Разговор о коррупции (здесь 1-я, 2-я, 3-я, 4-я и 5-я части) не будет полным без анализа экономической эффективности (см. 5-ю часть) антикоррупционной борьбы в Украине.

Для этого я предлагаю отвлечься от восторгов по поводу НАБУ. Мы уже наблюдали и более яркие пиар акции, чем посадка самолета с бывшим топ-приватовцем. Мы видели, как выводили в наручниках топ-чиновника прямо с заседания Кабмина, помним и про «смертельно больного» страдальца с клетчатым одеялом. Много чего было за годы «яростной» борьбы на этой ниве, но как пел Высоцкий: где деньги, Зин? Предлагаю посмотреть на реальные достижения в этой сфере через сухой мир цифр. Я уже делал подобный разбор для КСУ (здесь), теперь пришла очередь НАБУ и иже с ними.

Для этого оценим затраты, которые несем мы с вами на содержание специализированных органов по борьбе с коррупцией (не забываем, их финансирование идет из бюджета, а значит из наших карманов). Затем сравним эти издержки с экономическими результатами, достигнутыми ими. При этом я буду касаться только антикоррупционных структур, которые призваны бороться с коррупционными действиями чиновников и политиков высшего звена. То есть, они должны бороться с наиболее опасными 2-м (крупная коррупция) и 3-м типом («скупка государства») типами коррупции, приведенным в 1-й части (здесь) этой серии статей. Полиция, СБУ, ГБР и вновь создаваемый БЭБ сюда не относятся.

На данный момент в Украине существуют 4,5 таких организаций. Первый специализированный антикоррупционный орган – Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ), было создано в апреле 2015 г. Бюро работает в тесном сотрудничестве со Специализированной антикоррупционной прокуратурой (САП), которая, являясь подразделением Офиса генпрокурора, занимается процессуальным руководством в коррупционных преступлениях. САП была создана в апреле 2016 г. Национальное агентство по предупреждению коррупции (НАПК), занимавшееся проверкой деклараций, было создано еще раньше НАБУ в 2015 г. И наконец, самый долгожданный специализированный орган правосудия, Высший антикоррупционный суд Украины (ВАКС), созданный в 2018 г. Еще один антикоррупционный орган (вышеуказанная половинка в количестве) – Агентство по розыску и менеджменту активов (АРМА), полученных от коррупционных и других преступлений, создано в 2016 г. АРМА занимается розыском и конфискацией имущества и активов, на которые наложен арест, не только по делам подотчетным НАБУ и ВАКС, поэтому его нельзя однозначно отнести к высшим антикоррупционным органам, но какую-то часть работы оно выполняет и для них.

Как мы видим, в Украине создана довольно развитая система, охватывающая все стадии борьбы с коррупционной деятельностью в высших эшелонах власти: выявление таких действий НАБУ, доведение до суда вместе с САП, сам суд ВАКС, исполнение наказания при возмещении в лице АРМА. Особняком от этого процесса стоит НАПК, но у него есть свои важные функции в этой борьбе.

Давайте теперь рассмотрим во сколько же всем жителям нашей страны обошлось содержание всей этой системы. Для этого воспользуемся информацией с сайта «Слово и дело» с данными с 2015 по 2019 гг, но выкинем оттуда СБУ и ДБР, а затраты на АРМА уменьшим на 50%. Результаты приведены в таблице:

Год

НАБУ, млн

НАЗК, млн

САП, млн

АРМА, млн

ВАКС, млн

2015

Популярные статьи сейчас

У Зеленского отреагировали на ответ США по "гарантиям безопасности" РФ

Пакеты в супермаркетах подорожают в несколько раз: цены

Третьякова хоче обкласти новими податками українські домогосподарства

Экономисты прогнозируют изменение цен на курятину, говядину, свинину и сало

Показать еще

68,4

2016

467,7

232.1

46

2017

625,5

549

64,8

14,4

2018

703,8

677,5

78,2

47

2019

785,6

566,7

79,3

87,3

247,2

Итого

2 651

2 025,30

268,30

148,70

247,20

Суммарный итог затрат: 5 340,5 млн грн

Теперь посмотрим, каких же экономических результатов добились все эти структуры за несколько лет своей работы. Для этого заглянем в отчеты с сайта НАБУ за 2016-2019 гг (отсюда). Рассматриваются данные в целом за соответствующий года по возмещенным убыткам. Цифры в отчетах, подаваемые как установленные убытки – это ни о чем, «нарисовать» там можно все, что угодно, если они не подтверждены решением суда или досудебным соглашением. Также я не рассматриваю, какие суммы из нижеуказанного возмещения были действительно возвращены в бюджет, а не находятся в процессе выполнения судебными исполнителями, который тоже может затягиваться на годы.

Итак, в отчетах указаны следующие суммы возмещения:

  • на 31.12.2019 г - 273,24 млн грн,
  • на 31.12.2018 г - 452,37 млн грн,
  • на 31.12.2017 г - 253,3 млн грн.

Суммарное возмещение за эти годы – 978,91 млн грн.

Итого, результирующий КПД (коэффициент полезного действия) нашего антикоррупционного механизма – 18,33%. Ну что сказать, «впечатляет»!

Возникает вопрос, а не слишком ли дорого нам обходится содержание всех этих органов по сравнению с их отдачей? И это ведь только затраты на борьбу с «высшей» коррупцией. Другой вопрос - если эти структуры, особенно это касается НАБУ, создавались как органы внешнего контроля со стороны Запада, то почему тогда за их содержание платим мы, граждане Украины?

--------------------------------------------------------------------------------------------------------

Рекомендуем к просмотру две беседы Юрия Романенко с народным депутатом ВРУ Галиной Янченко и замглавы агенства АРМА Владимиром Павленко, которые очень хорошо иллюстируют тему статьи.

Текстовая версия интервью с Галиной Янченко здесь.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook, страницу «Хвилі» в Instagram.