Оборонный сектор Украины в настоящий момент находится в столь же критичном состоянии, что и большинство элементов управления государством. Общественности явно видны только некоторые аспекты, но для военных экспертов очевидно главное – неспособность Украины сдержать возможную и достаточно вероятную в среднесрочной перспективе масштабную агрессию со стороны России.

Введение

Профессионалов не обманывает видимость стабильности на линии разграничения, обозначенной в Минских соглашениях. В нынешнем состоянии ВСУ не в силах сдержать наступление регулярных войск РФ, даже если последняя задействует только силы, развернутые в непосредственной близости от границы Украины. Возможность быстро разгромить ВСУ и оккупировать значительную часть территории Украины порождает у военно-политического руководства РФ соблазн запустить этот сценарий в любой удобный момент. Без качественного изменения своих Сил Обороны Украина находится под постоянной угрозой потери суверенитета, по крайней мере, над значительной частью своей территории.

Кроме того, практически не учтён негативный опыт весны-лета 14-го, когда регулярные подразделения ВСУ и НГ оказались совершенно не готовы к «гибридному» формату агрессии, в который были активно вовлечены гражданские жители Донбасса - сторонники пророссийских сил. Такой сценарий может и, скорее всего, повторится во время следующего акта агрессии, только уже и на территориях других областей, где таких граждан окажется 10% и более.

Можно ли в понятные сроки понизить эти риски без введения в стране режима «военного коммунизма»? На этот вопрос большинство уважаемых мной экспертов отвечают положительно. Но все выражают достаточно большой скепсис относительно того, что такая возможность будет реализована.

Цели

Целью реформы Сил Обороны Украины должно быть не просто повышение обороноспособности и эффективности. Без достижения уровня возможности отразить любой масштаб военной агрессии, никакая реформа Сил Обороны не имеет смысла. При каких-либо промежуточных достижениях у агрессора всего лишь встанет вопрос сколько сил необходимо задействовать для желаемого результата – пять дивизий или достаточно одной. Задачей военной реформы должна стать полная невозможность достижения стратегических целей противником на нашем направлении. Это достаточно амбициозная, но вполне достижимая цель.

Возможности

Для реализации столь масштабной задачи нужно создать соответствующие условия. Необходимо внутри неэффективного, коррумпированного и слабого государства создать институт, который по своей природе будет отличаться от остальной страны, поскольку, если ждать, когда вся страна станет здоровой и эффективной, то скорей всего мы этого никогда не дождёмся, поскольку агрессивный сосед за это время наверняка воспользуется нашей слабостью. Шанс создать остров эффективности в неэффективной государственной машине даёт большое количество потенциальных бенефициаров качественно новых Сил Обороны. Подавляющее большинство украинских олигархов (за исключением нескольких) и гражданское общество заинтересованы в исключении военных рисков, угрозы кризиса и разрухи, вызванных масштабной агрессией со стороны России. И гражданское общество, и большинство олигархов, и политическое руководство морально готовы ради этого сделать исключение для армии, где ввести жесткие (действительно жёсткие) меры по предотвращению коррупции, включению эффективных механизмов подготовки/продвижения кадров, организации и управления. Таких примеров в мире немало, когда в отсталой стране армия становится исключением среди государственных институтов с точки зрения оснащенности и эффективности. Внешняя угроза порой вынуждает общество найти консенсус и создать совершенно здоровый государственный институт, способный защитить страну от военных рисков. Мне кажется, что такая возможность есть и у Украины.

Механизмы

Силы Обороны Украины нуждаются в коренной реконструкции. Шаги этой реконструкции должны быть плановыми и взвешенными. Для разработки программы реформы ВСУ и сил обороны в целом необходимо привлечь лучших специалистов в области военного управления из передовых армий мира. В Украине есть отважные воины, но нет готовых классных специалистов, способных качественно такую программу разработать. К сожалению, даже те офицеры, которые прошли обучение в западных академиях, в массе своей попали туда по блату или за взятку (допускаю, что есть исключения). Поэтому доверять им выполнение этой задачи нецелесообразно и рискованно. Это должна быть команда экспертов, способных разработать и курировать внедрение поэтапной программы реформы Сил Обороны страны. Реализовывать же эту программу должны украинские военные специалисты, имеющие профессиональные знания, соответствующие уровню стоящих перед ними задач. Полагаю, что разработка концепции и первоочередных этапов может занять несколько месяцев, а их полная реализация может занять до 2-х лет. Но ощутимые результаты реформы могут быть получены уже в течение первых 6 месяцев.

Команда Президента  должна определить основные задачи реформы и выбрать её концепцию, исходя из существующих вызовов и возможностей бюджета страны. Но саму программу должны разработать узкоквалифицированные специалисты. Из уже реализованных программ лично мне нравится модель, принятая Эстонией, в которой Вооруженные Силы имеют два основных компонента – Армию Обороны Эстонии (кадровая армия и резерв первой очереди) и Союз Обороны Эстонии (территориальные подразделения обороны).

