Так ми підемо – от так! –
Шляхом сотворіння
Наше покоління
Через жах та гоніння...

Ми знаймо, куди йдемо, ну!
Ми знаймо, звідки ми.
Лишаємо Вавилон,
Рушаємо до землі батьків...

Наш ісход: Рух людей божих!

Боб Марлі, "Ісход" ( Exodus)

Необходимое Предисловие

На какую бы тему я ни писал для украинской аудитории: история, финансы, политика, наркотики, - я обычно основываюсь на примере других, чтобы избежать эмоциональной реакции отторжения у читателей. Как было со статьей о национализме, и украинском национализме в частности, когда читатели мне сообщали, что мои аргументы слишком убедительны, поэтому читать меня они больше не будут. Высшая похвала публицисту!

Но я не пытаюсь с вами спорить или оскорблять. Я всего лишь пытаюсь обратить ваше внимание на вещи, которые всегда имеют последствия. А вам уже решать, какие последствия вы предпочитаете.

Поскольку меня читают исключительно умные и образованные люди, сразу оговорюсь, что я пишу не научный трактат, а весело и иногда остроумно обозначаю общий вектор развития, не особо заморачиваясь деталями, датами и именами. Так что не пишите мне, типа, врешь, пророк Исайя такого в 12 псалме не говорил. Ну и хрен с ним!

Ещё Одно Необходимое Предисловие

Недавние события на Ближнем Востоке, вылившиеся в войну Израиля против палестинской организации Хамас в секторе Газа, породили множество мнений, предложений и гаданий о сути и истории конфликта.

Я же предлагаю использовать это, как повод поразмышлять о национализме, его истоках, основах и последствиях на примере истории Израиля в частности и еврейской истории вообще.

Отто фон Бисмарку приписывают такое высказывание «Только дураки учатся на своих ошибках — умные учатся на ошибках других.» Беда в том, что успехи других практически никогда не получается повторить, потому что они, как правило, оказываются результатом уникальной геополитической и технологической ситуации в специфическом отрезке времени, которые просто так не скопировать в другом месте в другое время и с другим народом, честно говоря.

А вот неудачи, обычно, более универсальны, более фундаментальны в своих основах, грабли для любого, желающего на них наступить в очередной раз.

Еврейская история как раз и предоставляет нам уникальный, причем обобщенный, опыт появления, создания и воссоздания нации, и то, что мы видим сегодня, является неизбежным результатом того, что происходило 2-3 тысячи лет назад. Нам повезло, что мы в состоянии детально проследить как документально, так и материально, историю евреев и, если нам повезет ещё больше, что-то полезное для нас из неё почерпнуть.

Популярные статьи сейчас

Неожиданные показатели мобилизации: что изменил новый закон

Столтенберг объяснил, как долго РФ сможет продолжать войну против Украины

В Украине резко сокращается количество пенсионеров

Украинцам ответили, могут ли военнообязанных принудительно доставлять в ТЦК и на ВЛК

Показать еще

К тому же, евреи действительно оказались избранным народом, который, в силу исторических и теологических обстоятельств, умудрился выстроить не только свой особый путь, создав свою особую религию, но и целую цивилизацию.

Что такое цивилизация? Это некая социально-культурная совокупность признаков и (само)ощущений, выраженных через определённые практики, выраженных в религии и традициях, экономике и искусстве. Хотя мы обычно привязываем цивилизации к определённой географической локации, осёдлость в определенном месте сама по себе признаком цивилизации не является. Были и кочевые цивилизации. Цивилизации обычно включают множество различных этносов и даже религий, но это не обязательно, просто так получается. При наличии городов и городской культуры всегда можно завести себе личную цивилизацию где угодно, на любом расстоянии.

Грубо говоря, мы может так примерно определить, что вот тот — представитель западной цивилизации, этот — индийской, там — южно-азиатской, слева — арабской, справа — еще какой. А вот Моня — еврей. Он курит, пьет и матерится как все приличные люди, но что-то в Моне такое есть особенное, что-то такое еврейское.

Это, кстати, всегда раздражало окружающих в евреях. На вид, вроде, люди как люди, а в головах у них что-то не то. То, что они просто представители другой цивилизации, никому в голову не приходило. Ну, типа того, как русские не могут понять, почему украинцы выламываются, делая вид, что они другие.

Но вернёмся к нашему национализму и его уроках.

Действие Первое — Рождение Нации

(почти по фильму Гриффита)

Лучшее определение нации, которое я слышал, было примерно таким: нация — это группа людей, разделяющая общее неверное понимание истории. Нация выходит из мифа, из исторического нарратива, созданным для объяснения и оправдания самой необходимости нации.

Поэтому еврейскую, да и общую историю без Библии не понять. А, значит, не понять современность. Поэтому мы по быстрому проскачем по библейской, и не только, истории.

Еврейский национализм начинается с мифа о египетском пленении. Особых документальных и материальных подтверждений тому нет, но на то он и миф. Главное тут то, что какие-то из себя израэлиты, дети Израиля, оказываются в Египте, откуда их очередной Моня и повел в Землю обетованную.

Тут в наличии два момента любого национального мифа — нас гнобят, но мы освобождаемся и затем получаем свою землю в награду.

Совпадает этот миф с установлением единобожия. Что само по себе значительный скачок в мышлении. У всех нормальных людей под каждым кустом если не бог, то наяда или кариатида. И каждому принеси жертву и молись, кусту, реке или медведю. Пока один, надо полагать, еврей не сообразил, что всё это слишком нерационально и дорого. Теряется фокус и время. Нехай будет один Бог, который за всё отвечает.

Сначала Бог этот был чисто для детей Израиля, а остальные имели своих богов и прочих полу-Гераклов. Надо понимать, на тот момент евреи стали богоизбранным народом в том смысле, что они подписали эксклюзивный контракт со своим племенным богом. Это потом Господь станет универсальным божеством христиан, мусульман и евреев, избранность которого они будут оспаривать. А тогда Адонай был исключительно еврейским начальником, и совсем не отрицал наличие других, равных ему по силе и значимости божеств у других племён.

Поэтому Моисей в Египте и соревнуется с египетскими жрецами чьё кунг-фу сильнее. Побеждает Яхве, причём довольно ненужно изощренными способами, но мифы логике подчинятся не обязаны.

Концепция единого бога была довольно революционной и не слишком убедительной для древних умов, и авторы первой части Библии занимаются в основном тем, что постоянно убеждают евреев не сотворять себе кумиров и не поклоняться другим богам. Видимо потому, что с этим была проблема. Что, в отличие от хождения Моисея из Египта, подтверждается археологически. Ну трудно было простому народу вкурить, что не обязательно на каждый чих иметь божество. Народ же себе думает, а мало ли что, поставлю-ка а я свечечку, принесу курёнка в жертву, от меня не убудет, хотя в столице говорят, что не надо, так кто ж его знает...

Несколько столетий прошло в довольно тщетных объяснениях народу, что Бог один, а все ваши Астарты и Ваалы не то, чтобы совсем ложные, а просто чуждые еврейскому боевому национальному духу. Молиться и приносить вкусняшки нужно только своему Богу, иначе он, чего доброго, может и не помочь в трудную минуту. В той же Библии есть эпизод, где евреи перед битвой с какими-то моабитами как-то вяло молились своему Богу, а их враги своему божеству молились очень даже с усердием, так что ихний боженька побил нашего. В общем, и Господь может обидеться и не вступиться.

В таких теологических развлечениях прошла пара-другая столетий, а в Земле Обетованной образовалось аж два еврейских царства: Израиль и Иудея со столицей в городе-герое Иерусалиме. Чей царь взял да и улучшил единобожие без всяких корыстных целей.

