной страной, с которой на протяжении десятилетий удается сохранять стабильный уровень политического доверия. Двусторонние отношения в сфере энергетической, военно-технической, культурной также удается поддерживать, хотя торгово-экономическое сотрудничество не столь активно. Более того, в отличие от КНДР, где Путин побывал накануне визита в Ханой, Вьетнам — развивающаяся страна с рыночной экономикой и широкими внешнеполитическими связями. Благодаря этому визит во Вьетнам можно было преподнести как дипломатический успех, который должен был продемонстрировать, что Россия вопреки растущей изоляции и станционному давлению, развивает отношения не только с диктатурами вроде Северной Кореи, но и с такими привлекательными государствами как Социалистическая Республика Вьетнам.

Вьетнам действительно динамично развивается в последние годы. Еще с 1945 года основным девизом внешнеполитического курса Вьетнама является установка Хо Ши Мина: «приумножение друзей и уменьшение числа врагов». Руководствуясь именно этим постулатом, в 1986 году на VI съезде руководство КПВ приняло решение начать “политику обновления”, известную как “дой мой” (Đổi Mới), и радикально изменить внешнеполитический курс страны, основываясь на трех фундаментальных принципах:

1) деидеологизация и диверсификация международных отношений;

2) политика «открытых дверей» во внешнеэкономических связях;

3) налаживание многосторонних отношений со всеми великими державами.

Благодаря этой политике Вьетнам поддерживает стабильные отношения со многими странами мира (Южная Корея, Япония, Россия, Новая Зеландия, ЕС) и смог выстроить отношения на уровне стратегического партнёрства с двумя сильнейшими державами мира — США и Китаем. Многовекторная внешняя политика абсолютно соответствует идеологии Хо Ши Мина, который стремился к подлинному миру, связанному с независимостью и единством Вьетнама и всегда говорил, что Вьетнам является частью лагеря миролюбивых и демократических сил мира, а его внешняя политика нацелена на дружбу со всеми демократическими странами и отсутствие вражды с кем-либо.

При этом, многовекторная деятельность вьетнамской дипломатии должна была обеспечивать благоприятную реализацию курса на активную интеграцию в мировую экономику, расширение рынков и привлечение инвестиций, которые смогли бы стать необходимым условием для быстрого и устойчивого развития страны. Сегодня Вьетнам, еще совсем недавно относившийся к самым отсталым странам мира, встал на путь динамичного и стабильного экономического подъёма и по праву считается одной из наиболее успешно развивающихся стран Азии.

Восхождение Вьетнама

За последние 35 лет вьетнамская экономика продемонстрировала впечатляющий рост. С момента запуска политики “дой мой” в 1985 году ВВП страны составлял $14 млрд, а в 2023 году – $430 млрд (5-е место среди стран АСЕАН и 35-е место в мире), при том, что прирост ВВП за 2022 год составил 8%, что являлось самым высоким показателем среди стран Юго-Восточной Азии. В 2023 году показатель был ниже — 5%. ВВП на душу населения в 1985 году составлял всего $230, в 2020 году — $4,324. Уровень бедности снизился с 70% в 1985 году до 5,71%% к 2023 году, а уровень безработицы – с более, чем 20% в 1987 году до чуть больше 2% к 2023 году. Охват медицинским страхованием увеличился с более чем 81% в 2016 г. до 92% в 2022 г., что демонстрирует особое внимание правительства к социальной сфере. Такой ключевой показатель, как Индекс человеческого развития страны, постоянно улучшается — за тридцать лет почти в два раза. В 2022 г. результат Вьетнама составил 0,726, в результате чего страна переместилась в группу с высоким уровнем человеческого развития и заняла 107-е место среди 193 стран.

