Почему ты такой спокойный? - удивилась моя старшая дочь в первые дни вторжения России в Украину. - Мама плачет, не спит, звонит, ищет родственников и друзей. А ты особых эмоций не показываешь.

Конечно, я переживаю и за Украину, и за родственников и друзей там. Но превращать мои личные волнения в публичные мне кажется, - как бы это лучше определить? - неэтичным. Я всё-таки живу в Канаде и страдать из-за океана было бы не совсем морально.

При это я не стану делать вид, что если бы я сейчас находился в Украине, я бы не был охвачен страхом и ненавистью, я бы не не бросался в захватчиков всевозможными оскорблениями, включая самые низменные и расистские, я бы не требовал возмездия за преступления, совершенные российскими войсками в Украине, требовал мести всем россиянам и русским без исключения, взывая к коллективной ответственности, не призывал бы пленных не брать, а если брать, то не церемониться с ними, а мучить, я бы не возмущался трусостью Запада, его нежеланием вступить в войну на стороне добра против зла, я бы не сочинял планы разрушения и раздела Российской Федерации после нашей окончательной победы, чтобы от неё не осталось и следа, я бы не распространял сомнительные мемы и надуманные исторические параллели, и многое другое. Я, наверняка, бы всё это выражал, несмотря на то, что многое из этого, по большому счёту, как и любые эмоции во время боя, вредно и даже опасно для самой Украины.

Но это естественно и объяснимо. Это натуральный феномен так называемого туннельного видения, когда человек полностью концентрируется на достижении конкретной цели, не замечая и не рассматривая все различные аспекты того, что он делает и сам контекст происходящего. Потому что в момент борьбы, противостояния, соревнования, весь фокус сосредотачивается на данном моменте. Иначе проиграешь. Хотя и общей объективной реальности это не отменяет.

Понятно, что восприятие реальности у находящегося под обстрелом другая, чем у того, кто наблюдает за этим обстрелом в передаче новостей. Но реальность сама по себе существует. Причем независимо от семантики. Убийство людей российскими оккупантами можно называть геноцидом, или военным преступлением, или просто безумием, но факт остаётся фактом — люди погибли там и так, где и как они гибнуть не должны. Это самодостаточный факт, который не нуждается в дополнительных пояснениях, таких как, мол, виновата классическая русская литература ( как будто солдатня, а уж тем более кадыровцы, зачитывается Достоевским и Толстым), или Россия страна рабов (которые при этом аким-то образом ответственны за свой выбор), или что-то там про Орду.

За Орду немного обидно, кстати. Это была ни много, ни мало, военная демократия, на основе вооруженного народа, и если что-то похоже на настоящую Орду и было, то это Запорожская Сечь, которая впитала в себя многое, включая терминологию и организацию, как раз из степи. Орда, как мрачный негатив, это из 19 века, из российского исторического нарратива, придумавшего концепцию монголо-татарского ига, как оправдание самодержавию.

Если же мы хотим что-то притянуть за уши к нам из 19 века, я бы обратил внимание на выражение Бисмарка «Кровью и железом» (нем. Blut und Eisen). Грубо говоря, становление нации происходит железом и кровью, войной и жертвами. Не всегда обязательно, но и Россия ( во многом), и Украина (отчасти), до сих пор несут в себе атавизмы 19 века, и избежать войны и жертв им было не суждено.

Хотя имеются и варианты:

Принять условия агрессора и сохранить жизни. Но потерять независимость.

Добиться или дождаться вступления в войну третьей стороны, которая сможет откинуть агрессора. Тут тоже довольно сложно говорить о последующей суверенности.

Воевать до конца, каким бы он ни был, и в результате выйти из войны и крови сформировавшейся самостоятельной нацией с огромным потенциалом.

Такой страшный баланс между достижением военных и политических целей и гибелью многих тысяч, а, возможно, и миллионов людей. Не завидую тем, кто должен его делать.

Тем не менее, как цинично бы это не звучало, Украина находится сейчас в положении, в котором заложен её потенциальный рывок в будущее, в котором она может оказаться среди европейских лидеров, таких как Германия или Франция. Для того необходимо выстоять.

