Государственная Дума Российской Федерации проголосовала за обращение к Владимиру Путину о признании так называемых Луганской и Донецкой народных республик. Это новая вводная в развитии противостояния РФ и Украины. Кремль одновременно поднимает ставки и готовит пути к отступлению. Для Киева это означает чрезвычайно напряжённый 2022 год, из которого Украина может выйти намного сильнее, чем сегодня. Давайте разбираться.

Признание — причины

Время голосования в Госдуме и сам факт вопроса о признание является демонстрацией патовой ситуации в давлении на Украину, которое усилилось с конца 2021 года.

Политики США, государств ЕС и Российской Федерации активно обсуждают вопросы возможной войны и едины в своих посылах к руководству Украины — компромиссы по реализации Минских соглашений. Для Кремля чрезвычайно важно вынудить Банковую, как минимум, сесть за стол переговоров с представителями так называемых ЛНР и ДНР. Прямых переговоров, при которых Россия остаётся «за скобками», позиционируя себя как посредник, гарант выполнения и так далее.

Такой исход выгоден как Путину, так и части лидеров стран Запада. Поэтому о Минске и говорят едва ли не каждый день, зачастую сводя вопрос уступок с вопросом «гарантий безопасности» на которых настаивает РФ.

Но в этой схеме разговоров есть одно «НО» - неуступчивость Украины. Россия, США и другие ожидали паничной реакции украинских властей, общества, после заявлений о возможной агрессии. В реальности получили достаточно спокойное поведение с заявлениями, что опасность есть всегда. Поэтому, даже если придётся воевать, будем воевать. В таком формате естественно говорить о каких-то масштабных компромиссах, уступках не приходится.

Ситуация становится патовой. Причём внешние игроки не могут позволить себе отступить:

для администрации Байдена сказать что-то вроде «ошиблись и опасности нападения России нет» не получается: есть заявления прессы, есть внешнеполитическая активность. В конце концов, есть войска РФ у украинских границ. Кроме того, когда ты заявляешь об опасности для Украины, ты должен демонстрировать наличие поддержки. Особенно это важно в свете промежуточных выборов 2022 года на фоне внешнеполитического провала по Афганистану. Поэтому Соединённые Штаты Америки и их ближайшие союзники передают Украине оружие.

Российская Федерация концентрирует войска, играет мускулами и также не может «дать задний ход». Причем для Путина ситуация ещё хуже: отступить сейчас пойти по пути деэскалации будет означать проявление слабости. Часть российских избирателей может поверить, что Путин испугался украинской армии или реакции Запада. Это уже внутриполитические проблемы — слабые, идущие на уступки лидеры России долго не живут.

Для РФ уступать неприемлемо, но воевать (имеется в виду масштабная война) ещё хуже. Остаются выходы, которые позволяют хотя бы на внутриполитическом фоне заявить про «победу». То есть повторить либо грузинский, либо крымский кейсы: признать либо аннексировать «гордые республики». Обывателю может понравиться.

Но на внешнеполитическом поле это будет означать провал. Речь не только в возможной реакции Запада — её может и не быть. Суть в вопросе Украины. России не нужны Донецк и Луганск, России необходимо влияние на всю Украину. Исходя из этого, признание так называемых «ДНР» и «ЛНР» будет означать, что у Киева будут развязаны руки. Это будет означать смерть «Минска-2» и возможность украинским элитам, украинскому обществу заняться отстройкой собственной страны. Это потеря для РФ даже гипотетической возможности влиять на внутриукраинский политический расклад на протяжении ближайших лет. То есть «признание», если таковое завершиться нормативным актом, является демонстрацией «победы» для своих граждан при полном провале внешнеполитической комбинации последних восьми лет.

Но точку Кремль ставить не будет.

Признание - не быстрый процесс.

