Сейчас много говорят о том, что Запад поменял свое отношение к россии. Говорят, что эти изменения накапливались давно, начиная от неудачных попыток «перезагрузки» в 2009 году (и это несмотря на развязанную россией войну в Грузии в 2008!) а далее, после 2014 года и, особенно, после 24 февраля 2022-го, эти изменения переросли в необратимый процесс превращения россии в главного врага коллективного Запада: «российская федерация представляет наиболее серьезную и непосредственную угрозу безопасности союзников», - так теперь официально записано в новой стратегической концепции НАТО, принятой на саммите лидеров стран-участниц альянса в Мадриде 29 июня 2022 года.

Действительно, было бы глупо отрицать, что после всего содеянного путинским режимом, в восприятии россии на Западе не произошло никаких изменений. Произошло и очень много. Но есть во всех этих изменениях один очень важный нюанс: меняются подходы, меняется система отношений и даже механизмы влияния и давления… много чего меняется в плоскости «что делать и как делать» с россией и даже конкретно, как действовать против путинского режима. Но, боюсь, эти изменения никак не связаны с достижением той иерархической цели, т.е. цели одного и того же уровня, если сравнивать с Западом, которую видит (или должна видеть!) перед собой Украина.

Правильнее будет сказать так: стратегические цели Украины и Запада лежат в одном векторе, но сами цели НЕ ТОЖДЕСТВЕННЫ, т.е совпадают, но не на все сто! То, что для Украины находится в промежуточном целевом фрагменте, для Запада - в конечном. Иными словами, как бы нам того не хотелось, но на данный момент есть граница, дальше которой Запад не пойдет. Именно это, а не только страх перед ядерной угрозой, является в совокупности с рисками глобальной войны одной большой комплексной причиной, объясняющей поведение Запада и, в частности, то, как дозировано, с аптекарски выверенной неторопливостью союзники поставляют необходимые и столь ожидаемые вооружения Украине.

Стратегия Запада подразумевает усмирение и изоляцию россии, а НЕ ДЕМОНТАЖ ИМПЕРИИ - и, в первую очередь, усмирение через изоляцию и ослабление в ожидании, когда россия преобразуется или преобразится сама собой через какие-то свои внутренние процессы и смену правящего режима. Ослабление дает целый ряд возможностей, позволяющих странам условного Запада: а) избавиться от лишней конкуренции за «великой шахматной доской»; б) получить выгоды от доступа к ресурсам, включая маршруты и элементы инфраструктуры, находящиеся под прямым или косвенным контролем Кремля; и в) использовать географические возможности, человеческий ресурс или иной потенциал россии в качестве временного союзника при необходимости решения критически важных задач в военной или экономической сфере - если возможностей и ресурсов самого Запада окажется недостаточно.

Именно такой подход является базовым с позиции стратегии многих сил, которые сейчас выступают нашими союзниками: то есть значительно ослабить РФ руками Украины, наблюдая извне ее медленный коллапс и решая связанные с этим проблемы «по мере их поступления»… Иными словами, они не стратегируют на уровне уничтожения right now - т.к. по их мнению, это очень рискованно и имеет значительные факторы неопределенности, а именно: 1) как сделать невозможным расползание российского оружия массового поражения?.. 2) как это повлияет на развертывание замороженных конфликтов в регионах Центральной Азии, Ближнего Востока и Кавказа?.. 3) как предотвратить значительное усиление Китая вследствие доступа к российским природным ресурсам, в частности, к источникам энергии и т.д.

То есть в своих стратегических оценках – в случае полного и стремительного распада современной россии – Запад неизбежно сталкивается с критическим усилением Китая, как в связи с ростом его экономического потенциала, так и в связи с отвлечением значительных ресурсов Запада на преодоление новых и возобновленных кризисов , которые неизбежно встряхнут все регионы, ранее находившиеся в сфере влияния России. Причем, в случае нежелания или невозможности отвлекать собственные ресурсы и сосредоточившись на решении исключительно внутренних проблем своих стран - западный мир получит не менее разрушительные последствия в виде окончательной потери лидерства и, в первую очередь, США, что, в результате, приводит к еще большему, и, видимо, необратимому доминированию Китая в мире, точка.

Таким образом, Запад вкладывает в свою «антироссийскую» стратегию совсем иное содержание, а именно: растянутый во времени процесс дефрагментации, имеющий свои корни в истории - что хорошо прослеживается на примере аналогичных стратегий, которые в прошлом стимулировали центробежные силы, действующие на распад российской империи, а затем и Советского Союза… Но, как можно судить из той же истории, такая стратегия выглядела, скорее, как попытка ослабить Гидру, обрубив ее головы, вместо того, чтобы поставить своей целью уничтожение Гидры как таковой.

Вот и теперь не вижу я зачем им в это вкладываться «здесь и сейчас» или раз и навсегда… но вижу совсем другую дорожную карту, которая на уровне рабочих концепций сейчас доминирует среди политиков и экспертной среды на Западе (в частности, такой подход предлагает известный эксперт Люттвак).