  • Бог у нас один? - спросил он однажды во вторник придворных и жрецов.
  • Та ну шо вы, Ваше Величество, - залопотали они хором, - он у нас, как и вы сами, единственный и неповторимый!
  • Во! Бог один, а храмов его, куда веряне усердно тащат доллары и молодых козлят, на каждом углу полно. Непорядок. Несолидно. Ишь, федерализацию развели! Раз Бог один, то и храм должен быть один, и обязательно у меня в Иерусалиме. Для общего удобства. Ну, и казне не помешает.

Короче говоря, иудаизм продвигался методом втыка, долго и на ощупь.

Ну, развлекались, как могли, пока на горизонте не нарисовались ассирийцы с вавилонянами, суперсила древности. Они легко наваляли и Израилю, и Иудее. А заодно и Храм развалили, а он то был единственный. Осталась нация без храма. А часть евреев, в основном из Израиля, и скорее всего квалифицированных специалистов и творческую интеллигенцию увели, по старой доброй традиции, к себе в полон вавилонский. Который, в отличие от египетского, очень даже подтверждается и материально, и документально.

Жилось изгнанникам, видать, в том полоне совсем неплохо, раз у них находилось много времени думать и сочинять истории о том, как плохо жилось в вавилонском бардаке или блуднице, как этот город ласково называют в Библии. Как часто бывает со всеми нациями, интеллигенция обычно сидит за границей, пьет абсент, и укрепляется в своей религии и национализме так, как никакой трудящийся в Отчизне, занятый выживанием в тяжелых экономических условиях Железного века, просто позволить себе не мог.

Потом пришли персы, накостыляли Вавилону с блудницами, и всех гастарбайтеров распустили по домам. И были совсем не против восстановления Храма, на что царь царей даже деньжат подкинул. За это персидского царя Кира даже стали считать ну почти, а иногда и полностью, еврейским Мессией, исполнившего Божью волю. А чего нет? Исполняет божью волю, значит, посланник, царь, тоже не мешает, Храм восстанавливает. Какие ещё знамения вам нужны?

Еврейская интеллигенция вернулась на Родину с кучей новых библейских историй и поучений, и стала вовсю прививать национальный дух и религиозную доктрину разболтавшимся без их присмотра соотечественникам. На этот раз довольно успешно. Вот тут, примерно так 500 лет до сами знаете кого, и появилась еврейская нация, как таковая.

Можно только гадать, что бы из этой благодати вышло, но тут в двери Иерусалима постучался Александр Филиппович Македонский и ворота, после некоторых выламываний, пришлось таки распахнуть. А с Александром в город вошли не только гоплиты и казаки, но и сама греческая мысль, культура и мистические оргии, ибо началась эпоха эллинизма.

А эллинизм, он такой, хитрый. Прошлые уводы в полон только укрепляли детей Израиля в их вере и лишь усиливали самоидентификацию. Но одно дело устраивать фокусы-покусы на берегу Нила, другое — философские концепции и подчёркнуто здоровый образ жизни.

Под сильным влиянием греческой философии, иудаизм стал переосмысливать масштаб и роль Бога в мироздании, переходя из по сути племенного суеверия к обоснованной теологии, закладывая бомбу замедленного действия под институт первосвященников, и подготавливая место для раввинистического талмудизма и даже христианства с исламом.

Стоит немного задержаться на единобожии, так как оно имело важные последствия. Огромный минус такой концепции — как иметь дело с вездесущим богом? Как с ним общаться?Как его представлять? Он же везде одновременно присутствует, всё знает и слышит, как Дед Мороз.

Бога даже по имени невозможно назвать, а оно у него/неё/их (в начале там как бы больше одного бога подразумевается, но то детали) есть. Но если ты произносишь имя, ты конкретизируешь то, что, по идее, конкретизировать невозможно. Отсюда неприятие Христа как человека-бога в иудаизме — слишком материально и конкретно. Мы, современные постмодернисты, можем смеяться над такой схоластикой, но мыслить подобными категориями в первом тысячелетии до новой эры было настоящей революцией в сознании.

Ранние авторы Библии очень сильно страдают от необходимости как-то коммуницировать с Господом, так как представив Бога в виде человека, ты сильно ограничиваешь его потенциал. И хотя в некоторых эпизодах люди общаются напрямую или даже вступают в рукопашную схватку с Адонаем ( так нейтрально называют иудеи бога), это скорее от нехватки воображения, и поздние редакции стараются Бога из эпизодов вольной борьбы заменить на фигуру попроще, типа ангела, серафима или опять-таки кариатиды. По большей части героям Библии приходится иметь дело с божьими посланниками и горящими кустами.

Положительным в этой ситуации было то, что если Бога нельзя или трудно персонифицировать, писанное слово становится основным предметом и инструментом религии. Что, в свою очередь, вместо простого поклонения статуе и свячения куличей раз в году, вынуждает больше обращать внимание на текст Книги, а, значит, уметь читать, писать и более-менее критически мыслить. А вы думали откуда среди евреев столько ученых?

Более того, подобный подход позволяет мыслить критически не только в религиозных, но и социальных вопросах. Многие пророки, предвосхищая христианство, говорят о морали в контексте общества, помощи бедным, ответственности правителей, порицают богатство ради богатства, и вообще звучат очень близко к раннему христианству и социалистическим идеям Прудона. Позже это позволит еврейской общине выжить во враждебном окружении 2000 лет.

В исламе, кстати, тоже подобное отношение к Корану. Только Коран — это прямое послание от самого Аллаха, совершенное и неоспоримое. А Тора, иудейский вариант библейских текстов, всего лишь набор историй, поучений, баек и слухов, которые можно и просто необходимо интерпретировать.

Эллинская культура впитала в себя высшие еврейские классы, которые стали одеваться по-гречески, говорить по-гречески и также по-гречески нагишом упражняться в гимназиях. И даже, - о ужас! - отказывались обрезаться, ибо грекам же на смех! А некоторые просто пытались восстановить утерянную крайнюю плоть. Говорят, что именно тогда при обрезании вместо символического кусочка кожи сверху стали рубить до корня, чтоб нечего было наращивать.

Как видим, не всем этот ваш эллинизм нравился. А ведь дошло до того, что двух высших религиозных товарищей-первосвященников звали Александр и Ясон, совсем не еврейские имена. Как на это должен был реагировать обычный еврей, которому после столетий пропаганды наконец вдолбили в голову кошерную религию и национальное самоощущение? Понятно, что отрицательно.

И вспыхнуло восстание под руководством братьев Маккавеев, чем именем теперь названа каждая вторая спортивная команд в Израиле. Возможно, что это и было первым национально-освободительным движением против многонациональной империи. И не просто абы какой, а самой империи Селевкидов, одной из частей империи Александра, растянувшейся от Средиземного море аж до реки Инд. А тут какая-то кучка религиозных фанатиков-голодранцев с претензиями на особенность и независимость, да ещё по мутным культурно-религиозным соображениям. Тем не менее, они, к всеобщему, включая и самих братишек Макавеев, удивлению взяли и освободились от империи, со всеми её фалангами и слонами.

Вот, казалось бы, чудо! Вот пример, когда истинная вера и борьба за неё приносит победу от Бога, и до сих пор это событие является величайшим праздником в еврейской... А вот и нет! Чудом оказалось то, что в светильник налили масла на один день, а оно горело 7 дней. Экономия то какая, вот это настоящее чудо! Так был рожден праздник Хануки, а вместе с ним и еврейский стереотип — какие такие империи со слонами, если тут, понимаете, масло?!

