«Он же сказал им в ответ: сеющий доброе семя есть Сын Человеческий; поле есть мир; доброе семя, это сыны Царствия, а плевелы — сыны лукавого; враг, посеявший их, есть диавол; жатва есть кончина века, а жнецы суть Ангелы»

Мф. 13:37-39

В гремящем 1914 г. известный художник Николай Рерих создал лубочный плакат «Враг рода человеческого». На нем в образе сатаны был изображен зачинщик Великой войны Вильгельм II, который, как гласили плакатные надписи, «яростно погубил множество народа» и «воровски порушил многие города». Такой образ кайзера являлся не просто выражением патриотического чувства автора, но во многом стал результатом глубокого душевного смятения Рериха. Живописец пребывал в ужасе от массовых расстрелов мирных жителей и бомбардировок памятников архитектуры, учиненных германцами в Бельгии и Франции.

Враг рода человеческого. Плакат 1914 год

Осматривая этот плакат в наши дни, мы невольно можем заметить, как сквозь образ Вильгельма неведомо для современников пророчески проступала другая сила, охарактеризованная Рерихом в 1919 г. как «вульгарная и лицемерная», «полная предательства и подкупа», основанная на «искажении всех святых основ человечества» – большевизм. И действительно, личина усатого сатаны-кайзера, облаченного в красные латы и пикельхельм с пятикратно рассеченным прусским орлом, таинственным образом преображается в личину символа Гражданской войны, «красного Мюрата» Семена Буденного, убранного в одноименный шлем с пятиконечной красной звездой. Сверх того, как и германские армии в Бельгии и Франции, его 1-я конная несла погибель и лишения жителям Дона, Кубани, Украины и Польши.

Связь германского милитаризма с большевизмом невозможно ограничить художественно-исторической интуицией Рериха, поскольку две указанные идеологии являлись сосредоточением мирового зла ХХ века, стремившегося духовно и физически подчинить себе все человечество. Эта разрушительная интенция нашла свое предельное выражение в вильгельмовско-гитлеровской жажде мирового господства, а также большевистском рвении к осуществлению мировой революции.

Вместе с тем, в настоящий исторический момент мы становимся свидетелями того, как путинская Россия превратилась в преемницу германо-большевистских полчищ прошлого столетия, начав сеять плевелы смерти и разрушений на земле Украины. Именно поэтому нынешняя война украинского народа с российской ордой, добровольно решившей стать поборницей царства врага рода человеческого, есть продолжение войны с мировым злом ХХ века – войны, на костях жертв которой рождалась мирная и процветающая Европа.

Правомерность приведенного тезиса обнаруживается при рассмотрении самого характера действий российских войск в Украине и сравнении такового с сущностью деяний немецко-большевистских сил в войнах прошлого столетия.

I

Первым наиболее жутким проявлением связи России со злом ХХ века можно назвать применение террора против мирного украинского населения, причем он вобрал в себя и германский, и большевистский опыт организации устрашения.

Германская преемственность характеризуется возведением самого метода террора в степень люциферской «логической самозаконной необходимости». Прообраз данной конструкции мы находим уже в теоретических построениях Карла фон Клаузевица отмечавшего, что «для исполнения нашей воли, мы должны поставить противника в положение более тяжелое, чем жертва, которую мы от него требуем»1. В 1914 г. выращенная на подобных концепциях германская военщина, одержимая, к тому же, маниакальным страхом перед партизанами-франтирерами, развернула против населения Бельгии и Франции полномасштабный террор, преднамеренно убив 6 427 гражданских лиц2.

Так, 4–5 августа 1914 г. немцы сравняли с землей городок Эрв – из 500 домов уцелело только 19, в то время как улицы населенного пункта, по словам очевидцев, были устланы убитыми жителями3. Через две недели, 20 августа германцами было казнено 110 жителей деревни Анденн4, а уже 22 августа оккупанты, в отместку за упорное сопротивление французских войск, согнали на площадь шахтерского города Тамин 384 человека, выстроили их в ряд и расстреляли из винтовок и пулеметов. Младшему из жертв этого страшного дня было 13 лет, старшему – 84 года5. На следующий день, германцы совершили еще более крупное зверство в городе Динан: 612 человек, среди которых был маленький ребенок, расстреляли в качестве расплаты за якобы произошедший обстрел немецких солдат6. 25 августа немецкий дирижабль совершил авиаудар по Антверпену, в результате чего погибло 10 городских жителей и еще 2 получили ранения7. Апогеем германского «логического люциферства» стало разрушение Левена – 25 августа немецкое командование, также в качестве мести за призрачные атаки на своих солдат и офицеров, приказало сжечь этот великий средневековый город и начать репрессии против мирного населения8.

