Днём 4 августа в порту Бейрута в Ливане прогремел сильнейший взрыв. Ударная волна была такой силы, что повыбивала окна во всех домах города, и нанесла огромный ущерб целым районам, прилегающим к побережью.

Таких разрушений и бедствий ливанская столица не видела уже много лет, с самой гражданской войны 1970-1980-х годов. Взрыв был слышен в радиусе 200 км, даже в восточных регионах острова Кипр и в соседней Сирии. Буквально за несколько минут внушительная часть Бейрута превратилась в развалины, которые можно было видеть разве что в сирийских городах, разрушенных годами войны.

По состоянию на 12:00 5 августа, известно о более 100 погибших и более 4 тысяч раненых и травмированных. Больницы города переполнены, коек на всех не хватает, людей призывают массово сдавать кровь нуждающимся. Из-за продолжающейся коронавирусной эпидемии (в Ливане наблюдается новый всплеск, как и в Украине), не все больницы были готовы принимать новых пациентов, опасаясь распространения инфекции. В городе мобилизованы все медики и сотрудники гуманитарных организаций, а также спасательные службы, полиция и военные.


На месте трагедии продолжают разгребать завалы. По заявлению местных источников, в результате взрыва обвалилось 3-этажное здание в районе порта, под которым могут быть погребены сотни людей. Кроме того, пропала без вести бригада пожарных, прибывшая на место ещё когда вспыхнул пожар, до большого взрыва.


Что конкретно произошло в порту — точно неизвестно. Премьер-министр Ливана Хассан Дияб поручил правительству создать следственную группу, которая должна представить предварительные выводы об обстоятельствах взрыва в течение следующих 48 часов. Однако в социальных сетях и СМИ версии о произошедшем начали появляться в геометрической прогрессии. Я лично насчитал штук 7-8 различных предположений по поводу случившегося. Из самых популярных, которые активно разгоняли в соцсетях различные политически ангажированные группы:

Популярные статьи сейчас

Геращенко рассказал детали крушения АН-26 на Харьковщине

Кабмин планирует ввести новый вид пенсий в Украине

Появились первые данные о пострадавших в авиакатастрофе Ан-26

В ПФУ дали разъяснение, кому не пересчитают пенсии

Показать еще
  1. Это авиаудар \ диверсия Израиля \ США, направленная на подрыв стабильности государства с тем, чтобы потом обвинить во всём «Хезболлу» и Иран, спровоцировав гражданскую войну.

  2. Это теракт, за которым могут стоять экстремисты.

  3. Это теракт, который был санкционирован правительством для отвлечения внимания общественности от насущных проблем в стране.

  4. Это взрыв на складах «Хезболлы», которая хранила там свой арсенал ракет и боеприпасов.

  5. Это попытка покушения на бывшего премьер-министра Саада Харири (чей дом расположен недалеко от порта) в преддверии вынесения вердикта Международного трибунала в деле убийства его отца Рафика Харири в 2005 году.

  6. Это загорелись и взорвались таинственные опасные химикаты, которые перевозились через Ливан для каких-то чудовищных целей. А взорвали их, чтобы замести следы.

Пока что, предварительной рабочей версией, к которой склоняются большинство СМИ и официальны власти Ливана, является такая: начался пожар в складских помещениях блока №12 в порту, где в одном из зданий хранился конфискат — опасные взрывчатые вещества и \ или химикаты, конфискованные с какого-то судна, которые и стали причиной взрыва. Эту версию подтвердили руководитель Главного управления службы общей безопасности (аналог нашего СБУ) генерал-майор Аббас Ибрагим, глава таможни Бадри Дагер и министр внутренних дел Мухаммед Фахми.

Позднее, в соцсетях и разных СМИ начали распространять информацию, что на сгоревшем складе якобы хранилось 2 750 тонн (!) нитрата аммония, которые были конфискованы с судна «Rhosus» ещё в 2013 году. Сам корабль, как утверждается, шёл под молдавским флагом из Грузии в Мозамбик, и был задержан в ливанском порту из-за неких нарушений правил эксплуатации судна. Позднее, эту же версию подтвердил и Высший совет обороны Ливана, сообщив, что вещества хранились на складах около шести лет, и сдетонировали из-за сварочных работ.

С этой версией сразу возникает ряд вопросов, на которые ответов пока что нет, и которые, судя по всему, и станут объектом тщательного расследования со стороны правительства. Я бы выделил следующие вопросы:

  • Какова причина пожара на складах?

  • Что именно взорвалось?

  • У кого конфисковали взрывчатые вещества и когда?

  • Почему они несколько лет хранились на складах, и не были перевезены в безопасное место?

