Между Венесуэлой и Кооперативной Республикой Гаяной начался пограничный военный конфликт. Известно, что силы специальных операций Венесуэлы перешли через границу с Гайаной и ведут бои в регионе Эссекибо с силами обороны этой страны. К местам столкновений подтягиваются бразильские военные подразделения, поскольку, по некоторой информации, отдельные удары венесуэльцы наносили именно с бразильской территории (это слабо контролируемые странами региона джунгли). Пентагон направил в Гайану часть руководства 1-й бригады содействия силам безопасности (SFAB) США. Пока не полноценная война, но уже и не отдельный инцидент. Эта история полностью ложится в концепцию Глобальной войны о которой я уже писал и говорил.

ИСТОРИЯ ВОПРОСА

Спор между Венесуэлой и Гаяной за Эссекибо тянется еще с XIX века. В 1803 году Британия захватила голландские поселения в Гаяне, а в 1814 году по Венскому договору официально получила земли, объединенные в 1831 году под названием Британская Гвиана. Британцы получили периферийные земли бывшей Большой Колумбии, положив начало территориальному спору с независимой Венесуэлой (с 1811 года) через территорию Гаяна-Эссекибо (Западная Гаяна).

После нескольких пограничных столкновений стороны обратились в международный арбитраж, который в 1899 году вынес решение в пользу Британии, установив границы между Венесуэлой и Британской Гвианой (это разграничение сохранилось в виде международно признанных границ Гайаны). В Каракасе считают, что решение арбитража 1899 года было несправедливым и закреплявшим колониальные интересы Великобритании. И в 1962 году Венесуэла заявила, что больше не признает это решение о границах.

Во-первых, тогда как раз шел распад европейских колониальных империй, что давало возможность изменить границы. Во-вторых, в Венесуэле в очередной раз президентом был Ромуло Бетанкур, который как раз расправлялся с местными коммунистами, приостановил гражданские свободы в стране и арестовал часть депутатов Конгресса. Бетанкуру требовалась внешнеполитическая инициатива, которая объединила бы нацию, находящуюся на грани гражданского конфликта. В-третьих, требуя пересмотра границы Бетанкур, атаковал не Британию, а новое государство в Гаяне, которое только что формировалось. Да и цена вопроса была оправдывающей риски.

Регион Гайана-Эссекибо – это почти 2/3 территории Гайаны за одноименной рекой, но малообитаемая. На этих землях есть огромные запасы полезных ископаемых, алмазов и золота. Индейцы, живущие здесь, тяготеют не к Гаяне, преимущественно населенной индо-гаянцами (потомки рабочих из Уттар-Прадеша и Бихару, которых завезли на работу еще голландцы) и афро-гаянцами (потомками рабов), а к Венесуэле, где проживают родственные племена.

Кстати, Гаяна единственная англоязычная страна Латинской Америки. С начала своей государственности в ней заложили конфликт кланов. После обретения независимости значительная часть населения эмигрировала, в основном в Великобританию, а также в США и Канаду. Свое название Кооперативная Республика Гаяна получила 23 февраля 1970 года. Она была связана с объявленным правящей партией курсом на построение "кооперативного социализма", что было закреплено в конституции страны 1980 года. Но ни социализма, ни значительных достижений в области кооперации в Гаяне так и не наблюдалось. Страна до сих пор занимает место среди самых бедных в регионе.

Гайана пыталась заручиться поддержкой соседей и США с Британией для сдерживания аппетитов Венесуэлы. 2018 Гайана подала иск в Международный суд ООН с просьбой утвердить Арбитражное решение от 1899 года, по которому она единолично контролирует территорию Эссекибо. При президенте Болсонара Бразилия несколько раз давала понять Каракасу, что вмешается в случае военных действий. Но сегодня там левый президент Лула и у него с Мадуро достаточно теплые отношения.

Однако не стоит смотреть на Гаяну как на полного лузера. Сегодня вооруженные слы Гайаны (GDF) насчитывают 12 тыс чел, абсолютное большинство из которых африканцы. Для которых армия – социальный лифт. Базовая подготовка проводится в учебных школах GDF, где преподают британцы и американцы. Офицеры проходят обучение в одной из двух британских школ подготовки офицеров: Королевской военной академии Сандхерст (тренировка пехоты) и Королевском военно-морском колледже Британии (обучение береговой гвардии). Эта армия имеет истории успешных военных операций против как собственных сепаратистов, поддерживаемых венесуэльцами, так и против соседнего Суринама, с которым у Гаяны также территориальный спор из-за нефтеносных территорий.