«Мы сравняем город с землей, камня на камне не оставим! Ни единого камня, говорю вам! Мы научим их уважать Германию! Веками люди будут приходить сюда, чтобы увидеть, что мы сделали!»9, - так охарактеризовал Левенскую трагедию один немецкий офицер и, как представляется, похожий бесноватый вой уже не раз звучал из уст российских военных и политиков применительно к городам Украины.

Популярные статьи сейчас

Киевстар ответил, почему снимает с абонентов двойную абонплату

На АЗС изменились цены на топливо: сколько стоит бензин, дизель и автогаз

ВСУ поразили пункт управления и 2 склада боеприпасов оккупантов

Пенсии вырастут на 550 гривен: пенсионерам в июне выплатят существенные прибавки

Показать еще

В самом деле, не сумев реализовать пресловутый Blitzkrieg и столкнувшись с повсеместным народным сопротивлением, российское командование, верное вышеприведенному принципу Клаузевица, перешло к использованию стратегии устрашения. Эта последняя, ставя своей целью моральное подавление украинского населения, реализуется посредством проведения расстрелов, организации авианалетов, нанесения артиллерийских и ракетных ударов, а также блокирования гуманитарных коридоров. Невозможно в рамках данного очерка описать все злодеяния российской армии в Украине, однако представляется возможным выделить такие эпизоды украино-российской войны, которые ярко показали, насколько тесно связана кровавыми узами путинская Россия с темным германским духом прошлого столетия.

Начатая 1 марта настоящего года блокада Мариуполя с устрашающей отчетливостью демонстрирует данную преемственность: россияне, следуя по бесславным германским тропам, довели город до состояния полного разрушения и продолжают свои расправы над мирным населением. Символами российских военных злодеяний стали проведенные 9 марта бомбардировки родильного дома и детской больницы, а также налет 16 марта на помещение бассейна «Нептун» и Драматический театр Мариуполя. Особо поражает комментарий министра иностранных дел России Сергея Лаврова относительно первого события: он вообще отрицал факт пребывания рожениц и медицинского персонала в упомянутых зданиях, «легитимировав» бомбежку «давним присутствием» в постройках солдат полка «Азов». Преступный цинизм данного заявления очевиден – слова российского министра полны той самой граничащей со страхом лжи, которой германцы оправдывали свои варварства в Бельгии и Франции. Вся разница только в том, что место франтиреров заняли азовцы. На момент написания этих строк только по предварительным подсчетам число жертв российского террора в Мариуполе достигло 5 000 человек, среди которых были роженицы и дети. До сих пор в осаде пребывают более 170 000 наших граждан.

Другим примером ударов устрашения являются атаки на Харьков. С начала войны город подвергается невиданным разрушениям. К 31 марта было уничтожено почти 1 300 жилых домов, пострадали памятники архитектуры – Свято-Успенский собор (1657 г.), Антониевский храм (1831 г.), Дворец труда (1916 г.), здание Харьковского апелляционного суда (1902 г.), здание Харьковской библиотеки им. Короленко (1901 г.), здание вокзала Харьков-Пассажирский (1952 гг.), корпуса Харьковского университета им. Каразина и многие другие исторические постройки. В связи с этими злодействами следует вспомнить о признаниях взятого в плен российского летчика, который осуществил 3 воздушных налета на Харьков в период с конца февраля по начало марта настоящего года. Во время пресс-конференции подполковник 47-го авиационного полка заявил, что 6 марта он сознательно пошел на выполнение преступного приказа, сбросив 4 тонны фугасных бомб на мирных людей в жилых кварталах города. Невольно возникает вопрос: неужели Харьков бомбардировал адепт «преданного присяге», «законопослушного гражданина» Третьего рейха и исполнительного соучастника убийств миллионов евреев оберштурмбанфюрера СС Адольфа Эйхмана?

Содрогается от ударов устрашения и древний Чернигов – в городе наступила гуманитарная катастрофа. К концу марта число жертв российского террора достигло 400 человек, а ежедневные известия о десятках погибших и раненых в результате обстрелов заставляют содрогнуться. Среди пострадавших памятников архитектуры – Елецкий Успенский монастырь (XI век), Свято-Казанская церковь (1827 г.) и дом известного мецената Василия Тарновского (1890-е гг.). Как констатировал мэр города Владислав Атрошенко, российские бомбардировки Чернигова сопоставимы с теми, которые проводили немецкие войска в 1943 г. – «огонь ведется неприцельно и по всей территории города».

Дабы довершить сравнение российских злодеяний с германскими, стоит обратить внимание и на еще одно явление. Среди войск России особо распространено мародерство. Свидетельства жителей Украины и данные украинской разведки обнаруживают многочисленные факты подобных военных преступлений. Голодные, нищие и убогие россияне выносят из украинских домов все, что только возможно – от обыденной утвари до высокотехнологичной техники. В 1918 г. аналогичная мародерская страсть обуяла германских солдат. Красноречивое описание оставил поэт и новеллист Рудольф фон Биндинг: «Странные фигуры, мало напоминавшие солдат и, конечно, мало думавшие о наступлении, брели из города. Кто гнал корову… кто под одной мышкой нес курицу, а под другой – коробку с почтовой бумагой. Люди с бутылками вина под мышкой и откупоренной в руках…Люди, шатающиеся из стороны в сторону… Люди ползущие чуть ли не на карачках… Когда я попал в город, улицы были залиты вином…»10.