Хотя, возможно, что они были правы. Победить слонов ещё так-сяк можно, а вот бороться с идеями — тут требуется нечто большее, чем религиозный фанатизм. Появившееся в результате восстания царство Хасмонеев начало потихоньку собирать исконно русски... тьфу, - еврейские земли, при этом оставаясь попрежнему эллинизированным сверху. Опять те же самые Александры на постах и амфитеатры в центре города, но с гораздо более трагическим взглядом на мир. Такое нынче типично еврейское двоякое восприятие себя и других. Всё хорошо, спасибо, но добром это не кончится.

И как в воду глядели, ибо по уже установившемуся шаблону нарисовались римляне.

Надо заметить, что Ближний Восток между современной Турцией, Ираком и Египтом особой производительностью чего либо не отличался. Ну, там на Галилейском озере могли рыбный соус, гарум, производить, оливки, баранов и шить на стороне, но особой роли в мировой экономике они не играли. Зато место удобно располагалось на пути из Китая и Индии в Рим и Александрию, так что с финикийских времен народы Ближнего Востока натурально занимались торговлей. И их диаспоры давно и солидно укрепились во всех крупнейших центрах. Включая еврейскую в самом Риме.

В Риме проблема с евреями была всегда. Город был по-язычески очень суеверным, делать «Ку» городским богам было обязательным для всех, чтоб чего плохого не вышло, но евреи выламывались, что им нельзя. Но поскольку иудеи держались за своего бога, при этом не влезая в чужие религии и души, как потом будут христиане, их терпели как придурков и эксцентриков. Ну, что с них взять, ежели они не понимают очевидных вещей, пусть прозябают в своём тёмном невежестве.

Это дело проходило при республике. А вот с появлением империи евреи и римляне неизбежно столкнулись лбами. Помните, что человек, или статуя, или футболист богом в иудаизме быть не может. А если этот человек император? Который по приходу во власть автоматически объявляется богом, с обязательными поклонением общественности, храмами, кремлями и портретами во всех кабинетах власти? Отказываться от поклонения императору равняется государственной измене.

Краткое описание начала Иудейских войн первого века н.э.

  • Поклоняйтесь императору! Мы вам щас его красивую статую в храм приволокём, вам ничего и делать на надо, пару реверансов и всё.
  • Ни за что! Это грех! Не будем! Умрём, а не будем!
  • Из-за таких мелочей?! А, ну воля ваша!

И началась серия иудейских войн, кульминация которых пришлась на восстание Бар Кохбы, которое римляне подавили не то, чтобы с особыми усилиями, но с плохим пониманием, что тут, собственно, происходит, чего эти гаврики хотят. Посему, во избежание дальнейших недоразуменией, решено было Иудею переименовать в Палестину, как Луганск в Ворошиловград, а её взбалмошное население по возможности разогнать подальше от вновь разрушенного Храма, чтоб бузили поменьше в разрозненном виде. Часть пленных отправили строить Колизей и триумфальную арку в честь победы на ними же.

Надо принять во внимание, что хотя римляне никогда не чурались геноцида, как, например, Цезарь в Галлии и Германии, с евреями обошлись довольно мягко. Строителям Колизея даже позволили со временем себя выкупить. Я не знаю, откуда у них взялись деньги. Наверно от Ротшильда с Соросом.

На этом закончилась история старой еврейской нации. И началась история новой еврейской цивилизации.

Но перед тем, как мы прыгнем из античности в Средневековье, стоит подчеркнуть, что на переломе Новой эры, еврейское общество находилось в глубоком кризисе и расколе. Голый эллинизм с философией и театром, а затем технологии и логистика Рима очень сильно влияли если не на всё еврейство, то точно на элиту, эллинизированную и романизированную. Мир вокруг менялся, и племенной национализм не справлялся с вызовами дня,

Лучше всего, как ни странно, этот период показан в комедии британской группы Монти Пайтон «Житие Брайана», несмотря на то, что это чистый стёб.

Показательна там дискуссия подпольщиков из Фронта Освобождения Иудеи на тему «А что нам вообще дали эти римляне?» И все начинают вдруг перечислять - водопровод, канализацию, дороги, ирригацию, образование, медицину, вино, общественный порядок и бани! И как теперь с этим жить человеку с национальным сознанием?

Только из Нового Завета даже незнакомые с историей люди знают фарисеев, саддукеев, зелотов, а некоторые даже и ессеев, А менее влиятельных групп и сект там было немалое количество. Одна из них оказалась христианами. Авторитет Храма и первосвященников в духовной жизни падал и многочисленные пророки и учителя предлагали свои решения для теологических и политических проблем. Так что римляне не столько разбили, сколько добили умирающего. Чтобы он смог возродиться в новой ипостаси.

Действие Второе — Цивилизация как Способ Выживания

Итак, повторяется привычный уже паттерн еврейской истории — приходят завоеватели и сынам Израиля приходится куда-то сваливать. Зато не впервой, и жизнь, пусть и на чужбине, начинает налаживаться.

Тут, как раз, начинает распространяться христианство, тоже не чужое, а как бы и даже родное отчасти, а с ним и Средние века.

Главным занятием средневековых руководителей высшего и среднегo звена был захват земель и ожидание Конца света. Ибо в Новом Завете обещали этот конец ещё при жизни верующего. Заняло примерно 1000 лет, чтобы начать сомневаться в вероятности такого события.

Но до этого все готовились к скорой загробной жизни и финансами с торговлей особо не интересовались. Их отдали евреям, которых терпели по причине общего литературного наследия. К тому же, евреям обычно запрещали владеть землей, и чем им было ещё заниматься?

Пока франки рубились с норманнами, а германцы с мадьярами, евреи потихонечку жили, торговали и шили по вечерам на стороне. Попутно развивая теологию и философию, издавая комментарии и предлагая новые интерпретации Священного Писания. При этом еврейская диаспора расползлась от Пиренеев до Семиречья, от Британии до Египта. А с ней и еврейская цивилизация.

Несмотря на то, что евреи быстро перенимали язык и обычаи тех мест, где они селились, они не теряли общности, и жизнь кипела. Раввины и философы пытались привнести в иудаизм элементы религий, их окружавших, и срались между собой вовсю по идеологическим вопросам. Да так, что европейские раввины просили местные светские и религиозные власти сжечь книги египетского еврея-мудреца Маймонида. То есть им было не всё равно, что свидетельствует о насыщенной духовной жизни.

Короче говоря, еврейская мысль постоянно развивалась и менялась, не всегда в лучшую сторону, но стагнации никогда не было.

Всё хорошее всегда заканчивается. Как и ожидание коммунизма... - то есть Конца Света при жизни этого поколения. Как дураки понастроили кафедральных соборов, а Второго пришествия нет как нет. Тут европейцы обратили внимания на торговлю и финансы, на до того презренные деньги. Которые они до того отдали евреям. У которых теперь их можно было и забрать. И началось явление, которое впоследствии назвали «погромом», вошедшее как и слово «спутник», во все языки мира.

Вот отличный пример всему вышеупомянутому. Мы знаем о первом еврейском погроме в Киеве в 11-м веке из письма, посланному из Киева в Египет. Евреи Киева переписывались с евреями Египта и никого это не удивляло. А вы говорите Тёмные века!

Крестовые походы сопровождались погромами как дома, так и в Земле обетованной. Это говорит от том, что евреи продолжали жить в Палестине и после разрушения Храма. Разве что крестоносцы волокли их с собой исключительно для этой оказии, что крайне сомнительно даже для заядлых конспирологов.

Можно сказать, что первая по настоящему глобальная еврейская цивилизация сложилась на Иберийском полуострове благодаря....... мусульманам.

Волна перемен в Халифате, связанная с приходом к власти династии Аббасидов, выперла на запад первую династию Омейядов в Магриб к берберам-маврам, а те поскакали в Испанию и создали там передовые государства широкого профиля. Хотя сами эти берберы-мавры были дикими и недавно только обисламившимися, но их государства имитировали передовой Ближний Восток с развитой бюрократией и академиями наук имени Гарун-ар-Рашида.

