На последнем заседании ТКГ была согласована очередная инициатива по прекращению огня, которая должна стартовать с 00.01 27.07.2020.

Новость о договоренности от ОП с самого заголовка подавалась как прорыв, являющийся "результатом эффективной работы украинской переговорной команды".

РФ, по уже сложившейся традиции, через боевиков сообщила о том, что достигнуто соглашение о дополнительных мерах по прекращению огня, не дожидаясь ни публикации официального сообщения для прессы со стороны Спецпредставителя ОБСЕ, ни даже окончания переговоров.

После заседания ТКГ ими же был опубликован текст "Перечня дополнительных мер по усилению и контролю действующего бессрочного режима прекращения огня".

От украинской переговорной команды не поступало никаких разъяснений о том, что же на самом деле было согласовано – появилось лишь упомянутое выше сообщение о "прорыве" на сайте ОП.

Позже, 23.07.2020, текст договоренностей опубликовали и в ОБСЕ.

История "прорыва": первые упоминания и авторство

Стоит вспомнить, что сразу после снижения темпа работы над концепцией Консультативного совета в том виде, в котором она появилась в "протоколах Ермака" от 11.03.2020, российская сторона начала продавливать как раз проект дополнительных мер по прекращению огня, который подразумевал прямую коммуникацию так называемых "представителей СЦКК ЛДНР" с украинским высшим военным командованием.

Еще на заседании ТКГ 24-26.03.2020 через присутствующих от НВФ Россия презентовала свой список пожеланий, в котором, "принимая во внимание изменившуюся позиции Украины по Консультативному совету", попыталась настоять на прямых переговорах между боевиками и представителями Украины через каждую из подгрупп, в том числе и через военную.

По сути, в конце марта этого года, РФ согласилась только не называть свое рвение во что бы то ни стало столкнуть представителей украинской власти с необходимостью "услышать Донбасс" (в лице боевиков) Консультативным советом.

Тогда эти российские пожелания были отклонены украинскими переговорщиками, но РФ не оставила попыток пролоббировать именно эту концепцию дополнительных мер по прекращению огня.

О чем договорились во время последнего заседания?

Популярные статьи сейчас

Украинцев предупредили о резком подорожании газа

Ломбардно-ОВДП институция: Приватбанк как зеркало банковской системы Украины

Украинцам разъяснили нюансы налога на недвижимость

СБУ и налоговая проводят обыски у Корбана

Показать еще

В тексте договоренностей, опубликованном ОБСЕ, в качестве сторон военного противостояния фигурируют Вооруженные силы Украины и вооруженные формирования отдельных районов Донецкой и Луганской областей. Само по себе это не ново – так же определяет стороны военного противостояния и Комплекс мер.

Новыми договоренностями вводится:

- запрет на наступательные и разведывательно-диверсионные действия, а также запрет на использование любых видов летательных аппаратов сторон;

- запрет на применение огня, включая снайперский;

- эффективное применение дисциплинарных мер за нарушение режима прекращения огня и уведомление о них координатора ТКГ, который уведомляет об этом всех ее участников;

Упоминается создание и задействование координационного механизма по реагированию на нарушения режима прекращения огня при содействии "СЦКК в действующем составе".

Простая\сложная арифметика СЦКК

Изначально Совместный центр контроля и координации состоял из украинских и российских офицеров. Россия покинула СЦКК в 2017 году под надуманным предлогом – официально речь шла о "неуважительном отношении" и намерении Украины ужесточить порядок въезда и пребывания граждан России на своей территории, а именно - россиян не устраивали нормы биометрического контроля.

Но все это – абсолютно второстепенно. В первую очередь РФ нужно было заставить украинских офицеров коммуницировать напрямую с боевиками, которые заявили о том, что после выхода России они берут на себя эту ношу, и становятся стороной-участником данного формата.

Однако, на деле в СЦКК осталась одна-единственная законная сторона – украинская.

Если прочесть текст достигнутых на этой неделе договоренностей, и опираться на такой подход, то окажется, что НВФ обязаны будут допустить украинских офицеров СЦКК на оккупированные территории с тем, чтобы они контролировали боевиков и могли эффективно координировать процесс. Однако это звучит слишком хорошо, чтобы Россия в действительности могла на это пойти.