Остается лишь добавить, что трагическую участь Мариуполя, Харькова и Чернигова разделяют многие населенные пункты Украины - российский люмпенский жупел неумолим в своем стремлении уничтожить тысячи невинных украинских жизней, разграбить украинские города и села, а также погубить украинскую культуру.

Вместе с тем, в российской стратегии устрашения наблюдаются и большевистские корни. В частности, речь идет о применении оккупационными войсками метода индивидуального террора – продолжения красного террора периода Гражданской войны. Суть последнего, как известно, состояла в уничтожении членов тех сословий и социальных групп, которые представляли опасность для существования большевистского режима11. Красный террор, таким образом, являлся террором догматическим, ориентированным на полное истребление духа свободы и индивидуальности. В то же время, полностью сообразно воззрениям Клаузевица касательно конечных целей красных репрессий высказался в 1919 г. народный комиссар по военным делам РСФСР Лев Троцкий: «террор как демонстрация силы и воли рабочего класса получит свое историческое оправдание именно в том факте, что пролетариату удалось сломить политическую волю интеллигенции». Результатом такого бесчеловечного «надлома воли» в 1917–1922 гг. явилось уничтожение по меньшей мере 1,7–1,8 млн человек12.

В Украине символами красного террора стали расстрелы тысяч офицеров в Киеве в январе 1918 г., массовые репрессии лета 1919 г. и Крымская трагедия 1920-1921 гг.

Ныне мы становимся свидетелями того, как российские войска начинают применять большевистские практики на оккупированных территориях Украины. Террор ведется против невинных граждан и отдельных социально-профессиональных групп, представляющих угрозу для российских властей. В последнем случае речь идет о главах объединенных территориальных громад и городских головах, ветеранах войны на Донбассе, священниках, волонтерах, журналистах, а также всех тех решительно настроенных гражданах, готовых к сопротивлению оккупации. Чудовищен рок истории - в 1917-1922 гг. карающий меч большевизма навис над представителями схожих социальных групп: «огромное большинство арестованных – как явствует из доклада Российского Красного Креста от 14 февраля 1920 г. – было виновно просто в том, что они образованные люди или принадлежали к буржуазии (…) офицер, помещик, священник, инженер, юрист, учитель всегда были под подозрением»13.

Известным явлением нынешней войны являются похищения и уничтожение российскими войсками представителей местного самоуправления. Подобная участь, к примеру, постигла городского голову Мелитополя Ивана Федорова (ныне, к счастью, освобожден), городского голову Скадовска Александра Яковлева и его заместителя Юрия Палюха, заместителя городского головы Энергодара Ивана Самойдюка, а также главу Великобурлукской громады Виктора Терещенко. Особо следует остановиться на истории похищенного российскими захватчиками секретаря городского совета Новой Каховки Дмитрия Васильева – по словам его жены оккупанты начали применять к нему пытки, поскольку он отказался от сотрудничества с ними. Поистине ужасно, но как констатировал 28 марта Президент Украины Владимир Зеленский, некоторые из похищенных оккупантами мэров городов стали жертвами российского террора. В связи с этими трагическими инцидентами невозможно не вспомнить судьбу видного деятеля самоуправления Херсонской губернии Якова Эрдели, который трижды арестовывался большевиками, а на четвертый раз, по всей видимости летом 1919 г., был подвергнут самым мучительным пыткам и убит14. В тот же период харьковской ЧК был расстрелян бывший Изюмский уездный предводитель дворянства, в прошлом Херсонский и Иркутский губернатор Федор Бантыш со своим сыном Антиохом15. Также известно, что в мае 1919 г. был расстрелян киевский губернатор Николай Суковкин16.

Равным образом российские войска проводят террор против деятелей науки и образования Украины. Известно, что во время бесчинств в пригородах Киева оккупанты расстреляли профессора, доктора физико-математических наук Василия Кладько (трагедия произошла 13 марта в Ворзеле), а также профессора, доктора педагогических наук Евгения Хрикова (погиб от рук оккупантов 23 марта). По свидетельствам представителей образовательного сообщества Украины в Буче россияне проводили расстрелы учителей школ и воспитателей детских садов. Такие же зверства произошли в Киеве летом 1919 г., когда большевики расстреляли 36 профессоров17.

