Публикуем новую статью офицера-фронтовика Arty Green о боях на Дебальцевском выступе.

Часть 1. Гуси

Давеча один побратим прислал в личку видосик с вопросом «что это за гусь?» Посмотрел я видосик и таки вспомнил этого «гуся». Видосик оказался записью передачи на 5-м канале с героическим названием «Дебальцевские Боги» из цикла «Тайны войны».

«Гусь» рассказал ведущей и всем зрителям 5-го канала про Дебальцевское сражение глазами начальника артиллерии сектора. Стоит отметить, что он таки им был во время того сражения. Но в начале войны, с лета 2014-го сидел этот «гусь» в штабе артиллерии сектора С еще в качестве штабного планктона. Повышение до начальника артиллерии получил только к началу активной фазы сражения.

Чем же он занимался в этой «божественной» должности?

Оказывается, он пытался выполнить особо ответственное задание командования. Начальнику артиллерии сектора в самый ожесточенный период сражения было поручено пофоткаться на фоне городских достопримечательностей Дебальцево и доставить себя в Киев… Типа, как доказательство того, что котел – не котел! Но даже для главного «Дебальцевского Бога» задачка оказалась непосильной.

После того как «гусь» пофоткался, сел он сначала на один конвой на «большую землю», но из Дебальцево не выбрался, поскольку конвой сразу воткнулся в противника и еле вернулся обратно. Потом «гуся» пересадили в другой конвой, который доехал уже чуть подальше, но конвой был разбит. В смысле был подбит и БТР, и все «Уралы» конвоя, кроме последнего.

В общем, «Гусь» скромно сообщил зрителям передачи, что финальную часть сражения он «воевал» на одном из опорников группировки. На его беду, в том конвое в качестве боевого охранения ехало 9 моих артразведчиков в качестве боевого охранения. На самом деле им была поставлена задача выйти из котла, чтобы мы могли выставить их на несколько новых НП артразведки, необходимых для артиллерийской подготовки и сопровождения будущего прорыва из Дебальцево. Штаб 128-й бригады поэтому и включил их в боевое охранение последнего конвоя.

В общем зачесались у меня пальцы достучать на клавишах ту часть этого эпизода войны, о которой скромно умолчал гость программы «Дебальцевские Боги», поскольку знаю я про этот эпизод довольно подробно от своих артразведчиков и командира опорника, где «гусь» харчевался до окончания сражения.

Как частенько бывает, когда группа людей попадает в экстремальную ситуацию, лидером группы становится не самый умный, большой или «заслуженный», а тот, кто знает что делать. В разгромленном конвое таким человеком оказался главный сержант артразведки. Этот сержант организовал сначала бой, потом погрузку неходячих раненных в оставшийся на ходу «Урал». Ходячих раненных и всяких «гусей» которых конвой вез на «большую землю» по «очень важным делам» сержант отправил пешком на ближайший наш опорник. Просто показал пальцем им дорогу, чтоб не заблудились. Там всего километра три было. Той же дорогой поехал и Урал с неходячими раненными. Сам сержант во главе группы артразведчиков выполнил приказ, который у него был, и пешком прошел по маршруту, которым через сутки выходила вся группировка.

По пути артразведчики выявили новые позиции противника, которые тот создал, чтоб не выпустить нашу группировку из Дебальцево. Примерно через сутки наша арта хорошо насыпала на эти позиции в ходе артподготовки прорыва и трохи подсыпала по ходу самого прорыва и выхода группировки, чтоб выживших после артналета не тянуло погеройствовать.

А наш «гусь» успешно дотопал до опорника, где и харчевался, пока таки его не вывезли на бэхе из «некотла», когда опорник тоже снялся «на большую землю». Как бы, к «гусю» этому у меня особых претензий нет, вот только остался один пакостный вопросик. А что лично он сделал, когда понял, что «Урал» с пробитым радиатором и неходячими ранеными не доехал до опорника, до которого он дотопал? А ведь в том Урале замерзли все раненые, кроме одного, которого после прорыва нашли среди окоченевших трупов и спасли «сепары». Правда выживший лишился обмороженных конечностей. В общем, как-то «нехорошо получилось» с тем Уралом. Правда, «гусь»?

