В наших эфирах на канале Юрия Романенко с Петром Кульпой и профессором Ежи Мачковым мы часто затрагиваем тему двух конкурирующих систем безопасности в Европе. В одной из них – Пётр Кульпа называет ее “континентальной опцией” – доминирует Россия с естественным сближением с ней Франции и Германии, в такой опции в последнее время естественно заинтересован Китай; в ней нет места для подлинной независимости народов между Одрой и Доном. Во второй – когда народам Центральной и Восточной Европы удается наладить свою систему безопасности, как правило – в евроатлантической рамке безопасности, при поддержке Великобритании и США – наши народы получают значительно лучшее положение на геополитической арене континента. Историю и систему первого варианта описал профессор Мачков в своей "Войне за Украину и мире в Европе", с которым мы также недавно общались о геополитических раскладах сегодняшнего дня:

В начале 18 века уже не слабеющая Реч Посполитая, а временно Швеция стала главным соперником царской империи под предводительством Петра I, столица которой была построена на востоке Финского залива на реке Нева и названа в его честь. Всероссийская империя, официально с 1721 года, называлась теперь не Московией, а всё чаще Россией, а её жителей всё реже называли москалями (московитами), вместо этого россиянами. В 1709 году город Полтава дал название битве, в которой Пётр победил шведского короля Карла XII, на стороне которого воевал бывший приближенный Петра I гетман Иван Мазепа, сделавший последнюю попытку оторвать запорожских казаков от русского владычества. Это сражение имело эпохальное значение не только для Украины, но и для архитектуры европейской безопасности, поскольку знаменовало конец «порядка Ворсклы» [доминации Речпосполитой Литвы и Польши – прим. переводчика], господствовавший три столетия.

Имперский наследник Москвы уже не просто властвовал над русскими землями на европейском северо-востоке и над левобережной Украиной, а стал гегемоном во всей Восточной Европе. Этот европейский порядок, в котором Россия доминирует в Восточной Европе, можно назвать "Полтавским". Хотя Москва уже иногда вступала в союз с Габсбургами или шведами против Польши и Литвы, только Полтавский порядок привел царскую империю на концерт европейских гегемонов, где она вместе с Веной, Парижем и Лондоном вершила архитектуру безопасности Старого Континента. Кроме того, это открыло для петербуржской империи новые возможности для экспансии на Западе и особенно на Юго-Востоке Европы. Во внутреннем плане Россия в 18 веке постепенно ограничивала автономию казаков и осуществляла административную реорганизацию своих украинских владений. Царица Екатерина Великая Юг Украины назвала «Новороссией». Через несколько десятилетий после Полтавской битвы она окончательно ликвидировала Гетманщину в 1764 г. Через менее двух десятилетий она приравняла большинство казаков к подневольным земледельцам. Царица конфиденциально признавалась в своём геноцидном намерении уничтожить казачество как народ, стремящийся к независимости: «Если в Малороссии не будет гетмана, то нужно приложить усилия, чтобы понятие гетманства исчезло навеки».

Теперь Россия приступила к уничтожению Польско-Литовского государства, для чего оно нашло жадного союзника в Пруссии. Габсбургская монархия также участвовала в европейском геополитическом «грабеже тысячелетия», хотя говорят, что императрица Мария Терезия плакала, когда в 1772 году она аннексировала большую часть административной единицы Польши – воеводства – которое называлось «русским» (Województwo ruskie). А ведь польский король Ян Собеский в 1683 году спас Вену от турок! Есть версия, что Фридрих Великий сказал: "Она плакала, но взяла". Габсбурги создали искусственный регион из территорий Русского воеводства, польского Кракова и этнически польских территорий к востоку от этого бывшего польского королевского города, который назвали «Галиция» (нем. «Galizien»). Коротко говоря: за исключением Галиции, та часть Польши, которая включала Правобережную Украину, отошла к России.

Принятием Конституции 3 мая 1791 г. Сейм двойного государства упразднил независимость Литвы. После третьего раздела 1795 г. Польша, которая вместе с Литвой веками боролась с Москвой за господство в Восточной Европе, исчезла с политической карты Европы. Царская империя больше не доминировала в Восточной Европе: Россия владела Восточной Европой. Таким образом, Полтавский порядок достиг своего полного воплощения. Не стоит делать поспешных выводов о петербургской империи по поводу прогрессивной экспансии России в Европе, которая теперь была направлена на Константинополь. Хотя в военном отношении она была могущественнее своего покорённого западного соседа, она все же была отсталой.