В январе 1969 года силы обороны Гайаны (GDF) разгромили восстание индейцев в Рупунуне, поддержанных Венесуэлой. Тогда за 3 дня была уничтожена база восставших. Самое интересное, что во главе восстания был американец Валери Харт. Его семья переехала в Гайану из Северной Дакоты в 1914 году. Часть его братьев и сестра имели американские паспорта. Но ни вмешательство венесуэльских коммандос, ни американский паспорт Харту тогда не помогли. GDF фактически без потерь разбили основные силы восставших, а затем устроили погром индейских сообществ.

В августе 1969 года GDF начала неожиданную атаку под кодовым названием Operation Climax, чтобы выбить военнослужащих Суринама из треугольника Нью-Ривер, который они контролировали с середины декабря 1967 года. Суринамцев просто хирургически локализовали и заставили убегать. Конфликт закончился без потерь.

Зато у Венесуэлы сил гораздо больше. Общая численность армии с боливарианской милицией (партийные милитаресы Мадуро) свыше 300 тыс . Больше у венесуэльцев и военной техники, авиации и патронов. За Мадуро стоят Москва, Гавана и Тегеран. В отдалении развеваются китайские флаги.

Некоторые мои коллеги, которые вдруг себя осознали специалистами по Венесуэле и Гаяне, пишут, что режим Мадуро просто не способен что-то толково выставить в этой военной авантюре. Дописались до того, что в армии голод и солдаты массово сдаются в плен:) На самом деле – болт.

Популярные статьи сейчас

Укрепления возле Часового Яра не позволят врагу совершить "легкую прогулку" - ВСУ

Руководитель "Украинской бронетехники" рассказал о преимуществах украинских бронеавтомобилей

Сикорский обратился к спикеру Джонсону относительно помощи Украине

В Украине изменятся тарифы на мобильную связь: Рада утвердила новый закон для Киевстара, Vodafone, lifecell

Показать еще

В свое время Уго Чавес и Николас Мадуро приложили много усилий, чтобы силовики и армия защищали режим. Большинство самых высоких армейских офицеров находятся под персональными санкциями США. Им есть что терять. Их безопасность и благополучие напрямую зависят от режима Мадуро.

Основной скелет офицерского и сержантского состава Боливарианских национальных вооруженных сил (Fuerza Armada Nacional Bolivariana – F.A.N.B) и Боливарианского национального ополчения (Milicia Nacional Bolivariana) прошло идеологическое воспитание в Боливийском военном университете Венесуэлы (UMBV). Во главе этого вуза находится известный идеолог чависского социализма, генерал Феликс Гузман (Felix Ramon Osorio Guzman). По сути это военно-политическое училище, где происходит идеологическая обработка кадетов вроде верности боливарианской революции и завещаниям Чавеса. По свидетельству инсайдеров за прошедшее десятилетие UMBV подготовил около 2/3 командного состава силовых органов Венесуэлы.

Вооруженные силы Венесуэлы хорошо оснащены, тренированы и мотивированы бороться за землю, которую считают своей. Отмечаю, что даже демократическая оппозиция в Мадуро считает регион Гайана-Эссекибо частью Венесуэлы. Хуан Гуайдо, бывший лидер оппозиции и полупризнанный президент Венесуэлы во времена двоевластия, в 2019 году инициировал ратификацию Национальной Ассамблеи "соглашение о суверенитете над Эссекибо". Таким образом подтвердив исторические посягательства Каракаса на Эссекибо.

ПОЧЕМУ СЕЙЧАС?

Во-первых, внутренняя потребность режима Мадуро мобилизовать массы перед предстоящими “честными” выборами в 2024 году. После нескольких лет”, которая не смогла создать параллельную инфраструктуру, страна опросилась в стратегическом пате. Ни одна из сторон не способна победить оппонента, а страна входит в штопор экономического кризиса, "сомализации" и гуманитарной катастрофы. политического банкротства оппозиции” между Мадуро и альтернативным президентом Хуаном Гуайдо, после двоевластие

США нуждаются в венесуэльской нефти и держать эмбарго становится невыгодно.

Поэтому в середине октября на Барбадосе оппозиция и правительство Венесуэлы, при посредничестве США, подписали соглашение о проведении выборов. Она содержит 12 пунктов, включающих обещания предоставить всем кандидатам доступ к государственным и частным СМИ, а также гарантировать их свободное и безопасное передвижение по стране. Обе стороны также договорились обновить списки избирателей как внутри страны, так и за ее пределами, чтобы гарантировать, что эмигрировавшие миллионы венесуэльцев смогут реализовать свое право голоса. Однако и у оппозиции, и у правительства есть полярные мнения относительно лидера оппозиции Марии Корины Мачадо. И сам Мадуро находится под персональными санкциями и его участие в выборах под вопросом.

Мадуро нужна победа, которую он "продаст" собственному народу. Причем эту победу могут купить как собственные избиратели, которые начали уставать от чавизма в исполнении действующего президента. Так и оппозиция вынуждена поддерживать идею территориального расширения.