Но это еще не все. В той передачке «гусь» поделился тем, как он, еще будучи штабным планктоном, участвовал в «успешной» боевой работе артиллерии. В качестве примера привел огневой налет на Чернухино, где «по данным разведки» они разгромили эшелон противника, а другой эшелон испугался и уехал обратно. Видимо штабной планктон был не в курсе, что Чернухино не было занято противником, а на его восточной (со стороны противника) окраине даже сидел батальон МВД К-2.

Популярные статьи сейчас

Зеленский назвал "способ" закончить войну с Россией за недели

Зеленский рассказал о последствиях для мира в случае ядерного удара РФ по Украине

В "Нафтогаз" пояснили, что будет с ценами на газ для населения

АЗС снова обновили цены на бензин, дизтопливо и автогаз

Показать еще

Правда их «доблестный» командир (еще один «гусь») в августе 14-го вместе со своим батальоном удрал в Киев, а когда на фронте затихло, повез свой батальон «бороться с контрабандой» на трассе Донецк-Мариуполь. Причем бегство К-2 из Чернухино вынудило соседей справа (11-й батальон ТрО) оставить Фащевку, чтоб не подставлять свой левый фланг. Но противник в Чернухино тогда так и не зашел, поэтому вскоре туда без боя зашел 15-й батальон 128-й бригады и сводный отряд Черниговских ментов.

В общем, в 14-м году мне неоднократно приходилось лично видеть и слышать доклады артразведчиков о массированных обстрелах в лучшем случае пустых мест, после которых наша «доблестная» разведка сообщала о несметных полчищах разгромленных врагов.

Но один такой эпизод хочу вспомнить отдельно. Дело было в сентябре 14-го. Мы тогда уже организовали сеть НП артразведки и на нашем ПУАР (пункт управления артразведки) одна из радиостанций была на канале артиллерии сектора. Вдруг, по этому каналу пошла команда на открытие огня по «скоплению противника» и координаты этого «скопления». Я тут же нанес координаты на карту и это оказался крайний блок-пост противника на трассе Луганск-Донецк. Я немедленно связался с НП, который хорошо видел это место и спросил, что он там наблюдает. Оказалось, что с утра этот блок-пост закрыл проезд и на нем скопилось большое количество гражданских авто, включая автобусы. Я тут же заорал в рацию «Стой! Отставить! По этим координатам находится скопление гражданских, включая автобусы! Никакого противника кроме пары тел на шлагбауме там нет!». Повторил эти фразы несколько раз… а в ответ тишина… Вскоре, артразведчик с НП доложил, что наблюдает группу разрывов в 300-400 метрах от блок-поста, а гражданские разворачиваются и уезжают. К счастью, отклонение 300-400 метров было вполне нормально для нашей тогдашней артиллерии, если без корректировки. В общем, прыгнул я в машину и помчался в штаб сектора на «разборки». Результатом этих «разборок» стала только смена частоты артиллерии сектора, которую от нас засекретили. То есть единственные артиллерийские НП в секторе были выключены из сети артиллерии!

К слову, незадолго до этого, я привез в штаб артиллерии сектора свой лучший ЛПР (лазерный прибор разведки). Привез его потому, что на мой вопрос, где ваши НП, этот самый «гусь» (герой передачи «Дебальцевские Боги») мне сказал, что у них нет приборов для этого важного дела. Через пару месяцев я забрал свой ЛПР из того же угла, где его и поставил. В отличии от «гусей» я знал зачем этот девайс нужен. Кстати, по поводу исключения наших НП из радиосети артиллерии сектора я горевал не долго. Вскоре, на смену 25-й бригаде в Дебальцево зашла 128-я и нормальная боевая работа арты сразу заладилась.

В общем, зря этот «гусь» в телевизор залез. Я и позывной-то его забыл, а тут он и имя свое на показ выставил – Виталий Мешко. Кстати, навел я справки. И, к моему огорчению, «гусь» этот сейчас оказался чуть не самым главным по боевой подготовке артиллерии ВСУ. «Богатым боевым» опытом делится. А как по мне, так лучше бы картошку копал, а опыт свой «боевой» оставил при себе. Кому не лень, может посмотреть передачку с этим «гусем»(ссылка).

Чтоб у прочитавших этот пасквиль не сложилось впечатление, что в нашей артиллерии сплошные «гуси», во второй части напишу текст про наших истинных Богов Войны.