После ответов на эти вопросы можно будет более точно определить, что произошло и кто виноват. Последний вопрос сейчас особенно актуален для ливанцев, учитывая всеобщую наэлектризованность политической атмосферы из-за тяжелейшего социально-экономического кризиса, который переживает страна. Взрыв в порту ушёл в копилку очередных бедствий, которые в глазах населения показывают беспомощность государства, слабость институтов и неэффективность системы госуправления.

А это значит, что обвинить кого-то нужно, вне зависимости от того, что реально произошло в порту. Ведь если проблема окажется в том, что на складах много лет лежали опасные взрывчатые вещества и химикаты, и никто ничего не делал по этому поводу, тогда напрашивается вывод о банальной тупой халатности.

Весь вечер 4 августа телефоны премьер-министра Ливана Хассана Дияба и президента Мишеля Ауна разрывали лидеры государств мира, выражая свои соболезнования и обещая помочь, в том числе направить гуманитарную помощь. Среди самых первых звонков были лидеры Франции, Ирака, Сирии, Ирана, Турции, Катара. Остальные ограничились либо официальным заявлением, либо постом в соцсетях (как и президент Украины). Даже Израиль, с которым у Ливана враждебные отношения, выразил готовность направить в Бейрут гуманитарную помощь.

Позиция США была немного странной. Сперва, они ограничились заявлением Центрального командования США на Ближнем Востоке (US CENTCOM) о том, что у них там внимательно следят за ситуацией в Бейруте. Через несколько часов, Вашингтон наконец-то выразил готовность помочь Ливану, а через некоторое время администрация Белого Дома анонсировала новый пакет санкций в рамках «Акта Цезаря», вступившего в силу 17 июля, направленного, в том числе, против ливанских банков и предприятий, сотрудничающих с соседней Сирией. Хотя «Акт Цезаря» не имеет ничего общего со взрывом в Бейруте, такая последовательность появляющихся новостей вызвала бурю негодования среди ливанцев, которые моментально узрели в этом заговор. Ведь санкции США являются одной из многочисленных причин экономического и финансового кризиса, ударившего по Ливану в этом году, а благодаря информационное раскрутки со стороны «Хезболлы» и Ирана, некоторые считают санкции и вовсе главной причиной всех бед страны.

Уже сегодня президент США Дональд Трамп, выступая на пресс-брифинге по поводу ситуации с коронавирусом, предположил, ссылаясь на «разговоры с некоторыми генералами», что в порту Бейрута взорвали бомбу, и что это была целенаправленная «атака». Никаких подробностей или доказательств он не привел. А позднее, американские СМИ со ссылкой на источники в военных структурах сообщили, что Пентагон понятия не имеет, о чём говорил Трамп, и у них нет никаких свидетельств в поддержку версии о бомбе. Заявления президента США подлили ещё больше масла в огонь конспирологических и не очень теорий о теракте или диверсии с целью дестабилизации обстановки в Ливане.


Стоит сразу сказать: на сегодняшний день нет никакой информации, которая бы подтверждала роль внешних сил в произошедшем взрыве в Бейруте, хоть версии об Израиле и США остаются весьма популярными в виртуальных пространствах соцсетей.

Однако у меня нет никаких сомнений, что внешние силы, давно ведущие борьбу за Ливан, используют эту трагедию в своих интересах, прежде всего, для продвижения и развития собственных информационно-медийных повесток. Так, аравийские анти-иранские медиа-ресурсы активно раскачивают слухи и полу-официальные анонимные заявления о причастности к взрыву ливанской «Хезболлы», которая якобы имела в порту свой склад оружия. А Иран и лояльные ему источники рассказывают о вероятной роли Израиля, диверсии и прочих элементах войны, которую Ливану якобы объявил коллективный Запад.

Я считаю, что на эти информационные войны обращать много внимания не стоит. Ключевое в произошедшем в Бейруте — это последствия взрыва для Ливана, его столицы и региона в целом.

Я бы выделил следующие моменты, на которые нужно делать акцент, в том числе журналистам:

1. Порт Бейрута — практически полностью разрушен.

Ещё предстоит оценить ущерб, нанесённый ливанской столице, но уже предполагают, что он измеряется в миллиарды долларов. Разрушение значительной части портового комплекса может повлечь за собой серьёзные изменения баланса сил в регионе с точки зрения морской логистики и транспортной инфраструктуры. Ведь Бейрут является одним из ключевых международных портов Восточного Средиземноморья. Его разрушение, как бы цинично это не звучало, является хорошей новостью для конкурентов — израильских, турецких, кипрских, ливийских портов.