Мадуро назначил на 3 декабря так называемый референдум относительно "восстановления исторической справедливости" региона Эссекибо. Планируется вынесение на референдум по 5 вопросам. В частности, решение арбитража от 1899 г. там названо "навязанным обманным путем", который предлагается "отменить", также есть пункт о предоставлении венесуэльского гражданства гаянцам после аннексии.

Именно военное вторжение в Гайану Мадуро назвал "операцией по поддержке безопасности во время проведения этого референдума".

Во-вторых, Венесуэла и, вероятно, Россия пытаются недопустить выход Гаяны на рынок "большой" нефти. Военное вторжение и потеря территории повлекут за собой не только внутриполитический кризис в Гаяне, но и остановят разработку месторождений до стабильных времен.

С 2008 года корпорация ExxonMobil начала проводить геологические исследования в Гаяне. Разведка совместного консорциума Exxon с американской компанией Hess Corporation и китайской China National Offshore Oil Corporation обнаружила 46 нефтяных месторождений с 2015 года (из них 4 в 2023). В первом полугодии 2020 года Exxon, в рамках консорциума по Hess Corp, увеличил добычу сырой нефти из массивного прибрежного блока Стабрук в Гаяне, большая часть которого находится в водах, на которые претендует Венесуэла. Говорят о том, что у Гаяна есть запасы нефти до 10 млрд баррелей. Выход этой "большой нефти" на рынок подрывает монополизм Венесуэлы, и тогда режим Мадуро вообще теряет любую добавленную стоимость. США играют с Каракасом именно потому, что нуждаются в нефти, если появится альтернатива, то венесуэльцы Вашингтона не нужны.

В-третьих, само сейчас возникновение нового фронта Глобальной войны вблизи США выгодно России. Чем больше таких фронтов, чем больше Белый Дом будет отвлекаться от украинской тематики и перераспределять финансовую и военную помощь для поддержки своих партнеров, тем лучше для Кремля. Для Путина не важно, чтобы Мадуро отвоевал регион, ему нужен вязкий конфликт с привлечением соседних стран, который потребует непосредственного вмешательства США. Еще одну "грязную войну" с нечеткими для рядовых американцев интересами.

ЧТО ДАЛЬШЕ?

В случае полномасштабного вторжения Венесуэлы у Гаяны недостаточно сил, чтобы остановить агрессора собственными силами. Руководство страны не имеет союзнических отношений с соседями и помощь от Великобритании и США не однозначна.

Единственная надежда Джорджтауна (столица Гаяны) - это то, что боевые действия происходят в джунглях, где почти полностью отсутствует транспортная инфраструктура. Военные столкновения происходят между небольшими подразделениями. Если удастся остановить продвижение венесуэльцев и потеснить их на отдельных участках фронта, это сломает план "Эссекибо за три дня". А тогда венесуэльцы либо уйдут (после "референдума"), либо начнутся долгие переговоры.

Однако есть одна "чепушинка". Латинская Америка богата историческими территориальными образами. И они не ушли совсем в прошедшее. Боливия при Эве Моралесе неоднократно поднимала вопрос о возвращении территорий на тихоокеанском побережье, утраченные в результате Тихоокеанской войны (1879–1883). Считается, что спор продолжается, поскольку Боливия все еще претендует на суверенный выход в Тихий океан и бросает вызов Чили и Перу. Конфликт получил свое название от пустыни Атакама, в которой расположена спорная территория. В марте 2021 года президент Боливии Луис Арсе заявил, что спор является «открытым и незавершенным». Через спорные территории проходят важные транспортные коридоры.

Есть еще спор между Никарагуа и Колумбией по суверенитету над нефтеносным Китасуэньо. Гватемала претендует на 11 тыс км в Белизе, которые одно время Испания передала британской короне. Сальвадор хочет забрать выход Гондураса в Тихий океан через залив Фонсека. Аргентина и Чили имеют спор о проливе Дрейка. Бразилия и Уругвай в нескольких островах. Традиционно латиноамериканские страны судятся друг с другом в международных арбитражах. Они даже подавали это как "особую политико-правовую традицию разрешения споров без войн". Но времена меняются. В риторике той же Боливии раздаются нотки угроз применить силу, например, относительно Перу. У Венесуэла уже от слов перешла к делу.

Разрушение старого миропорядка, ослабление роли США в регионе, хаотизация отношений, приход к власти популистских лидеров, которые непременно будут разыгрывать карту исторической справедливости и национальной мобилизации, вмешательство внерегиональных игроков: РФ и Китая, все это создает обстоятельства, когда устаревшие образы могут снова стать частью актуального повестки дня. На Земле меньше безопасных мест.