А кадров в Андалузии катастрофически не хватало. Пришлось инкорпорировать имеющихся уже там под рукой и евреев, и христиан. Это тоже интересная тема, заслуживающая отдельного разговора. Короче говоря, лет так 700-800 евреи там живут как при позднем Советском Союзе - во власть их особо не пускают, но шахматисты, скрипачи, врачи, инженеры и старшие научные работники сами понимаете кто. Их там и тогда называли сефардами, в отличие от европейских евреев-ашкенази.

Но, как и при позднем СССР пошёл застой и Реконкиста с целью сделать Испанию католической. Иудеям и мусульманам милостиво предоставляли выбор перейти в католичество или валить в свой Израиль. Многие таки перешли, что вызвало серьезное подозрение у Их Католических Величеств - как у Филиппа Арагонского, так и у Изабеллы Кастильской.

Тут нужно понимать, что религия это не просто крест на пузо нацепить, там всякие таинства и причастия, и если кто-то придуривается, то все эти душеспасительные телодвижения теряют значения, а гореть в аду никто не хотел. Пришло палить еретиков прямо здесь, на земле.

Но влияиние христианства, как и ислама, на частично окрещенную сефардскую цивилизацию было огромно, и некоторые узнали, что они евреи, только когда им пришлось бежать. Эта ситуация повторится много раз потом.

В результате еврейская мысль вернулась в европейскую цивилизацию через таких философов-инноваторов как Уриэль д'Акоста и Барух де Спиноза, у которых заметное влияние христианства. Заметили д' в их португальско-испанских фамилиях?

Культурное влияние сефардов было настолько велико, что вскоре после их прибытия на Ближний Восток, местные еврейские самобытные культуры просто было подавлены и поглощены так мощно, что они стали и себя считать сефардами.

К концу Средних веков евреев стали серьёзно гонять и по всей в Западной Европе, да и в Московии тоже, и тем пришлось либо принимать христианство для вида, что для многих закончилось инквизицией, либо, по старой доброй еврейской традиции, собирать манатки и переехать туда, где если их не звали, то хотя бы не гнобили до смерти.

Философы и ювелиры подались в вольный Амстердам, а остальные двинулись в Османскую империю, Германию и Речь Посполитую. Особенно в Посполитую, ибо туда их усиленно звали. Не так как новгородцы Рюрика «Земля у нас обильна, порядка в ней лишь нет!», но менеджеры среднего звена были востребованы. Особенно в украинских землях, где польские помещики, больше способные к войне, отдавали управление хозяйством евреям. С одной стороны это давало евреям очень неплохой доход, а с другой - местное население на них смотрело как на мировую буржуазию и угнетателей. А то, что угнетатели одевались, питались, танцевали и говорили по другом, а к тому же в ихней церкви шапки не снимали, любви к ним не добавляло. Как можно любить человека, которому ты постоянно должен. Во время Хмельниччины это евреям и икнулось. Погромы тогда определялись не только и не столько антисемитизмом, - казаки и украинских греко-католиков резали за милую душу, - но и классовой ненавистью.

Но из 500 лет совместного проживания на погромы и Холокост приходится менее десяти лет в общей сложности, а так люди умудрялись жить вместе и перенимать обычаи, нравы, еду и танцы. Второе национальное еврейское государство как раз сложилось в Речи Посполитой. Не в современном понимании, а в феодальной реальности сословного общества.

Сословное общество как раз и состоит из набора государств в государстве. Военная аристократия живёт сама по себе и гораздо ближе к военной аристократии других государств, чем к собственным крестьянам, которых она часто ласково именовало «хлопами» и «быдлом». Крестьяне тоже жили в своем миру, именно так называлась община, и даже со своими помещиками не особо пересекались. Казаки, кстати, крестьян тоже особо не жаловали, считая себя рыцарями и усиленно пытаясь стать шляхтой самими. В этой системе евреи тоже являлись не этносом, не религиозной группой, а сословием, со своими правами и обязанностями. А так их оставляли в покое и позволили организовать некое подобие национального государства, в котором евреи могли вариться в собственном соку.

Действие третье — Почва и Кровь

Но давайте прыгнем в 19 век, иначе мы никогда из 17-го не выползем.

Что происходит в этом веке? Возникает национальное самосознание. У всех. Даже у имперских русских, хотя, казалось бы, что они и так наверху. А что говорить о других, там греках или немцев.

Немцы, кстати, этот национализм и оформили философски. Кант и Гегель обосновали теоретически, причём довольно неубедительно, хотя всем понравилось, необходимость национального самосознание и института национальной памяти, а такой из себя Фихте свёл всё к общему знаменателю - «Почва и Кровь». То есть имеется один народ одной, надо полагать, крови, и ему полагается своя же земля, как правило там, где он и живёт. Фихте больше переживал за Германию, где было невероятное количество мелких державок, а хотелось иметь один рейх, один народ и одного фюрера. Что, в итоге, и случилось.

Западноевропейские евреи к тому времени очень ассимилировались. Внук знаменитого раввина Мендельсона Феликс уже евреем не был, а сочинял свадебные марши и прочие лезгинки. Ничего европейского было им не чуждо. Включая национальное самосознание и желание иметь своё национальное государство.

Но вот беда, народ-кровь был, а земли не было. Её в то время во многих странах евреям иметь по прежнему запрещали.

Тут ещё такая проблема национализма нарисовалась. В феодально-сословном обществе, с одной стороны, свободных людей нет, все ходят под монархом и богом, хоть ты генерал, хоть помещик, хоть эвенк, хоть еврей, сплошная иерархия.С другой стороны, ты не обязан никому соответствовать — сиди в своей нише, в своём сословии и живи как знаешь.

А система «кровь-народ» этого не приемлет. Теперь все равноправные члены одной нации, но уж очень узко определенной. И если человек не попадает под это определение, то он считается чужим, даже если он тут жил дольше титульной нации на 500 лет. Особенно, если он еврей в начале 20 века, его даже выслать некуда.

А к этому времени антисемитизм, видение евреев как чужеродного вредного элемента среди иначе бы здоровой нации, приобрел популярность как среди интеллигенции, так и людей попроще. Да так, что вскоре евреи стали сниматься с насиженных мест и валить в основном в Америку, где всем на всех обычно наплевать.

Хотя были и те, кто считал, что от погромов не убежишь, если у тебя не будет своего национального государства. Получалось, действительно, что народу без земли требуется земля без народа, хотя бы для того, чтобы было куда его депортировать. Так появился сионизм.

Не случайный термин, он отражает восприятие ситуации того времени. Почему именно сионизм, а не израелизм? Потому что ещё в давние библейские времена, Сион, хотя и реальное географическое место, приобрел обобщённое значение как Родина вообще, как Земля Обетованная вообще, без локальной привязки.

Псалом 136 «На реках вавилонских», больше известный нам в исполнении группы Bonny M, гласит “У рек Вавилона мы сидели и плакали, когда вспоминали Сион”. Был также церковный гимн “Коль славен господь наш в Сионе», а у растафарианцев это совсем образ прародины, Африки, как у Боба Марли в «Iron Lion Zion”.

Сион это необязательно реальное место, это идея. Идея, что евреям необходимо своя Родина, где их гнобить не будут, а даже наоборот. Хоть где. Предлагались даже Уганда или Мадагаскар. Считалось, что это земли без народа. Для европейского сознания 19 века, имперского, расистского, неевропейцы не были не то, что не народом, но иногда даже и не людьми. А как уже было сказано, европейские евреи вполне интегрировались и разделяли все ужасные предубеждения того века и времени. Миллионные населения предполагаемых пустых земель никто спрашивать и не собирался.