Отдельно остановимся на фактах преследования украинских волонтеров и ветеранов войны на Донбассе. 15 марта глава Николаевской военно-гражданской администрации Виталий Ким заявил, что в селе Пески (Новоодесский район) сепаратисты из Л/ДНР расстреляли ветеранов антитеррористической операции, а также произвели погромы и ограбления местного населения. Более того, по сводкам Генерального штаба Украины от 26 марта, в Херсонской области российские оккупационные войска начали работу по выявлению местных жителей - участников антитеррористической операции и операции объединенных сил. В своем преследовании украинских ветеранов российские военные повторяют чекистский опыт терроризирования офицерства. В свете этих сравнений особое впечатление производит гибель известного волонтера Александра Кононова – российские оккупанты расстреляли его в инвалидной коляске прямо в собственном доме, расположенном под Северодонецком. Сопоставимый акт террора большевики совершили во время занятия Мариуполя, в начале марта 1919 г.: ворвавшись в земскую больницу красноармейцы расстреляли 4-х больных сыпным тифом офицеров и солдат-добровольцев18. Форменная беспощадность делает современных российских солдат прямыми последователями бесноватых представителей красной орды.

Заслуживает внимания и еще один факт, связанный с историей Мариуполя: в апреле 1919 г., накануне наступления войск ВСЮР, большевики начали насильственную эвакуацию мужского населения города. Неповиновение наказывалось расстрелом. Всего было угнано до 10 000 человек возрастом от 18 до 40 лет19. И словно по наитию духа зла, в дни настоящей войны российские войска также начали насильственно угонять жителей блокадного Мариуполя в Россию. Бедствиям наших соотечественников нет конца: из родного разрушенного города, после проведения так называемой «фильтрации», их увозят прямиком в Россию. Число насильственно депортированных мариупольцев уже превзошло показатели 1919 г. и достигло 30 000 человек.

Подлинность большевистской преемственности доказывают и следующие события. По данным главы Сумской военной администрации Дмитрия Живицкого, во время оккупации Тростянца российские войска дошли до того, что не давали возможности хоронить умерших и погибших людей. В годы Гражданской войны зафиксировано множество случаев, когда чекисты и красноармейцы также намеренно запрещали предавать земле замученных ими людей. Приведем следующий пример: с 20 по 25 марта 1919 г. большевики учинили погромы в занятой Юзовке – расхищались магазины, происходили грабежи квартир, организовывались массовые расстрелы. В те дни красного разбоя новообразованный революционный комитет запретил хоронить тела убитых жителей города20.

В Тростянце произошли и другие случаи, также отсылающие нас к истории красного террора. 28 марта поступили известия, что после освобождения города украинские солдаты обнаружили трупы людей со множеством телесных повреждений, свидетельствующих о применении оккупантами пыток. Житель соседнего селя Бромля тоже был подвергнут истязаниям – российские солдаты били его час, причем полностью изувечили голову, сломали челюсть и палец21. Проявление подобных зверств в отношении мирных жителей зафиксировано и в других оккупированных частях Украины. Массовые насилия происходили в Киевской области, в частности в Ирпене, Буче, Гостомеле и Ворзеле. Наибольшую жестокость в них проявили кадыровские подразделения. В Херсонской области, известен инцидент, когда оккупанты вывезли из Энергодара в лес 12 местных активистов, после чего пытали и издевались над ними. В Харьковской области в прямом смысле наблюдается возрождение ЧК - красноречивые описания злодейств оккупантов в городке Казачья Лопань дал местный житель Алексей Семиков, которого российские солдаты пытали самым мучительным образом.

В интервью «Громадскому» он так описал опыт пребывания в российском застенке: «Подвал наполнялся людьми. Возле меня положили мужчину – фермера. Я его опознал, он имеет свою конюшню, большой дом в соседнем селе. Он спрашивал: "За что вы нас взяли? Мы же просто сидели дома с семьей и обедали". Его били и в ответ кричали: "Откуда у тебя деньги на такой дом? Деньги имеешь?". Он обещал отдать все деньги, только бы они не били сына, потому что у него лейкоз. В тот самый момент они начали бить сына. Вскоре нас всех вывели на улицу. Нужно было встать на колени в снег и упереться головой в стену. Нас по очереди вызывали на разговор. Я стоял так часа три, возможно больше. Уже даже засыпал. Получил обморожение ног. Из подвала доносились звуки избиения и стонов людей. Так было с каждым…»22.

Приведенное описание словно повторяет эпизоды красного террора в Харькове в 1919 г.: «Арестованного извлекали из камеры часа в 2–3 ночи и уводили куда-то. До оставшихся доносились крики истязаемых, заглушаемые шумом кутежа и пением веселящихся сотрудников коммунистических застенков. Часто допрашиваемых доставляли обратно с обвязанными полотенцем головами, окровавленной спиной и другими отметками коммунистического суда. Чаще применявшиеся пытки состояли из обваривания кипятком частей тела, уколов под ногти и битья железными шомполами»23. Аналогичные изуверства производились чекистами в каждом городе, где устанавливалась советская власть.