Поскольку в условиях деспотии не могло развиваться крепкое общество, даже те цари, получившие титул «Великих», делали ставку на привлечение иностранцев, чтобы дать импульс развитию образовательных учреждений, армии и экономике. Однако этого было недостаточно для модернизации огромной империи. Хотя историки сомневаются в существовании фасадов деревянных домов и сельских ворот, которые любовник Екатерины Великой князь Григорий Потемкин якобы соорудил вдоль низовья Днепра перед инспекционной поездкой царицы в Крым в 1787 году, выражение «потёмкинские деревни» отражает механизм русского народного очковтирательства: подчинённые из страха или карьерных стремлений постоянно вводят высшее руководство в заблуждение украшенными изображениями плачевных условий. Этот процесс пережил царскую империю. В Полтавском порядке отсталая, но сильная в военном отношении Россия никогда не исключалась из концерта великих европейских государств.

Примечательно, что Наполеон, победивший во всех битвах своего русского похода 1812 года, предложил царю переговоры после взятия Москвы. В завоеванном городе он ждал Александра I, с которым хотел поговорить о союзе против Англии. Однако ещё более показателен тот факт, что Бонапарт не собирался решать уникальный и острый вопрос на континенте касательно того, что историческая нация была лишена своего государства, путем восстановления польской государственности. Поляки, представлявшие самую большую нефранцузскую группу в его армии, лишь получили небольшое Варшавское княжество от императора Франции в 1807 году, с помощью которого он хотел обеспечить их лояльность и оказывать давление на Россию. В Москве Наполеон слишком поздно понял, что царь не намерен приезжать в Москву из Петербурга. Через несколько недель после начала давно назревшего выхода из России Великая армия (фр. la Grande Armée), направлявшаяся в Литву, испытала суровую зиму, победившую её с сокрушительным счётом, о котором царские войска даже не могли мечтать. С точки зрения Маккиндера: Наполеон должен был усвоить, что Россия, лежащая в самом центре, не может быть побеждена, если нападающий не овладеет всей Восточной Европой, а не только Кремлём.

Как известно, конец наполеоновским войнам положил Венский конгресс 1815 г. И участие Петербурга в разработке общеевропейской мирной архитектуры, и Полтавский порядок теперь считались там естественными, тем более что Россия, Пруссия, Великобритания и Австрия были союзницами против Франции и заняли Париж. Полтавский порядок не подвергался сомнению даже после Крымской войны (1853–1856), которую Россия проиграла Англии и Франции, которые были на стороне Турции. С российским владычеством над Восточной Европой этот порядок оставался надёжным. Царская империя при молчаливом согласии или открытой поддержке европейских государств смогла подавить польское сопротивление против России, которое усилилось во время наполеоновских войн и ноябрьского восстания 1830/31 гг. В 1831 г. министр иностранных дел Франции прокомментировал расправу русскими войсками над населением Варшавы словами: «В Варшаве царит порядок». Последнее восстание против России за восстановление польского государства в границах 1772 г. вспыхнуло в январе 1863 г. в Польше, впоследствии – в Литве и Украине, при этом в Украине оно выдалось слабее всего. Тысячи повстанцев погибли, сотни были казнены, около 40 тыс. высланы в Сибирь, а их имущество конфисковано. В России эти репрессии приветствовали даже в слабых либеральных кругах.

Подавление восстания ускорило формирование белорусской и украинской наций, которые теперь стремились к самостоятельности. Во время январского восстания Пруссия выступила на стороне России. После основания Германской империи в 1871 г. немецко-российский союз обеспечил то, что Восточная Европа не находилась под политическим доминированием населявших её народов.

Лишь Первая мировая война коренным образом изменила эту ситуацию. Германская империя и Австро-Венгрия потерпели сокрушительное поражение в войне, тогда как Франция была континентальной победительницей. Великобритания все ещё смогла сохранить свои позиции мирового государства, хотя новое глобальное морское государство – Соединенные Штаты Америки – впервые заявило о себе в Европе. Российская континентальная империя была ослаблена войной внешней и гражданской: царское правление было прекращено Февральской революцией 1917 года. Окончательно его похоронили большевистский переворот в октябре того же года и расправа над царской семьёй в июле 1918 г. Когда после Первой мировой войны в Версале в 1919 г. разрабатывалась новая архитектура европейской безопасности, не было не только недолговечной Германской империи, которая вместе с дунайской монархией и царской империей уничтожила Полтавский порядок. Не была представлена и большевистская Россия, возникшая из петербургской империи во время гражданской войны.

Ссылки на первоисточник и владельца авторских прав: https://www.bpb.de/shop/buecher/schriftenreihe/543797/der-krieg-um-die-ukraine-und-der-frieden-in-europa (с. 34-38)

Ежи Мачков, профессор политологии Университета Регенсбурга, перевел Дмитрий Кадубин, https://www.youtube.com/@civilisatio

Популярные статьи сейчас

Маркарова сообщила детали рассмотрения "украинского" пакета помощи в Сенате 23 апреля

Действующему министру объявили подозрение в завладении землей на 291 млн грн, - НАБУ

Введение накопительного пенсионного обеспечения или финансовой пирамиды?

Не только повестки: как будет вручаться требование ТЦК и что грозит уклонистам

Показать еще