На фоне растущей конфронтации между США и КНР растет не только токсичность Китая, но и опасения бизнеса относительно возможных санкций. Из-за этого набирает обороты тенденция переноса производства в другие страны регионы, в частности, во Вьетнам. Одним из ключевых факторов, привлекающих иностранных инвесторов, является благоприятная инвестиционная среда. Правительство Вьетнама активно работает над созданием условий для привлечения иностранных капиталовложений, упрощая регуляторные барьеры и предоставляя налоговые льготы. Вьетнам также подписал множество соглашений о свободной торговле с различными странами и экономическими блоками, что облегчает доступ к его рынку.

Кроме того, Вьетнам обладает значительными трудовыми ресурсами. Население страны молодое и трудоспособное, что делает её привлекательной для производственных и промышленных компаний. Низкая стоимость труда при сравнительно высоком уровне квалификации рабочих способствует привлечению производства в такие секторы, как электроника, текстиль и производство обуви.

Инфраструктурное развитие также играет важную роль в экономическом росте Вьетнама. За последние годы правительство значительно инвестировало в модернизацию транспортной, энергетической и коммуникационной инфраструктуры, что улучшает логистику и снижает операционные затраты для бизнеса.

Популярные статьи сейчас

Истребители F-16: командующий ВВС США в Европе спрогнозировал, когда Украина получит преимущество в воздухе

Укрэнерго объявило график отключений электроэнергии на 24 июля

Газ может подорожать на 2 гривны за куб: украинцам назвали сроки и причины

СБУ собрала важные доказательства удара российской ракеты по "Охматдету"

Показать еще

Кроме того, растущий внутренний рынок Вьетнама представляет собой значительный потенциал для иностранных компаний. Увеличение среднего класса и повышение уровня доходов населения стимулируют спрос на товары и услуги, что открывает новые возможности для бизнеса.

Политическая драма и перемены

Отдельным вопросом является политическая стабильность. Согласно Конституции руководящая роль в государстве и обществе принадлежит Коммунистической партии Вьетнама. В некоторой степени именно это и обеспечивает устойчивость и последовательность политического курса страны. Власть Коммунистической партии Вьетнама обеспечивает централизованный контроль над политическими и экономическими процессами в стране. Однопартийная система Вьетнама обеспечивает высокую степень прогнозируемости политических решений. В отличие от стран с частыми сменами правительств, где политические курсы могут значительно меняться, Вьетнам предлагает стабильность и преемственность политических стратегий. Это способствует созданию предсказуемой деловой среды, что важно для иностранных инвесторов, планирующих долгосрочные вложения.

Однако невзирая на все те достижения, которых Вьетнам добился в результате рыночных реформ и улучшения уровня жизни, одним из негативных следствий этого процесса стал рост коррупции.

За последние два года Вьетнам пережил серию сенсационных отставок. Верховная власть во Вьетнаме распределяется между так называемыми “четырьмя опорами” — генеральным секретарем Коммунистической партии Вьетнама, премьер-министром, президентом и председателем Национального собрания — вьетнамского парламента. Эти четыре фигуры делят между собой власть в неравных пропорциях, и на протяжении последних нескольких лет влияние уверенно смещалось в пользу премьерского поста, что сопровождалось укреплением позиций генерального секретаря. Должность президента носит представительский характер, тем не менее глава государства в значительной степени обеспечивает баланс внутри Компартии. Подобная расстановка сил продиктована партийной традицией принимать решения по принципиальным вопросам консенсусом с учетом мнений различных политических групп влияния.

По состоянию на конец июня 2024 года пост генерального секретаря Компартии занимает Нгуен Фу Чонг (с 2011 года), премьер-министр — Фам Минь Тинь (с 2021 года). Во Ван Тхыонг занимал пост президента лишь год. В прошлом году он был избран президентом на внеочередной сессии Национального собрания СРВ. В 52 года стал самым молодым президентом в истории Вьетнама. Однако уже 20 марта 2024 года Центральный комитет КПВ принял его отставку. Утверждается, что он “нарушал устав партии, а его нарушения и недостатки отрицательно сказались на общественном восприятии и репутации партии и государства”. Во Ван Тхыонг также покинул посты члена Политбюро, члена ЦК партии 13-го созыва и председателя Совета национальной обороны и безопасности страны. При этом он также получил пост из-за отставки предшественника, которая была предсказуемой, но тем не менее поразительной.