Поражает и то, как российские войска производят расстрелы мирных граждан. В первых числах апреля, после освобождения украинской армией Киевской области и обнаружения жертв российского террора (Буча, Мотыжин), было установлено, что оккупанты убивали мирных жителей выстрелом в затылок. Подобный способ казни был широко распространен в застенках ЧК. Обратимся к выдержкам из архива Особой комиссии по расследованию зверств большевиков в Киеве (первая половина 1919 г.): «Расстрел начался во втором часу ночи и закончился в четыре утра. Смертников нагих выводили по десяткам в сарай казней. Там им приказывали лечь лицом к полу. Десять выстрелов в упор в затылок, - и черепа десяти жертв разлетались в куски, кровь и мозг покрывали пол, стены потолок. (…) Чека распорядилась: красноармейцы вывели других узников, заставили их вырыть могилу-ров, вынести из сарая и бросить как попало 123 тела в могилу, засыпав ее кое-как»24.

Так что представляет собой российская рать? Она является ордой, вобравшей в себя античеловеческий опыт германо-большевистского зла ХХ века. Российский солдат – это безынициативный исполнитель преступных приказов; это нищенствующий погромщик, дорвавшийся до скромного украинского достатка; это последователь озверелого чекиста, расстреливающего людей не только для достижения люциферски прагматичного эффекта устрашения, но и вследствие потери способности определения добра и зла. Российский солдат превратился в орудие врага рода человеческого.

II

Вторым проявлением связи России с германо-большевистскими силами прошлого столетия является духовная преемственность ее властителя Владимира Путина с зачинщиками мировых пожарищ ХХ века – Вильгельмом II, Владимиром Лениным и Адольфом Гитлером. Умы трех выразителей мрака прошлого столетия, как отмечалось во вступлении, были охвачены идеей установления всестороннего физического и духовного контроля над человечеством – идеей, которая в своем практическом измерении привела мир к тотальным разрушениям и смертям миллионов людей. Здесь важно заметить одну, если позволите, генеалогическую деталь: именно германский милитаризм, во-первых, поспособствовал утверждению в России большевизма, а во-вторых, самым решительным образом повлиял на систему воззрений будущего фюрера. Поэтому, чтобы осмыслить Путина как преемника мирового зла ХХ века, необходимо в самую первую очередь обзорно коснуться образа Вильгельма.

В 1896 г. в одной из своих речей молодой кайзер провозгласил главную цель своей деятельности – достижение такого положения, при котором «немцы получили бы свое место под солнцем»25. Небывалая потребность Вильгельма в признании Германии направила его народ к катастрофе, которая завершилась только в 1945 г. Милитаристские устремления кайзера усиливались с каждым новым годом его правления, а такие концепции как Weltpolitik и Weltmacht26 превратились для немецкого общества в своеобразный категорический императив27.

В 1897 г. кайзер начал морское соперничество с Британской империей, заявив, что Посейдонов «трезубец должен быть в наших руках». Через год, в ноябре 1898 г., во время выступления в Дамаске, он объявил себя покровителем 300 млн мусульман, чем, естественно, только усилил враждебность со стороны России и Британии. Первым результатом таких инсинуаций стало англо-японское (1902 г.) и англо-французское сближение (1903–1904 гг.). Уже в 1905 г. состоялась Танжерская выходка Вильгельма, чуть было не перешедшая в войну с Францией, а также неудачная акция по заключению Бьеркского соглашения с Николаем II. Вскоре последовала реакция на весьма сомнительную и агрессивную внешнюю политику кайзера со стороны России: в 1907 г. Санкт-Петербург, опасавшийся выказанных накануне и в ходе революции 1905 г. Берлином притязаний на Балтийские провинции, заключил с Лондоном соглашение, завершившее дело «окружения» Германской империи28. В дальнейшем, до 1914 г. заметное улучшение отношений между Германией, Великобританией и Францией причудливым образом сочеталось с угрожающе возраставшей воинственной риторикой кайзера29.

Интересно, что на полях одной депеши, полученной от посла в Лондоне в 1908 г., Вильгельм черкнул: «Если хотят войны, пусть начинают, мы ее не боимся!»30; в 1910 г. во время выступления перед офицерами флота и кадетами из уст кайзера прозвучали еще более тревожные слова: «Следующая война и следующая морская битва потребуют от вас здоровых нервов»31. Но самые страшные мысли, словно бы предвещавшие наступление нацизма, были высказаны в 1912 г.: «Возможная схватка за существование, которую придется вести в Европе германцам (Австрия, Германия) против поддерживаемых романскими народами (галлы) славян (Россия), англосаксы окажутся на стороне славян… Основание: зависть, страх перед нашим движением к величию!». Но мало того: «Наступает схватка германцев против руссо-галлов за само существование. И это не сможет уладить никакая конференция, так как это вопрос не большой политики, а проблема расы… И теперь речь идет о том, быть или не быть германской расе в Европе»32.