Первый компонент – это войска постоянной готовности, способные выполнять полный спектр боевых задач. Второй делает невозможным «гибридный» формат агрессии и определяет чёткую перспективу организованного вооружённого сопротивления оккупации. Именно этого компонента нам не хватило, чтобы задушить в зародыше захват Крыма и формирование сил «новороссии» на востоке. На территории Эстонии такой сценарий был бы невозможен. Для оккупации даже небольшой части территории Эстонии противник вынужден был бы использовать массированное вторжение регулярных общевойсковых соединений, что в отношении страны-члена НАТО привело бы к неминуемому поражению агрессора.

Популярные статьи сейчас

Резников рассказал, чем опасно поведение России на Донбассе

Украинцам показали, как изменились цены на продукты

Нацбанк показал, как изменится курс валют после выходных

Украинским пенсионерам доплатят за «лишний» стаж: кому и сколько

Показать еще

После реализации вышеперечисленного угроза масштабного вторжения регулярных войск снизится почти до нуля ввиду ее бесперспективности для агрессора. Это даст возможность Украине вести более жесткую и последовательную политику по возвращению оккупированных территорий. А при возникновении благоприятных политических условий даже использовать Вооруженные Силы для их освобождения без прямого столкновения с крупной группировкой регулярных войск РФ. Говорить о такой возможности сейчас как минимум безответственно. ВСУ в существующем виде не в состоянии провести эффективную наступательную операцию даже в условиях противодействия только НВФ, сформированных в ОРДЛО в их сегодняшнем виде.

Для реализации подобной программы новому Президенту не нужно быть очень компетентным в военных вопросах. И не нужно надевать на себя камуфляж, позировать на парадах и актах «передачи техники в ВСУ». Достаточно быть настоящим патриотом, сделать правильный выбор при основных кадровых назначениях и проявить политическую волю для реализации военной реформы.

Основные компоненты Сил Обороны после реформирования

По мнению известных мне западных специалистов, которое я тоже разделяю, Силы Обороны Украины должны состоять из двух основных компонентов:

 

  • ВСУ, в которые входят регулярные силы постоянной готовности численностью 30-50 тысяч человек и резерв численностью 80-120 тысяч человек.  ВСУ состоит из трёх родов войск -- Сухопутные Войска, ВВС (включая ПВО) и ВМС.  ВВС и ВМС включают в себя исключительно силы постоянной готовности, а Сухопутные Войска – силы постоянной готовности и резерв. Уменьшение численности обеспечит возможность комплектования, боевой подготовки и обеспечения войск до уровня, необходимого для способности выполнять боевые задачи на современном уровне. Большая численность регулярных сил только создаёт иллюзию более высокой обороноспособности, на самом деле в современной войне первичны качество кадров, полноценное обеспечение, уровень боевой подготовки и соответствие доктрины применения войск текущим вызовам. В подразделениях постоянной готовности и там, где требуются высочайший профессиональный уровень и постоянные тренинги, разумно использовать кадры на основе постоянной занятости, в прочих подразделениях и/или должностях можно задействовать резервистов. Это даст возможность иметь необходимый уровень боеспособности ВСУ при посильной нагрузке на бюджет.
  • Силы Территориальной Обороны с функциями аналогичными Национальной Гвардии США или Kaitseliit в Эстонии. Этот самый многочисленный компонент Сил Обороны, по сути – лёгкая пехота и состоит из кадровых офицеров с полной занятостью (10-15% от общей численности офицерских должностей) и личного состава (в том числе 85-90% офицерского), задействованного для боевой подготовки и слаживания до 30 дней в год. В случае введения военного положения весь личный состав должен быть готов для выполнения боевых задач в течение суток. В перечень задач этих подразделений должны входить противодействие «гибридным» форматам агрессии (использованию агрессором организованных групп гражданских для блокирования действий Сил Обороны), охрана объектов жизнеобеспечения, контр-диверсионные мероприятия, мероприятия по Гражданской Обороне и обеспечение жизнедеятельности населения в военный период. Подразделения Территориальной Обороны (особенно местные) будут значительно эффективней и решительней пресекать действия сочувствующих агрессору гражданских лиц. В число бойцов Территориальной Обороны очевидно будут включены и гражданские специалисты, способные при необходимости взять на себя управление (функционирование) объектов критической инфраструктуры, эффективно препятствовать диверсиям на них и панике среди населения территорий, охваченных «гибридными» боевыми действиями. Мобильная часть подразделений Сил ТО, в случае потребности, решением Главнокомандующего могут направляться в распоряжение Оперативного Командования в район боевых действий. А в случае развёртывания БД на территории соответствующей области её локальные подразделения Сил ТО автоматически входят в подчинение Оперативного Командования. Принцип формирования подразделений Сил ТО административно-территориальный. Силы ТО имеют единое командование, но выполняет задачи во взаимодействии с местными органами власти, за исключением подразделений откомандированных в распоряжение Оперативного Командования в район БД. Подразделениям Территориальной Обороны не должны ставиться задачи, выполнение которых связано с прямым боестолкновением с ударными регулярными частями противника в открытом бою, за исключением боёв в условиях плотной городской застройки. Силы Территориальной Обороны - это лёгкая пехота с ограниченными мобильными ресурсами без тяжёлого вооружения. Огневая поддержка действий сил Территориальной Обороны должна обеспечиваться огневыми средствами ВСУ, действующими на этом направлении. 