На протяжении последних десятилетий политический режим во Вьетнаме характеризовался как один из наиболее стабильных во всем регионе Юго-Восточной Азии, поэтому подобного рода новости вызвали широкий резонанс и бурную дискуссию относительно возможных причин отставки президента и дальнейших перспектив развития ситуации. Дискуссии вокруг возможных кандидатов на пост президента начались еще в январе 2023 г., и имя Во Ван Тхыонга довольно часто встречалось в публикациях зарубежных СМИ, которые считали его доверенным лицом генерального секретаря ЦК КПВ Нгуен Фу Чонга. Высказывались предположения, что именно Во Ван Тхыонг станет преемником генсека Нгуен Фу Чонга, который, как ожидается, на следующем съезде КПВ в 2026 г. покинет пост по причине почтенного возраста и состояния здоровья. Однако, этим предположениям не суждено сбыться. 21 марта на внеочередном заседании Национальное собрание проголосовало за отставку Во Ван Тхыонга с должности президента, который он и должен был занимать до 2026 года.

Пламя “горящей печи”: волна антикоррупционных чисток

Отставка, судя по всему, была инициирована генеральным секретарем в рамках антикоррупционной кампании, известной как “горящая печь” (сhiến dịch đốt lò / đốt lò). Это неофициальное название масштабной борьбы с коррупцией, которой положил начало Нгуен Фу Чонг еще десять лет назад. В своих выступлениях Нгуен Фу Чонг часто использует образ “дрова и печи” (củi và lò”) для обозначения борьбы с коррупцией. Помимо очевидных задач, кампания является попыткой вернуть престиж Компартии, а также укрепить доверие людей к правительству и руководству страны.

Однако обороты антикоррупционная борьба набрала именно после пандемии COVID-19. На первых этапах развития пандемии опыт Вьетнама был признан одним из самых успешных примеров в борьбе с COVID-19 не только в регионе, но и за его пределами. Предпринятые меры по борьбе с распространением коронавируса позволили вьетнамскому правительству прежде всего сохранить стабильные темпы экономического роста, и в результате в 2022 г. рост ВВП Вьетнама составил 8%, что стало максимальным показателем с 1997 г. Стремительными темпами в стране проходила вакцинация населения.

Вместе с тем COVID-19 выявил и кризисные явления во Вьетнаме, которые во многом связаны с распространением коррупции. Летом 2022 г. были задержаны несколько высокопоставленных должностных лиц: министр здравоохранения Нгуен Тхань Лонг и председатель Народного комитета Ханоя, бывший министр науки и технологий Чу Нгок Ань. Обоих чиновников обвинили в получении взяток за поставку больницам по завышенным ценам наборов для тестирования, произведенных компанией Viet A Technology. Аресты последовали после полугодового расследования, инициированного премьер-министром Фам Минь Чинем, по итогам которого было арестовано около 60 человек, среди которых также глава компании Viet A Technology — Фам Куок Вьет.

Другое громкое и получившее развитие коррупционное дело связано с организацией авиарейсов для вывоза вьетнамских граждан, оказавшихся за рубежом во время пандемии. Высокопоставленные сотрудники министерства иностранных дел Вьетнама, в том числе бывший заместитель министра То Ань Зунг и руководители туристических агентств, были арестованы в апреле 2022 г. и затем привлечены к дисциплинарной и уголовной ответственности по подозрению в получении взяток и продаже билетов на рейсы по завышенным ценам. В январе 2023 г. состоялось специальное заседание Национального собрания Вьетнама, по итогам которого вице-премьер по вопросам внешней политики, бывший министр иностранных дел Фам Бинь Минь (2011-2021) и вице-премьер, курировавший вопросы культуры, образования и науки Ву Дык Дам были исключены из состава Политбюро ЦК КПВ и отправлены в отставку. Ранее Буй Тхань Шон, нынешний министр иностранных дел, также получил предупреждения о возможности привлечения к дисциплинарной ответственности по делу об организации рейсов.