Популярные статьи сейчас

У Зеленского ответили на предложение Кремля о переговорах

Путин приказал бомбить Белгород, Россию накроют теракты, - Геращенко

В Украине изменили процедуру получения водительского удостоверения

Цены на смородину, малину и черешню: сколько стоят ягоды в Украине

Показать еще

Давайте рассмотрим по порядку первое вероятность признания и сам процесс. Для окончательного решения необходимо заключение МИД РФ и только после этого решение Путина. «Административные процедуры» могут затянуться на месяцы. Но уже с сегодняшнего для Кремль поднимает ставки в диалоге с Западом. Россия попытается «продать» решение по Донбассу как вынужденное и обратимое (либо то, которое можно остановить) в случае уступок со стороны Украины.

На этом фоне Российской Федерации продолжит своё экономическое давление, информационные операции, продолжит попытки раскачки ситуации в нашей стране изнутри. А внешнеполитическое партнёры Украины с удвоенной силой будут давить по вопросам компромисса.

Тут ключевым вопросом является устойчивость Украины. Руководство страны может заявить «ну что же: всё так всё». А может попытаться искать компромиссы чтобы «признания не было». И это путь, проложенный малыми шагами к большой капитуляции.

А если признают быстро?

Теперь давайте представим, что так называемые «ЛНР» и «ДНР» признали оперативно. Что уже в марте будет решение путина. Будет ли это означать автоматический конец «Минска 2»? С точки зрения логики «Да».

С точки зрения Российской Федерации «нет». Напомню требования России по уступкам Украины: Киев должен сесть за стол переговоров с так называемыми «ЛНР» и «ДНР». А РФ остаётся в статусе внешнего наблюдателя и посредника.

Факт признания оккупированных регионов Донбасса независимыми государствами (со стороны России) ничего не меняет в указанной формуле. Скорее, создаёт формальные основания чтобы такой «прямой диалог» осуществился. Таким образом Российская Федерация на площадке нормандского формата будет активно продвигать тезис о незавершённости конфликта и возможности решения проблемы через прямые «межгосударственные соглашения». Подход может найти горячую поддержку со стороны Германии и Франции. Аргументация будет та же «появился субъект, проще разговаривать напрямую».

Варианты для нас

И вновь всё упирается в позицию официального Киева. Если Украина будет не в состоянии сопротивляться, если внешнее давление будет преобладать над инстинктом самосохранения, то руководство страны пойдёт на новый формат и проиграет всё. Тут вопрос не в финальных договорённостях. Суть в сторонах конфликта и формате переговоров. Россия точно будет «за скобками», она успешно завершит диалог о сосуществовании с США и ЕС. А мы в перспективе, кроме потерь людей и территории может доиграться до «российских миротворцев» на Донбассе.

Есть второй вариант. Украина держит удар и заявляет о смерти «Минска -2». Позиция проста «Россия идёт дальше по пути агрессии, сама аннулировав мирный процесс». В таком случае украинское государство имеет единственный путь к выживанию: резкое увеличение оборонного бюджета, программы экономической трансформации, на Донбассе программы «вымывания людей» - перетягивания на свою территорию жителей оккупированной части Донбасса.

Обществу заявляется, что мы должны стать сильнее чтобы решить вопрос и Донбасса, и Крыма в будущем. И поэтому меняем приоритеты, концентрируясь на военной, экономической, политической, информационной безопасности. Такой подход можно оформить внутри Украины либо решением Верховной Рады, либо через референдум. Последнее возможно, если президент Зеленский захочет дополнительной легитимации, роста рейтингов. Причём референдум может быть даже предпочтительней: против волеизъявления граждан западных демократий не попрут. Они будут пытаться давить на моменте подготовки голосования, на моменте проведения, но потом умоют руки. Правда, возможно, уменьшив уровень поддержки. Но с иглы «внешней помощи» рано или поздно надо и так слезать.

Поэтому у официального Киева, у украинского общества есть несколько задач:

выдержать колоссальное внешнее давление в ближайшие пять-шесть месяцев независимо от сценария «признания республик»;

если признание станет фактом — твёрдо заявить о смерти «Минска -2» и оформить это формальным решением.

Заявить о смене приоритетов в развитии страны. Мы должны стать сильными, рациональными, способными к планированию (и реализации) масштабных проектов. И тогда можно с совсем других позиций возвращаться к теме Донбасса и Крыма.