Но на тот момент сионистов среди евреев было не так уж много. Несмотря на все вывихи национального сознания европейских стран, социальный и экономический прогресс был налицо, рабство отменили, крепостное право тоже, женщин и евреев стали потихоньку эмансипировать. Что совершенно изменило еврейскую цивилизацию. Она вышла из гетто и заполнила весь мир!

Занимавшиеся последние тысячу лет индустрией и финансами грамотные евреи были просто созданы для капитализма. Настолько, что даже Карл Маркс, который сам тоже, как вы знаете, иногда просто отождествлял евреев с буржуазией и капитализмом.

И многие задавались вопросом — зачем нам какой-то Сион хрен знает где, чтобы нам стать очередным маленьким незначительным народом, варящемся в собственном соку, если перед нами весь мир, со всеми его вкусняшками?

Ну, смотрите, как только евреев выпустили в свет и признали гражданами, то тут же и понеслось в науке, искусстве, политике, экономике! Если не Рубинштейн, так Эйнштейн, или даже Эйзенштейн, а то и Бронштейн! Из трех значимых фигур конца 19 века: Маркса, Фрейда и Ницше — аж полтора еврея. И здравомыслящие люди резонно полагали, что от добра добра не ищут, и нужно не Сионы всякие выдумывать, а вписываться в имеющиеся реалии, которые становились всё лучше, быть меньше евреями, а больше гражданами.

Но евреи не были бы евреями, если бы не имели и третьего мнения. Так же, как и в христианстве, и в исламе, часть евреев ответила на вызовы нового времени обращением ко времени старому. Нужно не по Сионам шастать или с гоями революции устраивать, а жить как предки жили, честно-благородно. К тому времени никто толком не знал, как там предки на самом деле жили, так что пришлось древнюю благодать придумывать на ходу из подручных средств. Так появилась еврейская ортодоксальность, то есть правоверие или православие, знакомая украинцам в виде причудливых придурков в смешных шапках, собирающихся в Умани на хасидские гуляния.

Вот те не хотели ни интернационального социализма цивилизационщиков, ни национального социализма в отдельно взятом Сионе, а хотели, чтоб как в Книге. А там про социализм ничего нет. Не то, чтобы они были против еврейского государства вообще, но только чтобы по их правилам — нужен пророк, монарх и восстановленный Храм, примерно в такой последовательности. Как царь Кир в своё время. А без этих элементов все ваши Сионы не считаются.

И так эта прекраснодушная Belle Époque, когда какие-то 50 жертв погрома вызывали огромную негативную международную реакцию, ухнула в яму Первой мировой войны, в которую вошли империи, а вышли нации. Хотя нации полагались не всем, а только тем, кому Антанта решила такую возможность предоставить. Скажем, Вьетнаму отказали, а вот евреям как-то отказывать было неудобно, свои немного люди же. Так что им пообещали. Причем не где-то там в захолустье, а в Палестине. Ещё не дали, но уже пообещали. Не особо интересуясь мнением местных арабов.

А оно у них было!

Евреи в Палестине жили всегда, пусть и несколько десятков тысяч человек. Ближний Восток всегда был пестрым винегретом этносов и религий. Ну, жили и жили, мало отличимые от арабов-мусульман и арабов-христиан по виду и образу жизни.

И тут в конце 19 века потекла струйка еврейской иммиграции, постепенно набирая объем. И лидеры арабских общин напряглись.

Стоит напомнить, что вся эта территория почти полтыщи лет находилась в составе Османской империи. Турки решали что там и как. Могли и настучать по голове, в случае чего.

Новоприбывшие имели огромное преимущество — они были частью современности, где есть экономика, школы, медицина и финансы. И скрипичные квартеты. Некоторые могли на фортепиане вжарить Шопена, другие процитировать Кьерегарда, а несколько однажды видели издаля самого Ротшильда. И они могли бухать, что позже больше будет импонировать британцам.

Понаехавшие стали потихоньку покупать ( а как иначе?) землю, часто бросовую. Подозреваю, что продавшие евреям кусок пустыни арабы хохотали до упаду над этими лохами. Город, говорят, построят, идиоты!

Конфликты и эксцессы были и тогда, но вяловато, турки следили за порядком. Показательно, что в поздних арабских условиях мира говорилось, что евреи, жившие в Палестине до 1917 года, могут там оставаться. Так что дело было не в евреях, как таковых, а в определенных евреях.

С развалом Оттоманской империи Палестину передали под Британский мандат управления. И, как в анекдоте про поручика Ржевского, тут то всё и началось!

Османы сидели, или думали, что сидели, на Ближнем Востоке навсегда. И национальных выламываний не особо поощеряли. Британцы же по определению там оказались временно и смотрели на нарастающий бардак с некой британской отстранённостью. Ну, туземцы, что с них взять.

Туземцы же, предчувствуя перемены, в 1920-х принялись маневрировать политически и немного физически, иногда с использованием огнестрела. Арабам было от чего паниковать.

Евреи были более организованы и лучше финансированы. Учитывая, что в Палестину, как правило, ехали люди, разделяющие идеи еврейского национализма, то компромисса никто особо не искал.

Вот хороший пример. В 1920-х создаётся профсоюз сельскохозяйственных рабочих. Чудно, права трудящихся защищены! Но профсоюз еврейский и арабов туда не берут. Значит, еврейские трудящиеся в выигрыше, а арабские трудящиеся в проигрыше, бо профсоюз имеет больше влияния, чем отдельно взятый феллах. Любви к евреям это не добавляло.

Как ни странно, именно такой бескомпромиссный еврейский национализм был просто небесным даром для национализма арабского.

Напомню, что в 19 и 20 веках многие находились под влиянием «панов»: пан-германизма, пан-тюркизма, пан-славянизма, идеи, что люди связанные некими общими родственными узами, вроде культуры и языка, должны быть вместе. Почему бы и не пан-арабизм?

Конечно, национальное самосознание выходит не столько их того, кто ты есть, а кто ты не есть. Действительно, если ты немец и вокруг тебя одни немцы, откуда тебе знать, что ты немец? Для этого в Европе обычно разводили евреев, а тут евреи сами явились и сильно облегчили жизнь арабским националистам.

Особенно после того, как Османская империя распалась и турки ушли воевать с греками. Турецкий султан был не только Римским императором, что технически верно, но и Халифом, то есть лидером всех мусульман. Проблема была в том, что халифом, по идее, должен быть прямой потомок пророка Мухаммеда, то есть араб, но когда у тебя много янычар и пушек, ты можешь называть себя кем угодно, даже если ты турок. Так что в 1920-х вакансия религиозного лидера освободилась.

Проблема арабской идентификация ещё в том, что наше стереотипное представление об арабах далеко от действительности. Во-первых, хотя большинство в арабском мире составляют мусульмане-сунниты, имеются ещё и их конкуренты шииты, а также куча всяких ответвлений типа сирийских алавитов. Так же довольно значительный процент в некоторых регионах представляют и христиане — марониты и католики. И внешне арабы очень сильно разнятся, фактически представляя разные расовые группы. Я лично знал трех человек из Дамаска. Один был типичным рыжим евреем, другой - Карабасом-Барабасом, а третий — я сначала думал, что он из Эфиопии или Судана. Ан нет, все они оказались сирийским арабами. Судя по уличным интервью в довоенной Газе, там тоже великое разнообразие лиц, от африканского типа до каких-то прямо ирландцев.

При этом игнорировались и до сих пор игнорируются другие народы, например курды в Сирии и Ираке, или копты в Египте. При этом страны эти нахально именуются Сирийская Арабская Республика и Арабская Республика Египет, и никого в мире это не удивляет и не возмущает. На курдов и коптов всем глубоко наплевать, как бы их не гнобили. Но то такое...