Еще одной сенсационной отставкой 2024 года стало отстранение Выонг Динь Хюэ от должности председателя Национального собрания, которую он занимал с 2021 года. Утверждается, что он допустил нарушения партийных правил, что негативно отразилось на репутации партии, государства и его собственной. В чем именно заключаются нарушения, однако, не уточняется. За четыре дня до отставки Выонг Динь Хюэ по подозрению в злоупотреблении властью был арестован его помощник и заместитель руководителя аппарата Национальной ассамблеи Фам Тхай Ха.

Огонь “горящей печи” настиг и Чыонг Тхи Май — самую влиятельную женщину вьетнамкой политики. Она занимала должности постоянного членом Секретариата ЦК КПВ и главу Центральной организационной комиссии Компартии (кстати, первая женщина, занявшая эти должности). Чыонг Тхи Май была членом как Секретариата, так и Политбюро (единственная женщина), высшего органа принятия решений в стране, в котором она занимала 5-е место в иерархии (после Генерального секретаря, президента, премьер-министра и председателя Национального собрания). По некоторым данным, ее кандидатура рассматривалась на пост президента Вьетнама. Однако госпожу Чыонг Тхи Май обвинили в “нарушениях и недостатках”, совершенных, когда она занимала другую руководящую должность в период с 2016 по 2021 год. Тогда она возглавляла Центральную комиссию по массовой мобилизации — совещательный орган при ЦК, непосредственно подчиняющийся Политбюро, который отвечает главным образом за общественную безопасность и связи с общественностью. Дополнительные детали о нарушениях не разглашаются.

Если обратиться к данным международного индекса восприятия коррупции, то СРВ занимает в нем 87 место из 180, что свидетельствует о достаточно высоком уровне распространения коррупции в современном Вьетнаме. В самом деле, коррупция во Вьетнаме имеет системный характер и охватывает все стороны социально-экономической и общественно-политической жизни страны. Остроту этой проблемы признают не только общество, но и партийное руководство, о чем следует из основополагающих документов партии. Кпримеру, в итоговых документах XIII съезда КПВ (2021) подчеркивается, что коррупция — это одна из опасностей, угрожающих существованию партии, и с ней необходимо бороться решительным образом. Согласно официальной риторике, причинами коррупции стали индивидуализм, деградация политической идеологии, морали и образа жизни. Во Вьетнаме, как и в Китае искоренение коррупции носит всеобъемлющей характер и затрагивает все уровни власти. Нгуен Фу Чонг неоднократно подчеркивает в своих выступлениях, что все органы государственной власти должны находиться под строгим контролем антикоррупционных механизмов.

Характерной тенденцией в перестановках в высших эшелонах власти является усиление роли военных. Пост президента занял бывший министр общественной обороны То Лам — один из самых влиятельных партийно-государственных руководителей. Пост главы Секретариата ЦК КПВ получил генерал армии, член Политбюро ЦК КПВ, начальник Главного политического управления Вьетнамской народной армии Луонг Куонг. Все, кто получил продвижение по службе имеют опыт работы либо в партийном аппарате, либо в полиции, либо в вооруженных силах и лишь немногих можно назвать технократами. Раньше баланс сил в элитах соблюдался по принципу vừa hồng vừa chuyên (и красные, и эксперты), что обозначало значимость не только приверженности коммунистической идеологии, но и “технические” знания. Сейчас же, судя по всему, акцент смещается.

С другой стороны, такие радикальные шаги означают два положительных момента: результативная борьба с коррупцией на пути к возобновлению положительного имиджа партии и урегулирование внутрипартийных противоречий благодаря межфракционному балансу. Ближайшая смена власти грядет через два года на очередном съезде и в течение этих двух лет новым партийным лидерам предстоит укрепить позиции, но главная задача — укреплять имидж Вьетнама на международной арене.