Часть 2. Боги

Как обещал, теперь про настоящих Богов. Хотел про «одного из», но не смог определиться про кого конкретно. Придется писать про нескольких. Начну с артразведчиков.

Своих я набирал из числа отъявленных отморозков. В самом плохом для противника смысле. Из-за особенностей боевой работы артразведчикам частенько нужно оказаться там, куда «гусей» никакой палкой не загонишь. В артразведке эти «адреналиновые наркоманы» имеют возможность не только постоянно получать свою «дозу», но и бить врага залпами гаубичных батарей, а не автоматными очередями. О своих артразведчиках могу писать много, долго, но здесь ограничусь уже описанным эпизодом с Анатолием Адамовским, который и был тем самым сержантом из первой части, где про «гусей».

Это была реплика про глаза Богов. Но вернусь к самим Богам. Когда осенью 14-го нашу сеть НП выключили из канала артиллерии сектора, пришлось изгаляться своими силами. Были у нас в батальоне 4 миномета и несколько Рапир (100-мм противотанковое орудие). Порой приходилось таскать их по всему сектору, чтобы «погасить» ту или иную цель. Короче, сентябрь 14-го, сижу я на «чернухинском» терриконе, корректирую огонь специально привезенного сюда миномета по какой-то цели (уже не помню какой). Вдруг вижу, на наш террикон поднимается пара бойцов с «моторолой». По виду наши. «Слава Украине!» - «Героям слава!» - ответили на пароль пришедшие на каком-то карпатском диалекте. Ну пришли и пришли, нам не мешают. Вдруг, один из этих бойцов начинает диалог по рации с неким «Скелей» на предмет артиллерийского обстрела цели, которую эти два карпатца вместе со Скелей решили уничтожить. В общем уничтожают они эту цель, а у меня просто нижняя челюсть отваливается от неожиданности. Причем самое интересное было в другом. В процессе их боевой работы я слышу на их канале строгую реплику тогдашнего начальника артиллерии сектора – «Доложите какую цель вы планируете обстрелять!». «Скеля» абсолютно невозмутимым голосом попросил не засорять ненужной болтовней радиоканал во время боевой работы и продолжил… Именно в тот момент я понял – ну, теперь дело пойдет!

В общем к вечеру нашел я «Скелю». Это оказался начарт 128-й бригады, которая только что прибыла на Дебальцевский выступ на смену 25-й бригаде ДШВ и сразу занялась делом. «Скеля» тоже был прикарпатцем. Он пользовался исключительным доверием и уважением всей бригады, конкурируя в этом с самим комбригом – Сергеем Шапталой . Да и вся бригада была прям как одна семья. Ни в одной другой я не встречал столь семейных служебных отношений. Видимо это из-за специфического карпатского менталитета. Как я узнал значительно позже, «Скеля» и Сергей Шаптала служили вместе еще задолго до 128-й бригады. Ох и лоханулись «высокие договаривающиеся стороны» запланировав сварить в Дебальцевском котле этих двоих и их бригаду. Кто не в теме – напомню. Сергей Шаптала сейчас начальник Генерального Штаба ВСУ. А «Скеля» и был тем самым Дебальцевским Богом. Правда он категорически отказался идти в академию и продолжать карьеру в ВСУ. Сейчас он в запасе. Но врагу стоит серьезно опасаться наших Богов. Даже тех, которые в запасе.

Но «Скеля» не единственный Дебальцевский Бог. Были и другие. Про одного из них расскажу отдельно.

Когда началось Дебальцевское сражение, командный пункт артиллерийской группы АТО находился примерно в центре линии фронта. Как раз напротив Дебальцевского выступа. Полагаю, просто так сложилось. В состав артиллерийской группы АТО входило несколько дивизионов разных систем большого могущества. Огонь они вели – куда попало, в смысле, как я описывал в первой части про «гусей». Но снарядов не жалели, поэтому моторесурс орудий и БК таял без особого вреда для противника. В один прекрасный момент, в самый разгар сражения, командир одного из дивизионов этой артгруппы прибыл на командный пункт артгруппы, где застал такую картину. Назначенный из Киева полковник - командир группы уже несколько дней не появлялся на своем рабочем месте. Утверждать что он забухал не буду, чтоб не предъявлять читателям справку из наркодиспансера, но таки свое рабочее место он давненько игнорировал. Посмотрев на это безобразие, молодой командир дивизиона принял решение «самовольно» назначить себя командиром артгруппы АТО, о чем доложил рапортом командующиему АТО и в Генштаб. Возражений от обоих адресатов не поступило, и наш офицер занялся боевой работой в новом статусе. А полковник тот потом вообще куда-то пропал. Злые языки утверждают, что по пути из своего блиндажа в сортир подскользнулся и сломал руку. Ну, типа в госпиталь с боевой травмой уехал, но этого никто и не заметил тогда.