То есть расово или религиозно слепить арабов воедино, как удавалось другим, довольно непросто. А тут так удачно нарисовались понаехавшие евреи. Которых стали демонизировать и представлять врагами, оккупантами и прочими нехорошими человеками. Или недочеловеками.

Которым, вдобавок, в Европе даже что-то понаобещали в виде земли. Но арабской. В национальном же сознании даже проданная в частную собственность земля всё равно принадлежит нации. В общем уже и тогда было ясно, что ничего хорошего с дележом Подмандатной Палестины не выйдет.

Первое предложение раздела Палестины давало евреям 20% территории, но в хорошем месте. Арабские лидеры сказали нет. Пустыня Негев, конечно, большая, но без нефти, обычно, пустыни никому не нужны.

В 1930-х сложилась милая ситуация, где евреи срались с арабами, арабы с евреями, а все вместе и с британской администрацией. Пока не грянула Вторая мировая.

Арабские лидеры, они же одновременно и религиозные фигуры, узнали, что есть ещё другая страна, где имеется серьезная проблема с евреями, которую там эффективно решают. И даже однажды смотались туда для обмена опытом.

А опыт в той стране оказался ко всеобщему ужасу вполне успешным. Задачу создания новой Европы, свободной от еврейского присутствия, германские нацисты, помешанные на почве и крови, причем буквально, выполнили так процентов на 90. Страны и регионы, особенно в Восточной Европе, где местами еврейское население составляло до 25-50%, после войны действительно оказались «judenfrei».

Трагедия Холокоста включает в себя и тот факт, что его основными жертвами оказались именно еврейские сторонники участия в западной цивилизации, решившие, что они прежде всего граждане, а потом уж евреи по религии или культуре. И вот после столетия громадного вклада сравнительно малочисленных евреев в общемировую экономику, политику, культуру и науку их из граждан низвели в буквально паразитов и поступили с ними соответственно. Нацисты и их пособники ведь не людей губили, а спасали себя от внешней заразы, которая грозила их развратить и уничтожить. И невинными жертвами нацисты считали как раз себя.

Трудно найти национальный миф, где ты не невинная жертва. Если ты таковой себя не считаешь, то ты, скорее всего, британец или американец. И то до 2001 года.

Расхожий миф об основании Израиля рисует картину нахлынувших из послевоенной Европы толпы еврейских беженцев, которые моментально захапали арабские земли и резко изменили демографический баланс. Статистика же показывает, что если в 1945 в Подмандатной Палестине проживало где-то 550000 тысяч евреев, то к моменту основания Израиля их там было около 700000-800000 человек. Более того, британская администрация руками и ногами отбивалась от еврейской иммиграции, отказываясь принять всего лишь 100000 беженцев, как требовали американцы, бесцеремонно вылавливая в море суда с беженцами и отправляя их обратно в Европу. Так что потопа из пришельцев явно не получалось, а те, кто умудрялись таки ступить на Землю Обетованную, часто делали это нелегально, со всеми вытекающими последствиями.

И надо сказать, что даже местные евреи не всегда встречали их с пониманием. Поднаторевшие за два-три поколения в стычках с арабами и терактах против британцев, они не осознавали зловещей эффективности тоталитарной машины смерти и не понимали, как их европейские собратья позволили безропотно повести себя на убой.

А что могли на это ответить ашкенази? Нас обманули и мы сами себя обманули. Нам полтора столетия говорили, что мы «свои», что мы — неотъемлемая часть этого мира и цивилизации, и мы поверили и приняли это. И только теперь мы понимаем, что доверять никому нельзя, верить даже самым прекраснодушным обещаниям не стоит, за нас вступятся только, когда это будет выгодно им, и нас бросят в любой момент, когда это станет им неинтересно. Мы остались в этом мире одни и только от нас зависит наше выживание не только, как культуры и этноса, а само наше физическое существование. Теперь мы будем бороться до конца.

После войны державы-победительницы создали Организацию Объединенных Наций, которой утомлённые непрекращающимся ближневосточным бардаком британцы передали право решения оного бардака. ООН решило поставить точку в еврейском вопросе Европы и создать на территории Палестины два государства: еврейский Израиль и арабскую Палестину, где национальные силы каждой стороны могли бы вариться в собственном соку.

Произошёл очередной виток еврейской истории по установившемуся паттерну: изгнание, страдания, возвращение.

Поделили территорию на этот раз примерно пополам, но в такой интересной конфигурации, что глянув на карту можно было сразу сказать, что без войны тут не обойтись. Такую конфигурацию не то, что защищать, но и логистически связать не так уж просто, особенно во враждебном окружении.

Такой расклад явно никого не устраивал. Особенно враждебное окружение новоиспеченного Израиля.

История показывает, что войны могут начинаться не потому, что одна сторона полностью готова и превосходит другую, а потому, что если не начать войну сейчас, то потом будет ещё труднее её выиграть, когда противник сам подготовится.

Соседи Израиля его не признали и, пользуясь моментом, пока государство полностью не организовалось, атаковали его со всех сторон, полностью ожидая, что за еврейскую страну никто не вступится.

Никто не вступился, но и не потребовалось.

Война Израиля за независимость часто удобно преподносится как библейское противостояние Давида и Голиафа, когда заведомо маленький и слабенький чудесным образом побеждает вооруженного до зубов гиганта. На самом деле самооборона Израиля была вооружена отнюдь не камнями и палками, но дело было не в этом или не только в этом. Арабские армии были заточены скорее для подавления внутренних угроз, чем для мобильной войны. Да и мотивация израильтян после недавнего Холокоста и мировой войны, показавших, что отступать им некуда, была намного выше. Плюс, у многих был опыт реальной современной войны. В результате попытка придушить еврейское государство в зародыше привела к обратному результату — Израиль расширил и соединил свои территории. Вместо палестинского государства получились две территории: Западный берег реки Иордан под контролем Иордании и Газа под египетской оккупацией.

Война всегда дело паршивое, а в 1940-х тем более, особенно, когда сталкиваются две непримиримые идеологии. В результате военных действий, агитации арабских лидеров, просто человеческого страха и иногда даже военных преступлений со стороны израильских сил, около 750000 арабского в основном населения оказались в положении беженцев.

Их история заслуживает отдельного рассказа, просто заметим, что, кроме Иордании, к будущим палестинцам нормально практически нигде не отнеслись, права и гражданство не давали, а если и давали, то со страшным скрипом.

В ответ на создание Израиля и арабского исхода, мусульманские страны Ближнего и Среднего Востока, а заодно и Северной Африки, выперли около 850 000 евреев, живших там ещё до появления турок и арабов аж с древнеримских времён. По сравнению этими цифрами количество послевоенных европейских иммигрантов даже близко не стояло. В общем ещё пара регионов мира стала по сути очищены от еврейского присутствия. После так пары тысячелетий, всего лишь.

Население расширяющегося Израиля включило в себя и где-то 10% арабского мусульманского населения, ставших гражданами. К настоящему времени оно составляет уже 20-25% и при такой динамике роста вскоре дойдет и до половины. Что с точки зрения любого национального этнического или религиозного образования представляет потенциальную проблему. Может ли национальное этническое государство иметь национальную этничность в меньшинстве? По идее — нет. И что тогда? Что начнём повышать: нашу рождаемость или их смертность? Любой национализм предоставляет очень ограниченный набор решений в условиях постоянно изменяющегося мира. Их по сути три: искусственно возвышать себя, подавлять других, или всё это делать одновременно.

Создание Израиля и его победа в войне частично решили проблемы с еврейскими вопросами, но не ситуацией на Ближнем Востоке в целом, скорее усугубила. Корни проблем были пущены европейцами и турками задолго до возникновения еврейского государства, но поскольку турок и европейцев под рукой больше не было, пришло сосредотачиваться на евреях, благо этим занимались там уж лет 30.

