Давно размышляю над тем, как могут оставшиеся в городе мариупольцы верить, что город уничтожили ВСУ? Ведь, казалось бы, все просто и очевидно: сравните, в каком состоянии был город до 24.02.2022 и после «освобождения от нацистов».

Все соцопросы и результаты выборов 2019 г. мэра города свидетельствуют о том, что мариупольцы были очень довольны тем, как развивался город за последние 5-6 лет. Невозможно было не замечать перемен к лучшему. Город превращался в глаза во всех смыслах. Благодаря колоссальным финансовым вливаниям и западным грантам Мариуполь стал «витриной» Донбасса, ее не оккупированной части.

В противоположность Донецку, который из процветающего мегаполиса, развивавшегося невиданными темпами до 2014-го, превратился в «черную дыру» после прихода «русского мира».

Этим, кстати, и частично объяснялось его тотальное уничтожение весной 2022-го оккупантами. Потому что жители оккупированных территорий, приезжая в Мариуполь за пенсиями, к знакомым или просто отдохнуть на море, могли видеть разницу между ДНР и Мариуполем, который был под контролем Украины.

Но все это вы, вероятно, уже знаете или читали.

Казалось бы, именно с приходом решистов жизнь мариупольцев кардинально изменилась к худшему. Из еще вчера преуспевающего города он превратился в город-призрак... Вокруг одни руины, сгоревшие дома, массовые захоронения буквально в каждом дворе дома, нет ни света, ни воды, ни тепла. Огромные воронки от авиабомб, разрушенный Драмтеатр, в котором прятались дети, женщины и старики, когда решисты сбросили на него огромные авиабомбы... Таким Мариуполь стал после «асвабаждения»...

Но прошло буквально полгода с момента увлечения его рашистами, и большинство (не все, конечно, есть там и наши люди, но они молчат, опасаясь за свою жизнь. И правильно, кстати, делают) мариупольцев в интервью рашистским пропагандистам в один голос с надрывом кричат ​​о том, что именно ВСУ и «Азов» бомбили и уничтожали город, обстреливали из танков жилые дома и расстреливали мирных граждан.

Как такие метаморфозы могли произойти так быстро? Неужели российская пропаганда настолько сильна, что через полгода так «промыли мозги» людям?

Это утверждение верно лишь частично. Причин, по сути, гораздо больше.

Во-первых, надо понимать, что до начала полномасштабной войны с Россией в городе действительно было очень много сторонников русского мира. Которые все 8 лет смотрели, если не Соловьева со Скабеевой (если была возможность), то телеканалы Медведчука. Не случайно на днях в город приехала для съемок очередного пропагандистского фильма одна из его бывших ведущих Диана Панченко. Еще весной в своих соцсетях писала посты в поддержку «Азова» и якобы искренне болела за Украину, а россия считала агрессором. Но, как часто бывает, оставшись без работы и заработка, быстро «переобулась» еще раз и направилась к москалям на заработки. Привычная история.

Каждый раз, когда я приезжал в Мариуполь, я проводил свои мини-соцопросы. Общался с жителями Мариуполя и окрестных сел и спрашивал, за кого они. И почему. Абсолютное большинство по крайней мере старшего поколения было лояльно настроено в Россию. Были готовы голосовать за Медведчука ( здесь можно посмотреть мою беседу с Романом Цимбалюком с 2020 по этому поводу: https://www.youtube.com/watch?v=hZaT3s37QR8).

Причина – абсолютное большинство из них (чем старше, тем больше) находились всю жизнь в российском информационном поле. Почти все из них есть т.н. «homo soveticus» – «советские люди». Родившиеся получили образование и сформировались как личности еще при СССР. В свое время при написании диссертации я очень много времени уделил внимание теории идентичности. Один из разделов диссертации так и назывался: «Глобальный кризис национальной идентичности». Затем мой отдел в Институте мировой экономики и международных отношений НАНУ выпустил целую монографию по этой теме. Я писал раздел теории. Приведу несколько важных для понимания цитат из своей диссертации.

