Взыскание ущерба с агрессора в лице РФ и получение репараций за разрушенные города и села с первых дней широкомасштабного наступления сподвигли юридическое сообщество к поиску решений как Украине получить компенсацию за поврежденное и утраченное имущество громад, бизнеса и государства. Конечно, на государственном уровне приоритетный вопрос – это уголовное судопроизводство и подготовка/проведение трибунала для военных преступников. Однако действенное наказание нарушителя международного права требует учета всех аспектов и комплексного подхода ко всем потерям, которые понесла Украины из-за войны.

Подготовка любого иска предполагает оценку нанесенного ущерба, и если к материальным потерям можно применить давно отработанные алгоритмы гражданского права и экспертизы, то вопрос компенсаций семьям погибших сограждан, увечья гражданских и военных и разрушительное влияние войны на экосистемы требует отдельного рассмотрения. От какого показателя отталкиваться, чтобы математически рассчитать сколько нужно взыскать с агрессора и каким образом направить средства гражданам, чьи права на жизнь и здоровье были нарушены соседней страной и ее белорусским сателлитом, а также громадам, на жизнедеятельность которых оказывает непосредственное влияние разрушение окружающей среды, – так, чтобы это было справедливо и эффективно?

Ответ на этот вопрос находится в области оценки рисков и актуарных расчетов, которыми руководствуется страховой сектор для определения суммы выплат в различных страховых случаях, в частности при дорожно-транспортных происшествиях (ДТП). Аналогично многим сферам, где Украине нужно решать давно назревшие вопросы в ускоренном режиме, страхование тоже требует институциональной коррекции, чтобы страховой рынок стал субъектом положительных изменений в стране, а не оставался на уровне базовых функций – сбора и перераспределения средств среди своих клиентов.

Тем более, что адаптация законодательства Украины к законодательству Европейского Союза является приоритетной составляющей процесса евроинтеграции, а одной из главных проблем на пути этой адаптации в сфере страхования является страхование гражданско-правовой ответственности владельцев наземных транспортных средств. Наработки экспертных кругов для определения научно обоснованного размера страховой суммы, и, как следствие, установление соответствующего размера страхового тарифа пригодится и на этапе возмещения ущерба.

Дело в том, что до войны, наибольшие потери жизни и здоровья граждан Украины были из-за аварий на дорогах и загрязнения окружающей среды, что в свою очередь приводило и к экономическим потерям. В частности, по данным министерства инфраструктуры, в 2020 году сумма экономических потерь от ДТП составляла 68 миллиардов гривен.

«Продолжительность жизни в Украине составляет в среднем около 66 лет (в Швеции – 80, в Польше – 74). В значительной степени это обусловлено загрязнением окружающей среды вследствие проведения производственной деятельности предприятиями горнодобывающей, металлургической, химической промышленности и топливно-энергетического комплекса. По данным государственной статистической отчетности 2009 года, основными загрязнителями атмосферного воздуха являются предприятия перерабатывающей и добывающей промышленности и предприятия электро- и теплоэнергетики», – было обозначено в Законе Украины «Об Основных принципах (стратегии) государственной экологической политики Украины на период до 2020 года», утратившего силу из-за принятия новой «стратегии до 2030 года», без надлежащего отчета и анализа достигнутого.

Конечно, целью предыдущего закона было не перенос ответственности за сокращенные годы жизни украинцев сугубо на промышленный сектор или ФПГ, а фиксация специфики управления ресурсо- и энергоемкими отраслями и признание недостатков организации природопользования в Украине. Одним из законодательных требований тогда была подготовка к 2015 году государственной целевой программы предотвращения рисков здоровью населения Украины от факторов окружающей природной среды, что предусматривало применение методологии оценки риска и введение до 2020 года системы управления экологическим риском (включая случаи чрезвычайных ситуаций техногенного и природного характера). В данном случае закон-стратегия был без тактики и с соответствующим результатом.

Отсутствие надлежащего анализа законов, в данном случае экологической стратегии, еще раз проявила проблему госменеджмента и нерационального отношения к природному капиталу (достаточно сравнить состояние водоемов и качество управления водными ресурсами в Украине и Израиле). Оценка рисков в государственном секторе свелась в лучшем случае к опросам экспертов или сотрудников аппарата. Соответственно, и экологическое страхование носит достаточно номинальный характер, а инициативы от представителей действующей власти в прошлом году сводились к созданию фонда экологического страхования, по аналогии с МТСБУ (Моторное (транспортное) страховое бюро Украины). То есть, была стандартная административная инициатива – телега впереди лошади.