Представители оккупационных администраций РФ все эти годы продолжали отстаивать свою легенду: новости об итогах работы военной подгруппы ТКГ публиковались участниками НВФ на ресурсе под громким названием "СЦКК ДНР", от чего можно было бы спокойно отмахнуться, ведь это литературное творчество ни на что в действительности не влияет.

Но, помимо этого, боевики, переодетые в форму фейковой "СЦКК ЛДНР" присутствовали на пилотных участках отвода, что являлось нарушением Рамочного решения ТКГ от 20.09.2016. Украинская сторона не реагировала на эти нарушения так жестко, как должна была: ведь если СЦКК состояла из Украины и России, и только представители Совместного центра могут находиться в зонах отвода согласно Рамочного решения ТКГ от 2016 года, то нахождение там боевиков, пусть и с нашивками "СЦКК" на форме, являлось грубым нарушением условий отвода. А Украина имела право вернуться на ранее занимаемые позиции, задействовав процедуру, прописанную в Рамочном решении ТКГ от 20.09.2016: после проведения внеочередного заседания ТКГ, связанного с нарушением условий отвода, в том случае, если бы нарушение не было устранено.

Но украинская сторона стремилась быть "чуть-чуть более толерантной и чуть-чуть более договороспособной" во время отвода сил и средств, несмотря на то, что о нарушениях многократно писали и военные, и представители гражданского общества.

Надо ли повторять, что эта политика не принесла ничего, кроме обстрелов участков отвода и дальнейших попыток оккупационных администраций говорить об "СЦКК ЛДНР"?

Обстрел? Обратитесь в СЦКК и ТКГ

На этом фоне особенно абсурдно смотрится прописанный алгоритм ведения ответного огня в случае наступательных действий. Огонь в ответ можно будет открывать только после безуспешного задействования координационного механизма. То есть прежде чем отвечать на провокации противника, необходимо обратиться к СЦКК, и уведомить о намерении (соответствующем приказе) открыть ответный огонь представителей ТКГ? В логике авторов этого пункта, нарушителю, очевидно, надлежит оставаться на месте на протяжении всего процесса согласований?..

Но практика прошлых лет показала – так не бывает. Запрет на ответный огонь ведет только к тому, что на фронте появляются "неизвестные патриоты" и "загадочная третья сила", которая ликвидирует противника, нарушающего договоренности.

И никакие "механизмы контроля" никогда не отменят человеческого нежелания умирать под вражеским огнем.

Подписи представителей нормандской четверки, которые хочет задействовать Зеленский, ничего не изменят. Более того – такая структура самого текста договоренностей и подписей под ними будет почти полностью повторять конструкцию Комплекса мер – Украина и ОРДЛО в качестве военных противников в тексте самих соглашений, и письмо лидеров Н4 в поддержку достигнутой договоренности.

Того самого Комплекса мер, который украинская переговорная команда совершенно логично и обоснованно хочет пересмотреть.

Можно возразить, что это очередная мера, направленная на демонстрацию неконструктивного отношения России к переговорам. Но предыдущие попытки, как, например, упомянутый отвод на трех пилотных точках с многочисленными нарушениями, стоили слишком дорого и только усложняли наше положение.

Не добавил оптимизма и телефонный звонок президента Зеленского Владимиру Путину, о котором стороны, как и всегда, отчитались совершенно по-разному. Анализируя только текст, опубликованный Офисом президента, можно сделать вывод, что России удалось продвинуться на пути к утверждению нарратива о прямом диалоге между Украиной и НВФ ОРДЛО. Чем иначе объяснить упоминание Путина, который лишь "поддержал" достигнутую договоренность?

Но куда опаснее смотрится диалог Зеленского и Путина о Законе об особом порядке местного самоуправления в ОРДЛО и Закона о децентрализации, предусматривающем изменения в Конституцию. Это значит, что никакого радикального изменения в позиции украинских переговорщиков не произошло: безопасность так и не стала приоритетом. А нынешняя попытка прекращения огня, похоже, призвана служить ширмой для новых форсированных действий в политической плоскости урегулирования.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook, на страницу Хвилі в Instagram