Как видим, Гитлер, с которым справедливо начали ассоциировать Путина, не был оригинальным в своих деструктивных расовых и великогерманских воззрениях, а всего лишь довел до предельных губительных масштабов идеи, охватившие Вильгельма и элиту Германии в начале ХХ века.

Милитаристская мегаломания кайзеровского типа – это именно то, во что ввергалась Россия последние 20 лет. Подобно Вильгельму, Путин с самого начала своего правления взял курс на реставрацию былого величия России, увлекая за собой в пропасть не только постепенно закабаляемых им россиян, но и, прежде всего, другие народы, которым только предстояло пережить бедствия внешнеполитических амбиций властителя России.

В статье «Россия на рубеже тысячелетий», символически увидевшей свет 30 декабря 1999 г., Путин дал следующую характеристику своему государству: «Россия была и будет оставаться великой страной. Это обусловлено неотъемлемыми характеристиками ее геополитического, экономического, культурного существования. Они определяли умонастроения россиян и политику государства на протяжении всей истории России (…) Положение действительно сложное. Однако отпевать Россию как великую державу, мягко говоря, преждевременно». Подобный хмурый тон статьи, впрочем, через 4 года сменился на более решительную риторику. В 2004 г., во время своей инаугурационной речи, Путин пророчески заявил: «Наше прошлое, безусловно, придает нам силы. Но даже самая славная история сама по себе не обеспечит нам лучшей жизни. Это величие должно быть подкреплено. Подкреплено новыми делами сегодняшних поколений граждан нашей страны».

И он был верен своим словам: путь к величию России лежал через войну в Грузии 2008 г., аннексию Крыма и войну на Донбассе 2014 г., а также ввязывание в Сирийскую гражданскую войну в 2015 г. Ныне же этот самый путь позорно завершается в Украине.

Помимо мании величия, у Путина наблюдается рецидив вильгельмовского параноидального «окружения» - речь идет о его страхе восточного расширения НАТО. В 2015 году Президенту РФ чудились «иностранные натовские легионы», выступавшие под знаменами Украины, а через год он предостерег правительство Финляндии от вступления в Североатлантический альянс, причем в отличительно агрессивно-опасливой форме: «(…) организация НАТО, наверное, с удовольствием воевала бы с Россией до последнего финского солдата, вам это нужно?». Годом позже Путина снова охватил психоз, относительно интеграции Украины в НАТО и размещения в ней «каких-нибудь (sic!) радаров и систем противоракетной обороны». В 2019 г. он угрожал странам Альянса возможностью использования особых систем вооружений «не только в отношении тех территорий, с которых для нас будет исходить соответствующая прямая угроза, но и в отношении тех территорий, где находятся центры принятия решений о применении угрожающих нам ракетных комплексов». В итоге, в конце 2021 г. Россия объявила ультиматум НАТО, содержавший требования по исключению дальнейшего расширения, отказу от любой военной деятельности в Восточной Европе, Закавказье и Центральной Азии, а также закреплению принципа неприсоединения Украины к Альянсу.

Как и Вильгельм, Путин своей агрессивной политикой создал все необходимые условия для усиления естественного желания отдельных соседствующих с Россией государств найти механизмы защиты от воинственного Кремля. Пропитанный эскапизмом российский ропот вокруг так называемого «восточного расширения НАТО» в действительности выражает экспансивные основы путинского государства, стремящегося найти любое возможное оправдание своим милитаристским устремлениям. В этом смысле, представляется возможным сделать заключение, что в сознании Путина нынешняя война с Украиной есть то же самое, чем в сознании Вильгельма была «схватка за существование Германии».

Постичь связь Путина с тьмой ХХ века позволяет и фигура Гитлера. Выше указывалось на неоригинальность основ кровавых концепций фюрера, поэтому нет нужды обнаруживать таковые во взглядах и деяниях Путина. Важно иное: президент России перенял от Гитлера навык шпильбрехера. Последний, по определению голландского культуролога Йохана Хейзинги, является субъектом, полностью ломающим мир сообщества, которое входит в ту или иную игру33. Ученый писал: «Отказываясь от игры, он разоблачает относительность и хрупкость того мира игры, в котором он временно находился вместе с другими»34. Если учесть игровой элемент международных отношений, то можно констатировать, что Гитлер, сообразно своей «сверхценной идее» о возрождении Великой Германии, с азартом ломал образ мира, созданного Версальским договором 1919 г. Путин, в свою очередь, пребывая во власти идеи возрождения России, ломает нынешний образ Восточноевропейского мира. В этих двух хорошо известных украинцам сравнениях призрачно радует одно: как считал Хейзинга, шпильбрехер должен быть изничтожен или хотя бы отправлен в изгнание - хочется верить, что именно это мы наблюдаем сегодня с Россией.