Популярные статьи сейчас

Глава Пентагона рассказал Резникову о разговоре с Шойгу

В Украине взлетели цены на мясо

Украинцев предупредили об изменении погоды в начале недели

Россия отыгрывающая-3

Показать еще

Совершенно верно, какими бы ни были предпосылки этой войны, сегодня Запад воюет с Россией руками украинцев, чтобы не воевать самому. По той же причине, почему США никогда не воевали напрямую с СССР, а НАТО со странами Варшавского договора. Угроза ядерной войны.

С начала вторжения мне довелось прочитать слишком много мнений о том, что ядерная война фигня, никто её не начнет, а если начнёт, то всё будет ок и тому подобное. Эти люди явно не понимаю, как работает система ядерного сдерживания. Никто не бежит спрашивать у президента, что делать, если противник запустил ракеты против тебя. Это дело минут, времени на принятие сознательного решения просто нет. Поэтому включаются автоматические системы ответного удара. Вас может удивить, но уже десятилетиями проводятся военные игры, моделирующие обмен ядерными ударами, и, насколько мне известно, из сотен и тысяч вариантов не было ни одного, где конфликт сам по себе затухает. Потому что система ответа заточена только на эскалацию и другого варианта пока что никто не предложил. Поэтому не стоит фантазировать, что в Вашингтоне боятся Путина. Там серьёзно оценивают вероятность даже случайного начала ядерного конфликта, где по крайней мере сотни ракет будут выпущены с обеих сторон. Остановить это будет невозможно. Только предотвратить.

Отсюда и осторожность в подходах с поставкой определённого вооружения Украине, защитное или оборонительное. Когда западные лидеры оценивают риски и бенефиты, они осознают, что 30 самолетов или 50 танков особого преимущества Украине не дадут. 300 или 1000 самолётов — да! Но где для них взять пилотов, механиков, аэродромы, базы, горючее, логистику, координацию и многое другое, необходимое в современной войне, например?

Горючее, тоже больной вопрос. Не зря же российские ракеты бьют по нефтехранилищам. А откуда в Украину идёт нефть и газ? Ещё полтора месяца назад Украина боялась, что Северный Поток-2 ударить по её доходам от трубы в Европу. К сожалению, всё оказалось слишком взаимосвязанным, потому, что нито не хотел строить свою экономическую политику на российском безумстве. Включая Украину.

Но во всём этом есть и положительное. Украине, если хотите, везёт, как ни странно. Международная поддержка ей беспрецедентна. Её война не сходит со страниц газет и телевизионных новостей, надписи, флаги и пожертвования для неё я вижу каждый день везде. Европа и Америка разворачиваются от России, несмотря на довольно серьёзные экономические и внутриполитические последствия для них от таких шагов.

Не столько из-за огромных страданий украинского народа, которые пока что, слава Богу, не сравнимы с полумиллионом погибших в Йемене и ещё больше в Эфиопии, сколько из-за того, что Украина — европейская страна, где живут белые христиане. Вспомните, как Польша отбивалась от беженцев с Ближнего Востока, и посмотрите, как она щедро принимает украинцев. Это тоже факт, тоже реальность. Которая работает на пользу Украине.

Поскольку все любят прибегать к аналогиям, используем шахматную аналогию и мы. Украина выиграла дебют. Она сделала всё так, как и могла и должна была сделать — вести оборонительную войну, отдавая территорию, но удерживая инициативу, одновременно создавая свой нарратив войны, позволивший ей переиграть Россию и в пропаганде. А это очень важный фактор, учитывая значимость СМИ и сетей в современном мире.

При этом мы обязаны осознавать, что Украина не выиграла ни войну, ни даже одного сражения. Российские войска оставили территории, которые потеряли для них значение после провала попыток взять Киев. Но это только значит, как вы сами знаете, эскалацию войны на востоке и юго востоке. А ВСУ, которые изначально не имели достаточно техники и логистики для полноценного наступления, могут вести только оборонительную войну на истощение противника.

Это вполне может сработать. Но потребует постоянной помощи от Запада, множества жертв, включая мирных жителей, и некоторой удачи. Впервые в жизни я не совсем оптимист. Железом и кровью.