Но сначала – дефиницию: «Большинство дефиниций понятия "идентичности", встречающееся в научной социально-политической литературе определяет ее как "совокупность устойчивых черт, позволяющих той или иной группе, этнической или социальной, отличать себя от других"[ Василенко И.А. . Политическая глобалистика: Учеб. пос. для вузов. – М.: Логос, 2000. – 360с. , c.350]. Иными словами, идентичность представляет собой самосознание отдельного индивида или группы. Ее также можно рассматривать как процесс, "через который социальный актер познает себя и конструирует смыслы, главным образом на основе данного культурного качества или совокупности качеств, исключая более широкое соотношение с другими социальными группами" [Кастельс М. : Пер. с англ. – М.: ГУ ВШЭ, 2000. – 608с. ,c.43].

Популярные статьи сейчас

Удар по Эпицентру: в Харькове завершили поисковые работы - названо число жертв

Путин пугает Запад глобальной войной за разрешение Украине бить по России

В Украине поднимают тарифы на услугу, которая не предоставляют, - Попенко

АЗС установили новые цены на бензин, дизель и автогаз на начало недели

Показать еще

В контексте диссертационного исследования важность проблемы кризиса идентичности как фактора влияния на процесс формирования мирового порядка состоит в том, что именно он определяет поведение человека. В мире, пронизанном глобальными потоками богатств, власти и образов, поиске идентичности, “коллективной или индивидуальной, приписанной или сконструированной, становится фундаментальным источником социальных значений”[ Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура: Пер. с англ. - М.: ГУ ВШЭ, 2000. - 608с., c.27] – подчеркивает М. Кастельс. И это не новая тенденция современности, ведь идентичность, особенно религиозная и этническая, была определяющей с самого начала человеческой истории.

Но для того чтобы идентифицировать себя, людям нужны другие. Крайней потребностью, присущей в большей или меньшей степени каждому индивидууму, является потребность во врагах. В своем письме Зигмунду Фрейду в 1939 году Альберт Эйнштейн утверждал, что любая попытка искоренить войну завершится провалом, поскольку внутри человека находится жажда ненависти и разрушения. Фрейд соглашался: люди, как животные, писал он в ответ, они решают свои проблемы с помощью насилия, и только всемогущему мировому государству удастся предотвратить подобное развитие событий. По мнению Фрейда, люди обладают двумя типами инстинктов – направленными на сохранение и объединение и направленными на разрушение и гибель[195. Albert Einstein и Sigmund Freud "Why War?" // The Standard Edition of Complete Psychological Works of Sigmund Freud. – L.: Hogarth Press, 1964. – P.199-215.]. Оба эти типа присущи человеческой природе и сосуществуют в человеке. Поэтому бесполезно пытаться избавить человека от агрессивных склонностей.

Другие исследователи человеческой психики и взаимоотношений в человеческом социуме приходили к подобным выводам. Индивидам нужны самоуважение, признание, похвала, - одним словом то, что Платон называл thymos, а Адам Смит – тщеславием. Конфликт с неприятелем способствует усилению этих черт в группе.

Люди имеют очень богатый, почти безграничный выбор возможных утечек идентичности. В своей последней монографии "Кто мы?: Вызовы американской национальной идентичности" С. Хантингтон сделал классификацию наиболее важных среди них:

1) Аскриптивные – возраст, пол, кровное родство, этническая и расовая принадлежность;

2) Культурные – клановая, племенная, языковая, национальная, религиозная, цивилизационная принадлежность;

3) Территориальные – ближайшее окружение, город, провинция, штат, регион, климатическая зона, полушарие;

4) Политические – фракционная и партийная принадлежности, приверженность лидеру, группе интересов, идеология, интересы государства;

5) Экономические – работа, профессия, должность, рабочая среда, наемники, экономические сектора, профсоюзы, классы, государства;

6) Социальные – друзья, клубы, команды, коллеги, компании для розвлечений, социальний статус [Хантингтон С. Кто мы?: Вызовы американской национальной идентичности: Пер. с англ. - М.: ООО “Издательство АСТ”: ООО “Транзиткнига”, 2004. – 635 с. , c.59].