В действительности, частичное ослабление российской имперской Гидры - это фейк, реализуемый через полумеры. Причём очень опасные полумеры с точки зрения стратегических интересов Украины, фокус которых сводится к вопросам БЕЗОПАСНОСТИ. Без уничтожения имперской сущности россии Украина будет всегда балансировать на грани двух вариантов - от плохого к худшему, а именно: или вынуждена нести непомерные расходы на поддержание необходимого уровня безопасности, или будет скатываться в состояние перманентного хаоса и медленной (а возможно, лавинообразной) утилизации ее государственности.

Инвесторы, если мы говорим о серьезных, всесторонних и системных программах развития украинской экономики, не вкладывают деньги туда, куда каждый день может прилететь ракета или упасть бомба. Причем, не важно откуда и кто сделает такой пуск: сумасшедший диктатор, сидящий в бункере или обезьяна с гранатой, репрезентующая таким образом какой-нибудь «новый русский проект», связанный с нами общей границей. В такую страну не едут иностранные туристы и через ее территорию не прокладывают международные транзитные и транспортно-логистические маршруты. Такую страну обходят. В лучшем случае, находятся «инвесторы», которые под военизированным конвоем вывозят из нее зерно, лес или железную руду… Но разве к такой модели экономики мы стремимся?

Если не будет инвестиций и свободного, безопасного перемещения граждан и капитала как внутри страны, так и через ее границы, полноценное восстановление экономики будет невозможным, а отставание от Запада - непреодолимым. Если же благодаря сверхусилиям украинского государства, бизнеса и наших союзников инвестиции все же удастся привлечь, то издержки на поддержание необходимого для этого уровня безопасности окажутся слишком высоки, а в результате - препятствия для экономического восстановления и дальнейшего развития также будут непреодолимы или крайне обременительны, что, опять же, увеличивая нагрузку на бюджет и бизнес, неизбежно приведет к бегству финансового и человеческого капитала и в итоге создаст эффект отставания в качестве жизни не только от развитых, но и развивающихся стран, где таких издержек нет.

Таким образом, безопасность - это сейчас ключевой вопрос для Украины! А стратегическая безопасность невозможна в условиях сохранения имперской сущности россии. Потому что, как мы уже не раз видели из истории: после полного, как казалось, коллапса 1917-го и не менее полного коллапса 1991-го, россия возрождается как новый, ещё более агрессивный проект.

Причём, самое интересное то, что такое возрождение было бы невозможным без участия Запада, который отчасти в силу несостоятельности элит, отчасти в силу необходимости, делал ставку на сотрудничество с русскими как на меньшее зло - т.к. ТАКАЯ была корректировка стратегии в тех исторических условиях. Что лишь подтверждает ещё один исторический пример: пересмотр Западом своего отношения к СССР в 1941 году. Того самого СССР, который менее чем двумя годами ранее был изгнан из Лиги Наций из-за агрессии против Финляндии, а кроме того запятнал себя пактом «Молотова-Риббентропа» в 1939.

Популярные статьи сейчас

Энергоатом рассказал про новые российские обстрелы ЗАЭС

В Украине продлят мобилизацию и военное положение

Обменники опубликовали свежий курс гривны к доллару и евро

АЗС обновили ценники: бензин, дизель и автогаз подешевели

Показать еще

Но не прошло и двух, fucking лет, как СССР из врага превратился в друга! Подчеркиваю: это был все тот же сталинский «преступный режим», который всего за 8 лет до того устроил голодомор, унесший миллионы жизней, что Запад также сердечно и вполне искренне осудил.

А все почему? Потому что после нападения Германии на СССР, а Японии на США в 1941 году появилась возможность, а на самом деле - крайняя необходимость - использовать Сталина для борьбы с Гитлером.

Такая «корректировка» стратегии, вызванная определенными историческими условиями - а на самом деле, внутренними системными проблемами и ошибками самого Запада - позволяет на какое-то время легким движением руки переводить условную россию (как бы она не называлась) из статуса стратегического врага в положение «временного стратегического союзника». И именно такое состояние есть самое опасное время для Украины, которое может наступить в любой момент!

Сейчас, конечно, другие условия, но стратегия Запада кардинальным образом пока не поменялась: о демонтаже империи речь даже в экспертных кругах особо не идёт - т.е поймите правильно, никто не был бы против если бы это произошло само собой, но ни один признак не говорит о том, что это уже лежит в основе стратегии (даже хотя бы на том уровне, как это было до 1917 и 1991 гг). Во всяком случае, пока не лежит!

Но есть и хорошая новость. Не следует считать, что превалирующий на Западе подход, не важно откуда он исходит - из экспертной среды или от отдельных политиков - является, в своем роде, единственным и неповторимым. Нет, все меняется - это не догма!.. и это не единственная концепция (собственно как и коллективный Запад - не единое целое, там много разных, даже противоположных интересов), то есть никто не имеет монополии на определение концепции стратегии относительно войны и мира и дальнейшей судьбы «последней империи», и Украина сейчас как никогда имеет возможность влиять на изменения стратегии Запада, достигая при этом собственные стратегические цели.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Рекомендуем по теме беседу Юрия Романенко и Николая Фельдмана с Константином Ильченко.