"...Война может стать роскошью, доступной только бедным народам этого мира."

Збигнев Бжезинский, "Большая шахматная доска"

Всё происходит именно так, как 25 лет назад написал Збигнев Бжезинский, чью цитату я вынес в эпиграф. Ведь россия, по большому счету, является именно такой бедной страной, несмотря на все силы доказать миру что-то другое. Об этом свидетельствуют не столько последние цифры их бюджета, сколько их постоянные выражения, которые на протяжении веков остаются актуальными: "нечего терять, кроме оков", "мужики - пушечное мясо", "бабы еще родят". Для меня, как и многих коллег-врачей, эти выражения во многом диагностические.

В то же время богатые страны пытаются избегать войны, ведь им есть, что терять. Война – путь к обнищанию, ступеньки в бедность. Бедность, похоронившая и Испанскую Корону, не смотря на золото инков, и Французскую Корону, невзирая на роскошь и богатство Луи XIV. Зная это, русские говорят: "что русскому хорошо, то немцу - смерть!". И начинают войну. А мы, понимая это основание, должны думать, как эту войну вести, как ее выиграть, и что действительно следует считать победой.

Будущая победа: какова настоящая цель?

Сегодня, через полгода войны, мечты и мнения миллионов украинцев сконцентрированы вокруг военной победы над врагом. Но уже сейчас мы должны дать себе честный ответ на вопрос: означает ли окончание военных действий реальный мир, полную победу и покой на наших землях?

Представим, что мы уже выбили российскую армию из украинских территорий и вернули Крым. Представим, что мы добились, по меньшей мере, многолетней несостоятельности России в военном доминировании в регионе. Представим, что армия России разгромлена до состояния, которое делает невозможным использование военной силы как основного инструмента в геополитике по крайней мере на несколько лет.

Или это все, что нам нужно? Уверен, нет.

Даже в таком случае у нас все равно нет ответа на основной вопрос: как Украине жить дальше с таким соседом? Военная победа, возвращение территорий, разгром русской армии – это временная сохранность. В лучшем случае, 10-15 лет тишины и готовимся снова… Так что цели нашей победы должны идти гораздо дальше разгрома русской армии. Мы не будем иметь покоя, пока россия:

  • не откажется от стратегии военного доминирования в регионе,
  • не откажется от уникальной претензии на историческое наследие Киевской Руси,
  • не признает свою ответственность за преступления времен российской империи, ленинизма, сталинизма, коммунизма,
  • не откажется от стратегии политического доминирования в регионе и монополии на ресурсы Украины, Кавказа и Средней Азии.

Только, если все это осуществится, Россия станет Россией, с ней можно будет вести дела и садиться за стол переговоров по экономическим вопросам. Потому что такая Россия уже не будет угрозой миру, как не является угрозой Япония и Германия, прошедшие через поражение во II Мировой Войне и адекватное осознание своей роли в истории.

Как добиться победы, что нам нужно?

Мы должны понять, что рано или поздно вдобавок, а затем и на смену военному противостоянию придет многолетняя информационная война за мозги рядовых россиян, которую мы не имеем права проиграть. На самом деле она идет уже сейчас, но мы решаем более насущные проблемы, не уделяя ей достаточно внимания. Да и смотря на то, что наш враг представляет собой сейчас, трудно даже представить, что все эти отказы и искренние покаяния возможны, и что Россия когда-то «вылечится». Как этого добиться?

Я думаю, что лечебными стратегиями могут стать изоляция и интеграция.

Популярные статьи сейчас

В Украине взлетели цены на свинину, яйца, молоко, сливочное и подсолнечное масло

Залужный заявил, что эта война с Россией не последняя

Пенсии в Украине: украинцам пояснили, как подтвердить льготный стаж

Нафтогаз засыпал клиентов "письмами счастья": что делать

Показать еще

Изоляция: военная, политическая, научная, социально-экономическая. Для достижения нужного эффекта может потребоваться продление санкций на срок даже больше, чем одно поколение, на несколько десятков лет. И все это время россия должна быть в процессе постепенного осмысления своих реальных возможностей и искусственно завышенной собственной значимости.