Важно отметить, что согласно теории социальной идентичности и психологии базовые идентичности (аскриптивные, культурные, территориальные) формируются в целом около 12 лет. Социальные, экономические и политические – максимум до 18-20-ти. Не случайно в СССР всех мужчин забирали в армию в 18 лет. Отсрочки на институт появились гораздо позже. В русской армии формировалась политическая идентичность. Если первые формируются социальной средой, то ключевую роль в формировании социальных и политических идентичностей играет государственная пропаганда. В качестве примера своим студентам, объясняя эту сложную тему, привожу собственный пример.

Я еще застал СССР и первые 5 классов проучился в советской школе. Я прекрасно помню, как во втором классе маршировал с погонами на каком-то очередном «утреннике» и пел советские песни. Даже учась в экспериментальном и продвинутом классе по изучению английского языка мы пели "Катюшу" на английском языке. До сих пор помню как минимум припев. Потому что именно в детстве, когда "жесткий диск" еще почти пуст, свое мировоззрение только формируется, авторитет старших играет главную роль. Родители, учителя в школе. Именно они формируют "матрицу восприятия" мира. Я еще успел стать пионером. И прекрасно помню, как переживал из-за того, что меня не приняли к пионерам досрочно в классе вместе с другими "отличниками". Поведение никогда не было моей "сильной стороной" и часто получал выговоры от учителей за "плохое поведение". Потому что решался спорить, если считал, что он прав.

Так вот. В 1990 году я впервые уехал в Грецию. В первом учебнике новогреческого языка, изданном СССР, были тексты о Москве в стиле «London is the capital of Great Britain» и т.д. И когда я приехал в Грецию, я рассказывал всем, из какой классной страны я приехал. Хотя один вид холодильника с десятками видов разного мороженого, после трех видов советского – «вкуснейшего в мире пломбира» в «стаканчике» за 20 коп., фруктового за 7 коп. и «эскимо» (которое было настоящим дефицитом) – картинка как-то начала не складываться… Я уже не говорю обо всех этих «фантах», «когдах», «спрайтах» и соках в бумажной упаковке, за баночки из которых после моего возвращения из Греции началась реальная война с сестрами и родственниками.

Просто чтобы поставить на самом видном месте как украшения! В общем, оказалось, что как в том старом советском фильме «В Греции все есть!». А вот Москва, из которой я улетал на «Боинге» в Грецию и в котором я впервые в жизни отведал «Фанту» и увидел еду в пластиковых упаковках, меня, мягко говоря, не поразила. Тогда в советских газетах, тех самых, в которых пишут только «правду», писали не только об НЛО, Кашпировском и Чумаке, который «заряжал воду» всем утром, но и о метровых крысах в Московском метро, ​​которые нападали на людей… И вот самые яркие воспоминания от моего первого посещения столицы «большого и могучего» у меня как раз о том, как мы все напрягались в ожидании поезда в метро и всматривались в туннели, ожидая, что вот-вот оттуда выскочат огромные крысы и нападут на нас. Кстати говоря, наше «доброе» и «бережное» правительство отказалось обменять нам на драхмы (денежная единица в Греции в то время) причитающиеся и обещанные 30 советских рублей. Так что целый месяц, который мы жили в лагере в Греции, где любой желающий мог купить мороженое, кола, чипсы и другие недоступные советским детям «вкусики», мы были вынуждены ходить и облизываться. Если, конечно, у тебя не было всяких матрешек для натурального обмена.

Что я это вспомнил? Дело в том, что групповые идентичности, в том числе национальная, формируется двумя способами:

Первое – то, что нас объединяет. Коллективное "Мы". Язык, история, религия, идеология и, наконец, система ценностей. Которые и формируются социумом, а также гос пропагандой. Которая, как известно, была в СССР очень мощной.