Кроме того, после взрыва актуализируется вопрос, прочно вошедший в социальную повестку Ливана последних 5 месяцев — что будет с поставками продовольствия и остальным импортом, от которого Ливан зависит от более чем 60%, если не больше. К примеру, более 80% пшеницы, которую получает Ливан в основном из РФ и Украины, поставляется по морю и отгружается в порту Бейрута. Что делать теперь, мало понятно. Ситуация может обострить продовольческий кризис и голод, а Ливан попадёт в зависимость от соседних государств, которые перетянут на себя некоторые морские грузопотоки.

 

2. Социально-экономический кризис в Ливане ухудшится.

До взрыва Ливан переживал тяжелейший за последние 30 лет социально-экономический и финансовый кризис. Он начался в 2008 году, и с тех пор лишь нарастал, пока не вышел из-под контроля в 2019 году на фоне региональной нестабильности, войны в соседней Сирии, обострения американско-иранского противостояния и введения сильнейших за всё время санкций США, снёсших банковскую сферу Ливана. Причины кризиса самые разные — от внешнего воздействия до ошибок во внутренней политике. Однако взрыв ухудшает и без того бедственное положение страны и столицы. Вряд ли у Ливана, объявившего в марте дефолт, есть достаточно ресурсов, чтобы покрыть все растраты, связанные с разрушениями, а также компенсировать потери тысячам семей, которые были ранены или потеряли свои квартиры \ помещения, повреждённые взрывной волной. Соответственно, восстановление Бейрута после взрыва станет ещё одним важным испытанием для способности правительства выполнять свои функции, способным его опрокинуть в самом худшем сценарии.

 

3. Обострится региональное противостояние и гонка за помощь Ливану.

Уже сейчас видно, что историю со взрывом раскручивают в нужное русло со стороны различных внешних сил. После довольно таки провокационного заявления Дональда Трампа о «бомбе», стало ясно, что взрыв в Бейруте будет использоваться всеми сторонами для нагнетания обстановки вокруг Ливана. На этой почве, если стороны продолжат развивать провокационный и конфронтационный тон, риск обострения противостояния увеличивается.

В частности, Штаты могут использовать взрыв как ещё одно оправдание усилить своё давление на ливанские власти, требуя от них избавиться от «Хезболлы», которую они считают террористической организацией. Иран и его союзники в регионе могут также эксплуатировать тему взрыва в рамках своего нарратива про необъявленную Ливану войну со стороны США и Израиля, цель которых — подчинить Ливан и выгнать оттуда «настоящих патриотов» из числа «Хезболлы» и других партий и организаций, имеющих связи с Тегераном.

Кроме того, не исключаю, что начнётся гонка за восстановление Бейрута. Кто больше даст денег, которых у Ливана нет, тот может усилить своё влияние в стране. Повторится история с послевоенным восстановлением в соседней Сирии, в которое под соусом гуманитарной и финансовой помощи включились многие региональные игроки, доселе не имевшие возможностей вернуться на сирийскую шахматную доску (например, Эмираты или Бахрейн).

Уже сегодня региональные страны бросились на помощь Ливану. Катар направил в Бейрут 2 полевых госпиталя и 500 коек. Ирак направил туда один госпиталь, а Кувейт готовит гуманитарный груз. О готовящихся отправлениях гуманитарки и другой помощи анонсировали Иран, Сирия, Турция. Я бы тут обратил внимание Украины на этот вопрос. Считаю, что наша страна может тоже включится в предоставление помощи Ливану, с которым у нас складывались неплохие отношения, а эта трагедия может послужить толчком к более тесной кооперации.

 

4. Увеличивается риск отставки правительства Х. Дияба.

То, как власти Ливана справятся с этим испытанием и преодолеют последствия взрыва, будет определять не только легитимность нынешнего правительства Хассана Дияба, но и его политическую долговечность. Мне кажется, вне зависимости от того, что там произошло в порту, последствия взрыва усугубят системный кризис, в котором оказалось государство.

Ещё до взрыва, правительство переживало не лучшие времена. Экономический и финансовый кризис «убил» веру населения в эффективность государственных институтов, обострил меж-клановые войны за сужающийся рынок и потоки, а также привёл к дефолту в марте этого года. Переговоры с МВФ и внешними кредиторами заморожены с 3 июля после того, как в отставку ушли ключевые чиновники Минфина в знак протеста против «политики правительства». Буквально накануне взрыва в отставку ушёл и министр иностранных дел Нассиф Хитти, ссылаясь на разногласия в Кабмине.

Взрыв обостряет отношения внутри правительства, особенно по вопросу «кто виноват?» и «кто будет отвечать?». Неспособность властей выполнить свои базовые функции по отношению к населению и преодолению последствий катастрофы может ускорить падение правительства Дияба, которое многие ожидали к осени-зиме 2020 года.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook, на страницу Хвилі в Instagram