Изоляция – именно тот инструмент, который показывает, на что способна страна без интеллектуальных и производственных внешних ресурсов. Результат, достигнутый за годы изоляции, сформирует фактаж, который будет использован в последующих информационных войнах. Параллельно с этим, на России постепенно будет трезветь поколение, воспитанное на нарративах «сплошной победы» над всем миром и во всех сферах деятельности – от ракет до здравоохранения.

Приведу пример из области медицины. За последние 50 лет в российских центральных кардиохирургических клиниках и институтах не родилось ни одной инновации, которая бы достойна внимания кардиохирургического сообщества. А некоторые внедренные разработки, например операции на сердце с полной остановкой кровообращения после глобального охлаждения тела пациента льдом, вообще поражали своей дикостью и ненаучностью.

Вместе с тем, беспрепятственный доступ российских врачей к международным конференциям, научным разработкам мира, а также имеющиеся ресурсы для приглашения светил кардиохирургии и закупки самых современных западных медицинских технологий поддерживали российскую медицинскую отрасль на более или менее приемлемом уровне.

Аналогична ли была ситуация в других направлениях медицины? По всей вероятности, российские институты, специализирующиеся на разработках биологического оружия, насыщены самым современным оборудованием западного производства, которое будет оставаться пригодным к применению еще не один десяток лет. Но это уже совсем другая история, на которой не построишь миф о лучшей медицине в мире.

Интеграция: информационная. Привыкаем жить с тем, что нам всем нужно будет приложить немалые усилия для достижения доминирования как в военном, экономическом, так и в информационном пространствах нашего региона, который не ограничивается границами Украины. К счастью, россия - не Иран, не Китай и не Северная Корея, ее информационный "железный занавес" имеет немало дыр. В отличие от упомянутых стран, у России нет единой объединяющей религии и одного этноса. Национальная идентификация россиян держится на мифах о величии народа, о наследниках Руси и СССР, о доминировании в мировой геополитике, военном деле, культуре, медицине и спорте. Как видим, некоторые мифы, например о «второй армии в мире», разваливаются на глазах. Однако большинство людей в России продолжают в это верить, потому что на информационном фронте доминирует изоляция русскоязычного населения, выгодная Кремлю.

А это означает десятки тысяч обманутых российских идейных добровольцев, готовых мобилизоваться и выполнять преступные приказы. Информационная интеграция нуждается в своем «ленд-лизе». Эту интеграцию мы должны вести вне нашего государства, во всем русскоязычном информационном пространстве.

Определяющей составляющей стратегии информационной интеграции и информационной борьбы в целом могут и должны быть успехи Украины. В частности, успехи в сферах, относительно которых у россиян царили или еще царят мифы о собственном величии.

Наряду с внутригосударственным продвижением и развитием у нас должны произойти изменения, которые интересны целому миру и которые будут обсуждать так, как сейчас обсуждают военные успехи. У нас есть такая возможность. Как врач, приведу пример по медицине.

Уже понятно, что некоторые регионы нам придется строить с нуля, а некоторые сферы жизни восстанавливать по современным стандартам. Учитывая, что основным двигателем перемен являются люди, а в медицине – врачи, несколько лет работы в условиях эпидемии, а теперь и войны, пошатнули традиционный консерватизм и неготовность медицинского сообщества к переменам. Изменилось мировоззрение многих медиков, и это уникальный исторический шанс для технологического и организационного скачка целой отрасли в Украине. Конечно, если мы сможем увидеть в этом не только вызовы, но возможности.

Напомню пример: небольшая страна Сингапур известна миру не только своими экономическими достижениями, но и изменениями в организации медицины, которую называют №1 в рейтинге систем здравоохранения. Такие успехи невозможно скрыть в информационном мировом пространстве. К изменениям такого масштаба следует стремиться нам.

Информационная интеграция не менее необходима для воплощения нашей долгосрочной стратегии после военной победы. Без нее даже «супермодерновая стена» на границе с россией, уже после полного военного разгрома эрефии, сама по себе не решит проблему безопасности в Украине, Европе и мире. Так что вопрос настоящей победы и будущего последующих поколений выходит далеко за пределы нашего государства и далеко за пределы фактического поля боя. Но это, в первую очередь, наша война, которую мы не имеем права проиграть.