Второй способ – это противопоставление социальных групп, к которым принадлежит индивид «Мы-Они». Чем наша группа отличается от ИХ? Чем наша группа лучше ИХ? Лучший пример здесь – футбольные болельщики. До определенного момента, пока начал услышать тему глубоко, я всегда удивлялся: «Почему фанаты «Ромы» приходили на стадион в Риме и болели «Шахтером», когда он играл в гостях против римского «Лацио»? Это ведь итальянский клуб? Ответ я нашел в книге Самюэля Гантингтона «Кто мы? Вызовы американской национальной идентичности».

Ответ звучит примерно так: «Поскольку наибольшее противостояние возникает именно между группами, очень близкими между собой и находящимися на одной доске». Не могут фанаты футбольного клуба враждовать с фанатами хоккейной команды. Каждая группа пытается найти и подчеркнуть, чем она лучше и сильнее другой подобной ей. На этом и строится идеология и мифы отдельных группировок, на которых формируются социальные идентичности. Начиная от фанатов футбольных команд, бойскаутов и заканчивая национальными идентичностями. Которые формируются именно в войне. Так во время «вековой войны» с французами в средние века формировались англичане, знать которой говорила по-французски уже несколько веков со времен «Нормандского нашествия». Затем голландцы в войнах с немцами. Немцы с французами за Эльзас и Лотарингию, жители которых до сих пор говорят и на французском и немецком, потому что на протяжении веков переходили из рук в руки. Пока, наконец, после Второй мировой войны лидеры Франции и Германии после миллионных жертв, руин городов и экономик наконец не поняли, что строить общее благосостояние лучше, чем постоянно воевать между собой.

Вот именно после 24.02.2022, когда Россия открыто напала на Украину, процесс формирования украинской Нации ускорился невероятными темпами и миллионы украинцев наконец-то начали понимать, чем мы – украинцы – отличаемся от «НИХ». И ненависть в этом процессе играет далеко не последнюю роль.

Но понимают это, к сожалению, далеко не все. Более того, мы наблюдаем массовый коллаборационизм и предательство на оккупированных территориях, а все восемь лет российско-украинской войны и в первые дни/месяцы полномасштабного массового предательства в высших эшелонах ВСУ/СБУ и других военных структурах. И делали его именно те, кто учился в московских военных школах, академиях и других институциях. Именно благодаря таким советским людям оккупанты захватили в первые дни Херсон, Мелитополь и окружили Мариуполь. Потому что они даже не чувствовали, что они предали. Как-то в Харькове 2016-го мне один обычный обыватель-«ватник» рассказывал, что он служил в «советской армии», а «присягу дают только один раз». И потому он за Россию и ждет ее и сейчас. Аргументы о том, что СССР уже давно нет, а нынешняя россия – это совсем не то, о чем он помнит.

Самое интересное, что они действительно считают, что не изменяли. Потому что они «советские люди», и как только с ними связались их «бывшие солужевцы» из военных училищ/академий, да еще и предложили хорошие деньги за измену Родине, которая для них всегда была чужой, они с радостью согласились. Поэтому более 80% военнослужащих в Крыму перешли на сторону России. Потому что Кремль с 90-х годов вкладывал колоссальные деньги не только в пропаганду, но и на строительство жилья для военных и зарплаты в Крыму. Открывал там филиалы МГУ и другие филиалы ВУЗов. Именно для этого с 90-х мэр Москвы Лужков постоянно ездил в Севастополь и строил там жилье для военных. Потому что еще тогда они знали и ждали благоприятного момента, когда вернут Крым. И всячески готовились к этому, создавая необходимую почву и условия.

И все эти вложения окупились, как они считают, сторицей. То же касается и Донецка и Луганска, которые в 2014-м им удалось «раскачать» и заручится необходимой поддержкой населения.