Наконец последним ключом к пониманию Путина как приспешника зла ХХ века выступает личность Ленина. Будучи изначально орудием германских милитаристов в их планах революционизирования России, лидер большевиков развил себя и свою красную орду до масштабов силы, определяющей ход мировой истории. Основы большевизма были мастерски вскрыты Николаем Бердяевым еще в 1917 г.: «Дух этот ненавидит бытие как качество, как возвышение, и во имя равенства и блаженного успокоения истребляет его и повергает в небытие»35. Ленину был ненавистен дух свободы, ненавистно любое проявление культуры, и в своей ненависти он дошел до тотального истребления всех тех, кто стремился к сохранению принципа достоинства человека. Подтверждение этого мы находим в поистине жутких мыслях, высказанных великим красным инквизитором в ноябре 1918 г.: «Было бы смешно и нелепо отказываться от террора и подавления по отношению к помещикам и капиталистам с их прихвостнями, продающим Россию иностранным "союзным" империалистам»36. Этот ленинский инфернальный смех раздавался из уст палачей ЧК, которые в пытках и расстрелах находили истинное удовольствие, чем не просто успокаивали кровожадный дух своего вождя, алчущего крови «врагов пролетариата», но и приближали наступление на земле царства антихриста, царство небытия. Именно его несла человечеству мировая революция, идеей которой и жил Ленин.

Со своей стороны Путин, как кадровый чекист, унаследовал от лидера большевиков неприятие духа свободы. Особым образом это выражается в отрицании властителем России естественного права народов на стремление к духовным идеалам, которые отличны от современного, глубоко извращенного российского миропонимания. И более того, упомянутое Бердяевым «блаженное успокоение» Путин находит как раз в кровожадном подавлении такого стремления. В этом смысле, когда в июне 2021 г. властитель России объявил, что украинцы и русские – «один народ», он тем самым отказал нам в праве на индивидуальность и самобытность; он отказал нам в праве на самодостаточность; он отказал нам в праве на существование. Логически последовавшее за подобными декларациями разрушение Украины и уничтожение ее населения — это результат путинского отрицания свободы, путинского инквизиторства.

Кем же в итоге является Путин? Перед нами воинствующий мегаломан, сочетающий в себе черты вильгельмовско-гитлеровского и ленинского милитаризма. Властитель России живет идеей реставрации былого величия своей страны, причем воплощает он эту идею традиционными для ХХ века инструментами – внешнеполитическим шпильбрехерством, активной военной экспансией, а также беспощадным террором. Иначе говоря, Путин всецело находится во власти военной системы XX века, что ныне определяет характер украино-российской войны. Президент России – это извращенное дитя мирового зла прошлого столетия, решившее навязать свой духовный и интеллектуальный регресс миру XXI века.

III

Рассмотрев в сравнительно-историческом свете российские деяния, мы можем дать ответ на заключительный вопрос этого очерка: каковы духовные основы украино-российской войны?

Вся «специальная операция» Кремля выродилась в погром Украины, обнажив реальную сущность современной российской идеи. Попытки отыскать Путиным эту последнюю в призрачном великолепии русской истории закончились появлением жуткой химеры, извращенно синтезировавшей в себе несочетаемое наследие имперского и советского периодов. В идейно-исторических поисках Путина не было глубокой духовной и интеллектуальной обращенности, поэтому, как следствие, не было и покаяния за зло, привнесенное миру ХХ века Россией. Вместо смиренного признания греха Путин принял искушение гордыней, использовав историю своей страны во имя собственных, пропитанных тщеславием целей; вместо обретения духа Руси он обрел дух зла, который, охватив всю Россию, ныне снова заявляет о себе человечеству. Этот дух, как точно охарактеризовал его Бердяев, утверждает низкое происхождение человека, постулируя принцип «люди - не сыны Божьи, а сыны мира»37.

В мысли философа, высказанной им в судьбоносный 1917 г., сокрыта подлинная сущность современной российской идеи – явления реликтового и проходящего красной нитью через все прошлое столетие. Именно такая идея вела германский смерч по землям Франции и Бельгии, именно она царила в застенках ЧК и нацистских лагерях смерти. Ныне носители этой идеи, отказывая и себе, и другим народам в праве обладать человеческим достоинством, яростно губят украинское население, а также воровски рушат города и села Украины – сквозь столетие мы снова становимся свидетелями пришествия врага рода человеческого, каковым его изобразил Рерих в 1914 г. Разница лишь в том, что личина кайзера Германии сменилась на личину нынешнего властителя России, воплотившего мечты главного беса русской литературы Петра Верховенского: «Мы сделаем такую смуту, что все поедет с основ! (…) Мы уморим желание: мы пустим пьянство, сплетни, донос; мы пустим неслыханный разврат; мы всякого гения потушим во младенчестве (…) У рабов должны быть правители. Полное послушание, полная безличность (…) Но одно или два поколения разврата необходимо; разврата неслыханного, подленького, когда человек обращается в гадкую, трусливую, жестокую, себялюбивую мразь — вот чего надо! Мы провозгласим разрушение (…) Мы пустим пожары… Мы пустим легенды (…) Ну-с, и начнется смута! Раскачка такая пойдет, какой еще мир не видел! Затуманится Русь, заплачет по старым богам…»38.