Вместе с тем, на уровне гражданского общества были инициированы судебные процессы в отношении предприятий разных форм собственности, которые нарушали нормы экологического законодательства, требования санитарной и гражданской защиты населения, с тем, чтобы возместить людям, проживавшим в ареале влияния данных предприятий – ущерб за нарушение их конституционного права на безопасную для жизни и здоровья окружающую среду (речь идет о пожаре на нефтебазе, чрезмерных выбросах ТЭС и пылении золоотвалов, загрязнении почв и рек полигоном ТБО и отходами животного происхождения птицефабрики). Помимо реакции предприятий на массовые иски в виде конкретных действий (например, покрытие массива золоотвалов водой, чтобы уменьшить распространение пыли на населенные пункты), Верховный Суд Украины принял решение об обязательной уплате юрлицами, которые владели нефтебазой морального вреда проживающим рядом людям от 10 тыс. до 50 тыс. грн (дело № 372/1308/6-ц). Суммы выглядят скромно, однако важна практика признания компенсаций за моральный ущерб в случаях, которые обычно сложно доказывать.

В странах англосаксонской системы права подобные прецеденты были еще в 70-х годах ХХ века. Успешные судебные процессы в интересах пострадавших по экологическим проблемам дали толчок не только к более внимательному отношению к вопросам техногенной безопасности, но и побудило страховые компании корректировать ставки для оценки угроз ущерба потенциально опасных объектов, которые оказывали вред окружающей среде и здоровью населения. Соответственно, это стимулировало переоснащение предприятий и внедрение инноваций.

Заполнение методологических пробелов страхового сектора стало предметом сотрудничества ряда общественных организаций и научных учреждений, в частности, Институт безопасности дорожного движения совместно с Фондом «Сокращение рисков», Институтом демографии и социальных исследований им. М.В. Птухи НАН Украины и Институтом медицины катастроф Министерства здравоохранения – проводят исследования по разработке методики оценки экономических потерь от смерти и травм, полученных от ДТП, что позволит рассчитать эквивалент стоимости жизни среднестатистического человека в Украине и стоимости лечения травм, что будет иметь универсальное применение, как в экологической сфере, так и в контексте последствий войны. Так, по инициативе перечисленных организаций в 2021 году было проведено совещание в СНБО Украины на тему «Актуальные проблемы безопасности дорожного движения как одной из приоритетных составляющих национальной безопасности», на котором было решено, что для оценки экономических потерь государства и домохозяйств из-за гибели или ранения (травмирования) людей в результате ДТП следует использовать имеющиеся иностранные методики и наработанные Институтом демографии и социальных исследований имени М.В. Птухи Национальной академии наук Украины научно-методические разработки.

Показательно, что в Украине лимит ответственности украинского страховщика в связи со смертью потерпевшего в ДТП по вине автовладельца составляет всего 320 тыс грн, до изменений летом этого года было 260 тыс грн. При этом, по расчетам доктора физико-математических наук Е.К. Щетининой стоимость среднестатической жизни на основании теории человеческого капитала и демографического подхода в среднем за 2016–2017 гг. в Украине составила 3 млн грн. Для сравнения, по данным Института безопасности дорожного движения, для страхового сектора жизнь гражданина Люксембурга стоит 5 млн долл., США – 2,6 млн, Швеции – 2,4 млн, Великобритании – 2,3 млн, Португалии – 1 млн долл. Даже эти данные показывают, что в фундаменте украинского государства был существенный пробел, который предпочитали не замечать, что позволяло политикам и чиновничеству избегать отчетности по количественным и качественным показателям. Однако война должна изменить «правила игры».

Для внедрения методики уже подготовлена законодательная основа, так в 2019 году в Закон Украины «О дорожном движении» была внесена правка относительно дополнительных компетенций КМУ, а именно – «Утверждение методики определения экономических затрат в связи с гибелью или ранением (травмированием) людей вследствие дорожно-транспортных происшествий». Таким образом, у Правительства есть все возможности для внедрения современных управленческих практик, перезапуска страхового сектора и главное, в нынешних условиях – иметь адекватную оценку убытков, определение суммы компенсаций для всех пострадавших в Украине из-за российской агрессии.

Популярные статьи сейчас

На Ставке обсудили возможные действия агрессора в ближайшее время

В YASNO подсказали, как платить счета за свет без комиссии: инструкция

Украинским семьям выплатят по 40000 гривен: как оформить помощь

Тарифы на электроэнергию с 1 февраля: сколько придется платить украинцам за свет

Показать еще

Жизнь каждого человека бесценна, но все можно посчитать. Поэтому все усилия административного аппарата и высших органов власти должна быть направлены на реализацию такой государственной политики, чтобы жизнь украинца стоила не меньше, чем жизнь американца, немца или француза.