Во-вторых, большую роль сыграла массовая миграция во время индустриализации 30-х годов, когда и строилась, например, «Азовсталь». Сотни тысяч людей переехали в Донбасс и Мариуполь именно в те времена. Этнические россияне и представители других национальностей из разных регионов России. Для которых, как и для путина, крушение СССР стало не только «величайшей геополитической катастрофой», но и личной трагедией. Я прекрасно помню, как мы писали в 1992 году произведение в школе по теме о нашем отношении к развалу СССР. На фоне экономической катастрофы 90-х я и сам об этом жалел. Потому что нас учили в школе о том, что так здорово жить в огромной стране. Все секции были бесплатными. Все говорили на одном языке. Смотрели одни и те же фильмы и мультики, которые показывали из года в год в то же время. И встречаясь в лагере в Греции со своими своими сверстниками из Казахстана я прекрасно находил с ними понимание и шутили мы цитатами из тех же фильмов и мультиков. Еще позже я узнал, как греки оказались в Казахстане после насильственной депортации и Крыма вместе с крымскими татарами. Гораздо позже я прочитал и узнал о том, что мои предки, которые и основали Мариуполь в 1780 году после массовой депортации из Крыма в 1778 году.

Все это я узнал гораздо позже. А в детстве, когда нас готовили к поезду за границу в капиталистическую страну! нам рассказывали, что греков Екатерина II спасала от «магометанского ига». Как это было на самом деле, подробно написал здесь.

Трудовые массы, переселявшиеся по указанию Сталина во время «большого строительства» и индустриализации СССР были в основном малообразованными. И даже интеллигенция специально подбиралась и обучалась. Именно поэтому, например, сейчас в Мариуполе и других оккупированных городах и селах историю россии не доверяют преподавать местным учителям-коллаборантам, даже после переподготовки в Ростове. А массово завозят учителей из России, обещая им хорошую зарплату и участок с вишневым садиком в теплом и благоприятном климате. И они с радостью уезжают. В этом плане нынешнее руководство России решило не «изобретать велосипед», а действовать по сталинским лекалам.

Мне вдвойне досадно узнавать о том, как оставшиеся этнические греки в Мариуполе и окрестных селах с радостью переходят на сторону оккупантов. Организуют там новые «греческие общества». В Сартане, на которую в феврале-марте российские самолеты сбрасывали авиабомбы, теперь дают концерты в Ростове и рассказывают о том, как их «освобождали от нацизма»…

С другой стороны, еще в 2015-м это село обстреляли россияне из минометов во время… похорон! И все равно там многие верили, что это сделало ВСУ. Но наиболее демонстративный пример, демонстрирующий силу российской пропаганды – это обстрел из «Града» микрорайона «Восточный» зимой 2015 года, в результате которого погибли десятки мирных граждан. Казалось бы, есть неопровержимые доказательства того, что обстрел произвели россияне. Ладно, представители старшего поколения не пользуются интернетом и не читали заявления гауляйтера Захарченко в тот день о том, что «ДНР пошла в наступление на Мариуполь». Не смотрели и не читали расследование СБУ и журналистов с массой доказательств.

Но разве непонятно, откуда прилетели ракеты, если некоторые из них не разорвались? И ясно видно, как и было зафиксировано наблюдателями ОБСЕ, что они прилетели с северо-востока, где располагались войска «днр»?

Нет! Даже 23.02.2022 большинство мариупольцев верили в то, что «Восточный» обстреляли ВСУ, которые располагались в Старом Крыму, который находится на противоположной стороне города!

Вы спросите, как такое может произойти? Я тоже долго не понимал, слушая эту «дичь» даже не от бабушек, а от своих бывших одноклассников.

Которые и интернетом пользуются, и читать умеют. Но это уже вопросы психологии и массового сознания. Люди верят в то, во что хотят верить. И с радостью слушают и верят в рассказы тех, «кто сам там был и видел своими глазами, откуда летели ракеты!». Так же сейчас в этих пропагандонских фильмах, которые рашисты сейчас клепают, эти «очевидцы» рассказывают о том, что сами видели «как «азовцы» расстреливали дома из танка!». Есть много видео, где недалекие пропагандисты их спрашивают: Вы сами это видели? . На что они после паузы отвечают: Нет... Мы сидели в подвале все время. Но мой/мой друг/знакомый/сват точно видел!».