В 1956 году Египет сделал то, что сейчас делают йеменские хуситы — перекрыл Суэцкий канал для израильских нужд. В ответ, как и сейчас, Израиль, Великобритания и Франция, начали войну против Египта. К величайшему неудовольствию США! Президент Эйзенхауэр вставлял премьеру Идену так изощренно, что можно было подумать, что они враги, а не союзники. И в первый и последний раз в истории ООН США и СССР выступили единым фронтом против англо-франко-израильской агрессии! Это к тому, что довольно долго, до 1970-х, Америка была не особо произраильская.

Кстати, после Суэцкого кризиса, Великобритания как мировая держава, особенно в военном и финансовом аспекте, резко сошла на нет.

Израиль упрямо продолжал расти и развиваться, и перспектива когда либо победить его на поле боя у соседей таяла. Пару раз они попытались ещё раз повторить - и таки повторили! После войны 1967 года Иордания потеряла Западный Берег и Иерусалим, а Египет Газу ( и сразу облегченно вздохнул), а после 1973, получив в очередной раз по зубам и потеряв Синайский полуостров, Египет подуспокоился и со временем заключил с Израилем мирный договор. Хотя бы потому, что секулярных египетских военных, которые там традиционно обычно болтаются у власти, больше начинал беспокоить исламский радикализм внутри своей страны, усиление Саудовской Аравии и Ирана, да и американская помощь им не мешала.

Но если ты не с состоянии победить в открытом сражении - можешь попробовать партизанщину и терроризм, что, в условиях невозможности просто так взять и вырезать всё население, дёшево и достаточно эффективно, если на протяжении долгого времени, когда все в конечном итоге просто устают от напряжённости.

В 1964 создаётся Организация Освобождения Палестины. До занятия Израилем современных палестинских территорий ещё три года. Но Палестина в данной организации понималась очень широко, как сейчас говорят «От реки до моря!» и не только.

Надо сказать, что по контрасту с организацией нормальной жизни на подконтрольных им территориях (особо никакой!), военная организация у всевозможных палестинских военизированных объединений всегда была очень неплохой.

И в 1970 году ООП предпринимает попытку военного переворота и захвата власти.... нет не в Палестине, а в Иордании! Десять месяцев иорданская регулярная армия воюет с палестинцами. Которым до этого там дали гражданство и возможность военной организации. Что показывает, насколько велики были военные возможности людей Арафата. Это не просто только пара босяков с самодельной бомбой.

Про ООП нужно тоже писать отдельно, поэтому скажем так: стороны по мере сил наносят друг другу удары разной силы, но всё упирается в вопрос не столько признания другой стороны вообще, а в каких границах. Проще говоря, мы не против мира вообще, но лучше бы вы сдохли. Даже ХАМАС в наше время не против мира. Они только говорят «Вернитесь к территориям раздела 1947, верните Иерусалим, дайте возможность не только тем 750000 беженцам вернуться туда, где они жили, но и их 4-5 миллионам потомков, вот тогда мы будем обсуждать мир». Насколько подобные требования выполнимы — судите сами. В национальном сознание земля священна и её возврат имеет мистическое, метафизическое и идеологическое значение. А если учитывать, что Иерусалим — святое место для трёх авраамических религий, то отдавать его другим как-то тоже нехорошо. Крестовые походы тому свидетельство.

К средине 1970-х Израиль, вроде бы, отодвинул границы и улучшил свою безопасность. Плюс — получил Иерусалим и прочие святые места. А вместе с ними и проблему — палестинское население.

Наднациональная империя просто присоединяет к себе что и кого захапывает и делает своими подданными. Секулярная демократическая республика делает всех равноправными гражданами, независимо от происхождения и религии. Но если вся твоя самоидентификация и смысл существования завязаны на этничности и религии, то люди, не подпадающие под эти определения, создают неразрешимую задачу, по Феликсу Кривину, «Когда волки были сыты, а овцы целы — возник вопрос, а как накормить овец?»

Создавать независимое палестинское государство Израиль не хотел, да и не мог. Помимо вопросов признания территорий, права возвращения, гарантий безопасности, имелась ещё и экономическая составляющая — на какие шиши должны жить палестинцы в оккупированных после 1967, но не аннексированных территориях?

Получился такой странный симбиоз, где граждане несуществующего государства, находящегося в фактическом состоянии войны с существующим государством, работают на территории врага за очень неплохие деньги, пересекая формальную границу дважды в день.

К началу 1980-х большинство жителей той же Газы работали в Израиле и их достаток значительно увеличился. Но не хлебом единым живёт человек, особенно если у него есть чёткая этническая ориентация и единственно правильная религия. С точки зрения палестинцев они находились в состоянии полурабов или заключенных, пусть и хорошо оплачиваемых.

Даже в 2022 я видел интервью с израильскими арабами, жалующихся на то, что они не отражены в символике страны, ни в гимне, ни в гербе, ни во флаге. А людям это важно, чтобы их ценили и замечали. А как должен себя чувствовать палестинец, у которого и того нет? Израиль, конечно, пытался заботиться, но сама по себе ситуация и её решение были исключительно временного характера, и рано или поздно всё бы бабахнуло.

Хотя бы потому, что религия по всему мира стала играть всё более заметную роль. Вероятно, отчасти потому, что мир подустал от столетия социалистического подхода, а главный друг всего прогрессивного человечества Советский Союз впадал в застой. Оговоримся, что не только на Ближнем Востоке религия подняла голову. В США евангелики уже начали свою революцию, которая триумфально победила с приходом в Белый дом Трампа.

Все эти шахи, короли, президенты, диктаторы и арафаты Ближнего Востока, по большей части были вполне секулярными и веротерпимыми. Если речь шла не о евреях, конечно. А так везде заметную роль играли христиане, в той же ООП. Вот только организовывать экономику и демократию у них как-то не получалось. А как пошла нефть, то и тем более.

Часто гуляют по интернету картинки, как свободно в мини юбках выглядели девушки раньше на улицах Бейрута, Кабула и Тегерана. Но не задаются вопросом, почему мини юбкам там предпочли шариат? Потому как юбки то навязывались элитами, а шариат вышел из широких народных масс.

Мы попробовали коммунизм, социализм, национализм, капитализм и эту вашу демократию немного, а того величия и расцвета как при Халифате не видно. Потому что при Халифате была правильная религия, к которой необходимо вернуться. Примерно так. Особенно всех вдохновила Иранская революция, когда вроде вполне на вид стабильный и жесткий авторитарный режим шаха, где за простое варняканье не по делу к тебе быстренько являлись добры молодцы из спецслужбы САВАК и с разбегу кидали головой вперёд на стену дома, вот такой чудесный режим вдруг пал в течении дней, а заменил его религиозный лидер, которого вообще никто не знал. Оказалось, что и так можно!

И выскочила, как чертик из табакерки, куча исламских организаций, видящих свой путь, джихад, если хотите, в религии, в исламе. У ООП, которая имела монополию на национально-освободительное движение и средства, получаемые на него от разных спонсоров, появились конкуренты и на власть, и на бабки.

Израиль ведь тоже не избежал ловушки религии. Помните, такие всякие ортодоксальные евреи, которым Израиль даже и не особо нравился? Но они же евреи, как ни крути, а Израиль по определению еврейское государство, значит, пришлось и этих принимать. Но эти гаврики придирчивы и всё сверяют с Торой. Чтобы их ублажить, государство сделали немножко теократией, а многие секты взяли на государственное пособие, чтобы они могли плодиться и размножаться. К сегодняшнему времени они достигли так 10-15% населения, что позволяет им влиять на политику, причем часто как решающая сила.