Но что противостоит духу зла? Эта та самая сила, которая в 1914 г. остановила германский милитаризм, явив миру чудо на Марне. В 1920 г. она остановила большевизм, явив миру чудо на Висле, а в 1942 г. ей было суждено переломить ход мировой истории, нанеся сокрушительный удар гитлеровской коалиции в разных частях Земли. Сегодня, в 2022 г., эта сила останавливает путинскую Россию, являя миру XXI века чудо над Днепром. Сущность данной силы раскрыл маршал Фердинанд Фош. В частности, отвечая на вопрос, почему он начал наступление на Марне, когда технически был разгромлен, он честно ответил: «Почему? Я не знаю. Потому что я верил в своих людей, потому что у меня была воля. И тогда… Бог был с нами»39. Глубокая вера в человека, утверждение его достоинства и верность идеалам свободы – все эти ценности отстаивает украинский народ в войне с российским царством зла.

За Россией нет и не будет духа победы - за ней лишь сонмы «бесконечных, безобразных» бесов ХХ века, теней палачей минувшей эпохи. Напротив, за Украиной вечный свет былых побед человечества. В горестях нынешней войны мы обретаем духовное единение с трагедиями ХХ века, мы обретаем понимание жертв того времени и своей борьбой мы почитаем память тех, кто пал в противостоянии с мировым злом прошлого столетия. Все это и есть путь победы; все это и будет зернами Добра, которые мы посеем в новой Украине, в мире XXI века.

1 Клаузевиц К. О войне. М.: Логос; Наука, 1994. С. 38.

2 Такман Б. Августовские пушки. М.: АСТ, 2014. С.401-402.

3 Гилберт М. Первая мировая война. М.: КоЛибри, Азбука-Аттикус, 2016. С. 68.

4 Ibid. С. 75-76.

5 Ibid. С. 76.

6 Такман Б. Указ. Соч. С. 405.

7 Гилберт. Указ. Соч. С. 76.

8 Ibid. С. 77.

9 Такман Б. Указ. Соч. С. 410.

10 Лиддел Гарт Б. История Первой мировой войны. М.: АСТ, 2014. С. 472–473.

11 Красный террор глазами очевидцев. М.: Айрис-пресс, 2013. С. 7.

12 Красный террор глазами очевидцев. С. 8.

13 Ibid. С. 37.

14 Фельштинский Ю. Красный террор в годы Гражданской войны: по материалам Особой следственной комиссии по расследованию злодеяний большевиков. М.: Терра-книжный клуб, 2004. С. 270.

15 Ibid. С. 254.

16 Ibid. С. 267.

17 Красный террор глазами очевидцев. С. 80.

18 Фельштинский Ю. Указ. Соч. С. 226.

19 Ibid. С. 227.

20 Ibid. С. 222.

21 «Намагались відрізати палець, потім відламали» – про знущання військових РФ на Сумщині // Суспільне. 21.03.2022

22 Три дня плена, жестокие избиения и бегство через поля // Громадське. 29.03.2022.

23 Красный террор на Юге России. М.: Айрис-пресс, 2013. С. 267.

24 Ibid. С. 234–235.

25 Фишер Ф. Рывок к мировому господству. Политика военных целей кайзеровской Германии в 1914–1918 гг. М.: Политическая энциклопедия, 2017. С. 27–28.

26 «Мировая политика» и «мировое господство».

27 Радкау Й. Эпоха нервозности. Германия от Бисмарка до Гитлера. М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2017. С. 281.

28 Фишер. Указ. Соч. С. 39–40.

29 Лиддел Гарт. Указ. Соч. С. 27.

30 Хейстингс М. Первая мировая война: Катастрофа 1914 года. М.: Альпина-нон-фикшн, 2014. С. 34.

31 Радкау Й. Указ. Соч. С. 401.

32 Фишер. Указ. Соч. С. 50.

33 Хейзинга Й. Homo ludens. Человек играющий. СПб: Издательство Ивана Лимбаха, 2017. С.36 – 37.

34 Там же.

35 Бердяев Н. Духовные основы русской революции: опыты 1917–1918 гг. СПб.: РХГИ, 1998. С. 47–48.

36 Ленин В. Полное собрание сочинений. Т. 37. Июль 1918 - март 1919. М.: Политиздат, 1969. С. 194.

37 Бердяев. Указ. Соч. С. 47–48.

38 Достоевский Ф. Бесы. СПб: Типография братьев Пантелеевых, 1890. С. 385–389.

39 Такман Б. Указ. Соч. С. 54.