Помните, в первой части я писал, что в экстремальной ситуации группу людей возглавляет тот, кто знает что делать. Это был тот самый случай. Именно благодаря этому офицеру боевая работа артгруппы АТО приняла осмысленные формы, а у всего Дебальцевского сражения резко поменялся сценарий. Ударная группировка противника сполна ощутила смену командира артгруппы большой мощности. А финальный аккорд - прорыв из Дебальцевского «некотла» обеспечивался исключительно этой артгруппой и оказался до неприличия удачным.

Есть версия, что город Артемовск в 16-м году сменил свое название на Бахмут в рамках «декомунизации». Лично мне больше нравится другая. Этот город сменил свое название на позывной артиллерийского офицера, благодаря которому этот город не стал добычей «ихтамнетов» в 2015-м.

Кроме Богов на ход сражений, разумеется, влияют и общевойсковые командиры. Об одном из них, комбриге-128 я здесь уже, хоть и вскользь, вспоминал. Теперь опишу как познакомился с нынешним Главкомом ВСУ Валерием Залужным.

В августе 2014-го наш батальон прибыл в Дебальцево. Тогда еще не было никакой линии фронта. То есть мы еще не выставили опорные пункты на этом выступе. Я и командир первой роты нашего батальона «Кавказ», поехали на рекогносцировку, то есть осматривать возможные места для боевых порядков на северной окраине Дебальцево. С «Кавказом» договорились в конкретное время встретиться на одном перекрестке (рядом с будущей базой нашей артразведки) и обсудить результаты. К назначенному времени на этот перекресток одновременно въехали: я на своем «паджерике» последней модели, а «Кавказ» на Кугуаре из межигорской «конюшни» Януковича и еще какой-то подуставший армейский уазик. С «уазиком» мы как бы о рандеву не договаривались, и это поначалу насторожило. Тем более на перекресток он подъехал со стороны Вергулевки, где совершенно точно находились силы противника. Но видавший виды уазик наталкивал на мысль, что это таки украинские военные. Из уазика вылез военный в «дубке» и бронике, который без запинки ответил на пароль «Слава Украине». «А ты хто?» - хором спросили мы с «Кавказом». «Полковник Залужный, зам командира сектора» - последовал ответ. «Ну, окей» -ответили мы и развернули карту на капоте его Уазика. Тогда мы и определились с расположением наших боевых порядков на этом участке. Причем разговор трех офицеров был сугубо профессиональным и без лишней армейской «субординации». Ведь мы тогда были примерно одного возраста и каждый имел определенный опыт и знания. С тех пор я неоднократно встречал Залужного на передовых позициях Дебальцевского района обороны там, где я и комбатов-то всего пару раз видел. И ездил он туда не на экскурсии, а выполнять как раз командирскую работу. Залужный сменился с Дебальцевского выступа только в декабре 14-го года. Но, полагаю, стойкость обороны Дебальцевской группировки в период ожесточенного сражения во многом обязана бывшему заместителю командующего сектором «С» Валерию Залужному, который на самом деле эту оборону и формировал.

К чему это я. Главный вывод этой части текста – и с Богами, и с Командующими в нашей армии все нормально. Даже «гуси», под хорошим командиром порой становятся ценными штабными работниками. Просто им не стоит лезть в командиры. В общем, соискателям успеха на Украинском театре военных действий (ТВД) будет очень тяжко. Так что, «милости просим», в смысле, даже не думайте.

Настоятельно рекомендуем прочитать интервью с Arty Green о перспективах сопротивления Украины в случае широкомасштабного вторжения России. Посмотреть можете ниже. Англоязычная версия интервью: Russia will not conquer Ukraine: volunteer officer Arty Green promises a glorious hunt for the Russian occupiers