Именно архаическое сознание умноженное на малообразованность и отсутствие критического мышления дают подобный результат.

Возвращаясь к воспоминаниям своей юности и важности времени при формировании идентичности, приведу еще один пример. Во второй раз в Грецию я уехал уже в 1995 году, когда мне было 15 лет. И, представляясь, я говорил, что приехал из Украины. Где это? – спрашивали меня мои греки. - Москва? -Нет, отвечал я, Украина. Независимое государство.

Мое поколение слишком мало прожило в СССР. И по моим наблюдениям именно на моем поколении произошел перелом. Условно говоря – 50/50. Психика была еще гибкой и пластической, поэтому была готова к таким сногсшибательным изменениям. Образование в институте, тяга к знаниям и новой информации дало результат. Бесспорные факты истории заставляли меня переосмыслить то, что «убивали в мозг» в школе. Плюс хорошие учителя, учившие критическому мышлению. Которое в СССР в принципе не допускалось. Все, что отходило от «линии партии», в лучшем случае осуждалось. А вот те, кто учился в 50-60-х, учителями «сталинской закалки», перековать уже практически невозможно. Они привыкли черпать все новости из программы Время и газеты Правда. Больше им ничего не нужно. Поэтому даже после того, как в 2015 году запретили российские телеканалы, они установили себе спутниковые тарелки и продолжали смотреть итоговый выпуск новостей на российских телеканалах, к которой неслучайно путин вернул ведущую Андрееву. Всех этих Соловьевых и скабеевых, хорошо знающих свое ремесло. И потом при встречах в спорах начинали в лучшем случае говорить, что «не все так однозначно…». А в худшем – с пеной у рта доказывать, что это «укронацисты 8 лет бамбили Бамбас!» и во всем виноваты «майдануты». Даже не понимая, что они озвучивают не собственные мысли, а клише русской пропаганды. Потому что они сознательно не пользуются альтернативными источниками информации и отсутствуют критическое мышление. Потому что думать – в прямом смысле – больно. А еще болезненнее – оказаться неправым. Это уже о человеческом «эго», имеющем обратную корреляцию с уровнем образованности. Как точно отметил Бертран Рассел в свое время:

Поэтому даже те, кто ничего собственными глазами не видел, просидел в подвалах два месяца, пока решители уничтожали Мариуполь, сейчас в один голос кричат: «Это все ВСУ и «Азов»»!

В-третьих, неслучайно уже через неделю после того, как Мариуполь оцепили, рашисты уничтожили все электросети. А с ними не только лишили мариупольцев воды, тепла и света, но и доступа к информации, создав информационный вакуум. На смену телевидению пришли слухи. Которые массово распространялись заранее подготовленной агентурой и «полезными идиотами», которых я уже описал выше. Я прекрасно помню, в каком шоке я был от того, когда мне в середине марта из Мариуполя дозвонился мой друг, у которого чудом уцелела машина и он смог зарядить телефон. Когда он мне сказал, что они две недели не вылезают из подвала под постоянными обстрелами, боясь даже выйти, чтобы приготовить на костре еду. Потому что может прилететь и убить. И едят сырые макароны. Но его сосед, военный пенсионер (Хе-хе!) заявляет: «Ничего страшного, что весь город разбомбили! Зато теперь Россия придет! Все отстроят!» И ему было совершенно наплевать, что весь город усеян трупами мирных граждан.

Еще один фактор, о котором не могу замолчать и которым очень умело пользуется российская пропаганда – это бегство мэра города в первые дни боевых действий. Когда мэр Мариуполя давал интервью из подвала Гордону и заявлял, что он по-прежнему находится в городе… Хотя уже давно там не был. И все граждане Мариуполя это отлично знали! Даже сейчас многие уверены, что он бежал из города еще до начала боевых действий в городе... Поэтому абсолютное большинство мариупольцев, даже настроенных на украинском языке, считают его предателем. Что уж говорить о тех, кто остался в городе, и все 9 месяцев находится под влиянием российской пропаганды.