Израиль задумывался как национальный консенсус, где не будет внутренних противоречий, а, следовательно, можно не особо заморачиваться балансирующими механизмам в однопалатном парламенте, Кнессете, а просто распределять места пропорционально голосам. В результате, в условиях примерного равенства между условно правыми и левыми силами, даже несколько депутатов от ультра религиозных партий имеют возможность контролировать распределение сил и диктовать свои условия. Тем самым сдвигая и без того правый блок Ликуд ещё правее.

Но на этом проблема религиозных правых не заканчивается. Не все ультра-религиозные израильтяне пацифисты и не хотят работать. Значительная часть их оказалась в рядах поселенцев-колонистов, которые обычно с помощью правительства Израиля, а иногда и в частном порядке вопреки правительству Израиля, после войны 1967 устраивают, как понятно из названия, поселения на оккупированных Израилем территориях потенциальной Палестины, . Не все эти товарищи обязательно религиозны, но обязательно воинственные.

Тут напрашивается параллель с немецким колонистами на юге Украины во время Гражданской войны, особенно католиками и протестантами, хотя по идее мирные меннониты тоже там мелькали. Они не восприняли ни революцию, ни земельный передел, а с оружием в руках стали участвовать в подавлении крестьянских движений сначала при режиме Скоропадского, а потом и белых. Со стороны украинского крестьянина это были чужаки по виду, языку, религии, культуре и имущественному положению, живущие обособленно от всех, и его ответ на этот вид угнетения был временами страшен. В октябре 1919 махновская контрразведка в немецких колониях, большей частью католических, участвовавших в антиреволюционных движениях оружием и насилием, провела чистки мужчин старше 16 лет, в манере Чингисхана. Это для понимания контекста.

Израильские поселения на формально чужой территории восторга у местного арабского населения восторга не вызвали, а агрессивная манера поведения по отношению к туземцам не могла не привести к ответным действиям, как вы понимаете. Религиозный поселенец руководствуется не Конституцией или международными законами, а Торой, в которой эта земля была дана им и только им. С их точки зрения. А все остальные живущие там — нежелательные понаехавшие, пусть и 1500 лет назад, и церемониться с ними не обязательно. И не церемонятся. Благо их влияние на правые партии Израиля велико и расползание поселений по территории Палестинской автономии продолжается почти 60 лет, несмотря на все протесты международной общественности.

Бывало, правда, при редкой передаче территорий обратно ООП или Египту, что поселенцев полиция и армия уволакивали насильно в Израиль. Те брыкались, но при первом удобном случае, который ХАМАС им тут же предоставит, они вернутся так или иначе. Это их Обетованная Земля, они за неё и убьют и сами умрут.

И что мы имеем? Палестинское независимое государство невозможно по ряду объективных причин, решить которые без войны не получается, Израиль соседи не признают, арабский и еврейский национализмы точек соприкосновения не имеют, не говоря уже об экстремистах с обеих сторон, пихающих свою религию и в без того паршивую ситуацию.

Ко всему прочему, в с конца 1980-х в Землю Обетованную ломанулись и советские евреи (и примазавшиеся). Советский человек, как правило, несмотря на всю формальную пропаганду его детства, агрессивен и нетерпим. Особенно к другим народам и расам. Что делает его по прибытию в любую страну в первый же день консерватором и местным патриотом, ненавидящим понаехавших. Их теперь тоже в Израиле 10-15%, что опять таки позволяет им влиять на политику.

Грубо говоря, без ультра религиозного и светского элементов, политика Израиля была бы совсем другой. Какой — трудно сказать. И что вообще там можно сделать, если честно?

Идеально было бы иметь единое еврейско-арабское секулярное государство. Чего никогда не произойдёт, пока будут евреи, арабы и религия.

Дьявол же создания независимой палестинской державы таится, как всегда, в деталях. Какая именно территория, претензии к Израилю, признание Израиля, репарации, возвращение, условия безопасности, и многое другое, чего никто на Ближнем Востоке гарантировать не может, да и не станет.

Ну, и религия. Представьте себе, в самой Палестинской автономии есть города чисто христианские, и чисто мусульманские, где представителям другой религии просто запрещено жить и иметь собственность. При этом, почему-то, апартеидом обзывают Израиль. Причиной такого разделения является опасность столкновения общин на религиозной почве. Примерно так же, как Израиль отгородился от Газы забором.

Теперь вспомним, что на вершине Храмовой горы, места того самого Храма, стоит мечеть аль-Акса, второе по важности здание в исламе. Как с ними быть, как делить?

И получается, что этнический и религиозный национализм сторон не позволяет им не то, чтобы находить, а просто пытаться искать компромисс. И дело даже не в элитах, они как раз бы не против выползти из тупика. Но как Ясир Арафат объяснял Биллу Клинтону в время переговоров в Кэмп-Дэвиде, «Вы не понимаете моей ситуации. Если я соглашусь на такие условия, меня дома просто убьют.»

Выходит, что несмотря на все усилия всех вовлеченных, решение Палестинской проблемы, и всего Ближнего Востока не решаются к удовлетворению всех сторон. Пока что они решаются за счет палестинцев и их жизней, которыми все игроки региона щедро разбрасываются налево и направо. Всем глубоко наплевать на Палестинскую автономию саму по себе, особенно шиитскому Ирану, который подкармливает ХАМАС, она просто удобная заноза в боку у Израиля и США.

Как я писал выше, проблема решается только Израилем и только через трансформацию эксклюзивного этно-религиозного государства в государство секулярное и инклюзивное. Учитывая то, что даже демократии американских континентов имеют проблему с инклюзивностью, трудо увидеть такую перспективу от реки до моря. Остаются только изгнание, ассимиляция или уничтожение. И поэтому противостояние там будет длиться вечно, даже когда убьют последнего боевика Хамаса. Потому что в рамках, заданными самой идеей национализма, набор инструментов для решения конфликтов неизбежно ограничивается этими тремя.

Эпилог

Еврейская история показывает, что всякое выбранное направление влечёт за собой последствия.

Создание, а точнее многократное воссоздание национального государства действительно даёт большие гарантии безопасности для этноса и религии. Но ценой этой безопасности становится неизбежная конфронтация с окружающими, у которых другие представления о правильном народе и истинной религии. В Европе потребовалось создание Европейского Союза и НАТО, чтобы как-то утихомирить национальные конфликты. И то только до 2014. И получается, что это безопасность через конфронтацию, в которой даже нет возможности более одного проигрыша. Это объясняет, почему разные израильские правительства часто идут поперек общественного мнения, решений международных институтов и требований союзников. У них нет права на ошибку. Другое дело, что они понимают под ошибкой.

Создание еврейской глобальной цивилизации дало нам всем всё: физику, философию, медицину, музыку, живопись, Голливуд, а также юмор и сатиру. Но это до поры, до времени, пока кто-то при власти не решит прикрыть эту «еврейскую лавочку». А так случалось не раз и часто. Успешность еврейской цивилизации, её достижения, сопровождалась ростом антисемитизма, который присутствует везде, даже в Канаде, даже в Китае. Несколько лет назад в США мы наблюдали марши нацистов, скандирующих «Евреи нас не заменят (иммигрантами)!». Сегодня протесты на Западе против поддержки Израиля в его войне в Газе иногда переходят в простой антисемитизм, когда в толпа кричит «Евреев в газовую камеру!». Были и такие случаи.

И вот что интересно. Еврейская цивилизация стала возможной только потому, что евреи оказывались способными жить везде и со всеми, что в Бухаре, что в Буэнос-Айресе, при этом оставаясь евреями и вполне преуспевая.

Почему бы и не на Ближнем Востоке? Надежда всегда есть!

Лехаим!