Объясняется это тем, что для архаических обществ отличительной чертой является нежелание брать на себя ответственность и делегировать полномочия «думать» руководству.

Мы все возмущаемся и презираем россиян за то, что они не выходят на протесты против войны. Но абсолютное большинство из них, которые в лучшем случае «вне политики», не хотят этого делать. Потому что «Мы выбрали царя», пусть он и думает. А мы поддержим».

Почему, например, в Донецке ненавидят Януковича и пути его так и не вернули туда еще в 2014-м? Хотя собирался вернуть в Киев в феврале 2022-го? Ибо отлично знает, как к нему там относятся. Его считают предателем, сбежавшим, прихватив «Камазы» кэша к Ростову, в самый сложный момент «Революции Достоинства». Именно поэтому там сейчас «МММщик» Пушилин. А до этого был Захарченко, "в доску свой парень".

А Пушилин, молодой и язык «хорошо подвешен», чтобы рассказывать сказки о «счастливом и светлом будущем» бабушкам и дедушкам. Здесь опыт «МММ» очень кстати, как и отсутствие совести. И сейчас оставшиеся без ничего мариупольцы в разрушенном городе предпочитают именно ВЕРИТЬ. Как сказали бабушки из Донецка в интервью той же Панченко – «мы живем Надеждой!». Ничего, что за восемь лет до этого ничего в городе не восстановили... Более того, многие из них теперь ненавидят мариупольцев!

Почему? А потому что Кремль выбрал единственно правильную стратегию, которая уже приносит свои плоды. В течение нескольких месяцев, начиная с лета, туда вкладываются колоссальные средства на восстановление. Конечно, львиная доля денег идет на сокрытие доказательств своих преступлений. Массированно сносятся дома, в подвалах которых остались сотни, если не тысячи тел погибших при обстрелах и бомбардировках… В Драмтеатре все залили бетоном… Но, как говорят очевидцы, трупный запах в летнюю жару пробивался даже через бетон….

Но параллельно они уже построили несколько жилых комплексов и открыли пафосно, вручив ключи от новых квартир нескольким случайным счастливчикам и многодетным семьям, а не только гауляйтерам. И город, живущий в информационном вакууме, где есть только российские телеканалы и наспех открытый местный, рассказывают день и ночь об «успехах республики». Как сказал мне бывший одноклассник, который, по крайней мере, был проукраинским, но был вынужден остаться в пригороде Мариуполя, где имел небольшую «избушку»: «Бытие определяет сознание…». Работал всю жизнь на заводе Ильича. Сейчас работает разнорабочим на завалах. Зарплата – 30 тысяч рублей. На референдуме не голосовал. Потому что имелось только один вариант…. А вот многие, включая его маму и тещу, голосовали «за присоединение к России». Потому что за восемь лет «счастливой» жизни «республики» все прекрасно в Мариуполе убедились, какое «будущее» их ждало. Так что искренне голосовали за «присоединение». С надеждой на то, что все точат. Ты знаешь, Максим! Ты не представляешь, какими темпами все отстраивают!». Люди живут надеждой…

Недавно после общения с теми немногими, кто остался в городе, я наконец-то понял, в чем заключалась тактика и стратегия рашистов при осаде Мариуполя.

Почему они, например, не разрешали проводить массовую эвакуацию, и после давления со стороны международного сообщества согласились разрешить уехать немногим на собственном автотранспорте? При этом обстреливая колонны и убивая гражданских?

Во-первых, они дали возможность уехать нелояльному, проукраинскому настроенной части населения. В основном это так называемый «средний класс», прослойка которого в индустриальном Мариуполе была относительно небольшой.

В основном это молодежь до 45-50 лет. У них были машины и сбережения, а главное – Воля и желание начать новую жизнь. С нуля. Выехать за границу, если речь идет о женщинах и детях. Или начать новую жизнь в Украине. Они имеют образование и необходимые навыки для работы или ведения бизнеса и желания работать. Именно таковы мои знакомые, покинувшие город. И главное – все они ненавидят путина и оккупантов.

Кто остался в городе? Конечно, там есть и наши люди. В них остались больные родители или близкие. И которые очень ждут возвращения Украины.

Но у большинства, к сожалению, это несколько категорий населения. В основном – представители старшего поколения. Которые всю жизнь работали на заводах, получили квартиру и, что немаловажно, никогда не меняли свое место жительства. Как показывали социальные исследования еще накануне начала войны в 2014-м, абсолютное большинство населения Донбасса не то, что никогда не ездили за границу, но и не покидали даже границы области! А потому начинать новую жизнь с нуля в 50, не говоря уже в 60 или 70 - для них гораздо страшнее, чем оставаться в разрушенном городе. В какой-нибудь, но своей квартире. Со своими знакомыми и друзьями.

А если есть свет и вода, которую в некоторых районах города уже восстановили, какая-то работа и пайка в виде гуманитарки… Пусть ее уже и дают не всем, а только пенсионерам, детям и инвалидам. Ведь кафирам нужна дешевая рабочая сила для разбора завалов.

Другая часть, младшая – это откровенные приспособленцы. Каким безразлично, какая власть. Только бы был заработок. Как говорил мне еще в 2015-2016 гг. один мой дальний родственник моего возраста, с которым мы вместе росли: «Максим! Мне все равно какая власть. Если будет Россия – я не против! Главное, чтобы я свою капусту продавал по таким же ценам, как и до 2014 года!». И хотя у него высшее юридическое образование, в наших спорах я так и не смог его убедить, что войну начала Россия, а не Порошенко…

Как ни прискорбно это признавать, но абсолютное большинство – это пассивное, малообразованное население, которому «какая разница!».

Воспитанное еще во времена СССР или своими родителями. Что ничего кроме завод/город-дом-завод/город в своей жизни не видели. И уже не увидят. А в СССР за семьдесят лет «Голодоморов», «ГУЛАГов», войн и различных социальных экспериментов вывели «хомо советикус». Не Личность, а «винтик системы». Для которого самое важное – иметь достаточную пайку и «стабильность». Расшифровывается как «стабильная пайка». Как мне рассказывал житель Угледадара, у которого я отдыхал несколько лет в 2018-2020 гг. на Белосарайской Косе «Максиме! Вот я выучился в школе. Впоследствии армия. Вернулся – на шахту! Стабильная заработная плата. Летом на Азовском море. Обо всем остальном думало мое начальство! И никаких проблем! И зарплата у меня была выше, чем у остальных!». Вот вам и мотивация "идти на референдум". Как мне сказала его жена: «Да, мы не знали, за что мы голосовали! Но это было так возбуждающее!

А теперь представьте, что у голов у дончан, Луганска, Горловки после восьми лет тотальной пропаганды? И что с ними делать, как их разубеждать после того, как мы вернемся туда? Да, абсолютное большинство моментально «переобуется». Им не привыкать. В Мариуполе таких достаточно, что сделали это уже дважды…

Я уже не говорю о психическом состоянии этих людей, которые пережили эти кошмары «освобождения»... Полагающие, что их покинули и предали. Так же, как думали дончане после побега Януковича в 2014 году. И больше всего опасаются, что теперь это может повториться снова, о чем они откровенно рассказывают в интервью пропагандистам.

Как будут жить на одной улице, в одном доме оставшиеся верными Украине потеряли все и сейчас бродят по всему миру? Какие потеряли своих родных и близких? Как эти люди будут смотреть друг другу в глаза?

Уверен, нужно начинать не только думать, но и разрабатывать стратегию, как обращаться с такими людьми, нужно уже сейчас. Потому что повторять ошибки 2014, которые привели к трагедии 2022, мы не имеем ни права, ни возможности. Но это, как говорится, «уже совсем другая история»…