 

Для формирования Территориальной Обороны возможно использовать ресурсы и объекты нынешних ВСУ, не вошедшие в их реформированную структуру, НГУ и территориальных управлений СБУ (необходимость существования которых в цивилизованной стране вообще сомнительна).

Штатная и организационная структура штабов всех уровней должна быть разработана с учётом фактического количества войск и также состоять из штатных единиц постоянной занятости и постоянно закреплённых за своими штабами резервистов, численность которых обеспечит работу как сил постоянной готовности, так и при мобилизации резервистов. Резервисты должны распределяться по должностям на тех же принципах, что и кадровые военнослужащие, и привлекаться для боевого слаживания (до 30 дней в год) и в случае объявления военного положения расширить возможности штабов для полноценного боевого управления ВСУ с отмобилизованным резервом и приданными подразделениями Сил ТО. Структура, документооборот и регламенты работы штабов должны быть приведены к стандартам, принятым в западных армиях. Такая реорганизация штабов приведёт к значительному повышению эффективности управления, сокращению количества штабов, численности задействованного персонала и исключению бесполезного документооборота.

Вопрос призыва на срочную службу дискуссионный. Есть несколько вариантов решения. Лично мне кажется оптимальным краткосрочный обязательный начальный курс военной подготовки типа КМБ (до 3 месяцев), после которого сам призывник выбирает один из приемлемых для него вариантов – стандартный контракт в силах постоянной готовности, переход в резерв на 1-2 года или в подразделения территориальной обороны на 2-3 года. После чего, по желанию и согласованию командиров, может продолжить участие в этих компонентах Сил Обороны уже на добровольной основе.

Принципы военной этики

Военная этика – это то, в чём наше принципиальное различие с армиями стран Запада. И это же та «материя», в которой у нас очень мало различий с нашим противником. Большое заблуждение недооценивать наше отставание в этом вопросе и его значимость. Здесь есть два аспекта.

1.   При практически одинаковом советском восприятии принципов военной этики Украина проигрывает своему противнику в «гибридном» компоненте этой войны, поскольку БД проходят на территории Украины и побочными жертвами являются украинские граждане. Необходимо учитывать, что в сложившейся линии соприкосновения, позиции противника в большей степени находятся на территории населённых пунктов, а позиции ВСУ в основном вне их. Население восточных областей прекрасно видит и знает, что разница между безответственным применением невысокоточного оружия большой мощности со стороны российских (в т.ч. «гибридных») и украинских войск не имеет принципиальных различий. В условиях тотального применения враждебной пропаганды это приводит к крайне негативному эффекту. С оружием малой мощности та же история, просто жертв меньше. При этом массовое применение оружия большой мощности в условиях возможного высокого «побочного эффекта» мало где привело к серьёзному «прямому эффекту». По крайней мере мне такие случаи неизвестны, хотя пришлось быть свидетелем значительного числа таких применений.

2.   В системе подготовки военнослужащих западных армий большое место отводится такой дисциплине как военная этика. Военная этика - это совершенно не пустой звук как для граждан, так и для военнослужащих стран НАТО (+ Израиль, Швеция и пр). Военная этика украинских военнослужащих от солдата до Главнокомандующего не может восприниматься представителями армий Запада как цивилизованная. В этом принципиальном вопросе мы с российской армией для них такие же «папуасы». С разницей только в том, что одно племя «папуасов» зажарило и съело западных миссионеров, а другое встречает их песнями-танцами, выделяет им лучшие хижины и красивых жён, прошу прощения за такую гиперболу. Но от Западной цивилизации мы почти одинаково далеки, и главным критерием этого «расстояния» есть не военно-техническое отставание, а принципы военной этики. Если Украина действительно стремиться влиться в Западную цивилизацию, она должна принять западные ценности, а не просто задекларировать свой прозападный вектор в Конституции. Принятие принципов западной военной этики, введение этой дисциплины в курсы подготовки военнослужащих в объемах не меньших, чем в современных западных армиях, введение регламентов применения вооружений, исключающих значительные «побочные» эффекты – один из принципиальных пунктов военной реформы, без которого Украине не найдётся достойного места в западной коллективной системе безопасности.

В качестве художественной иллюстрации этого вопроса рекомендую посмотреть британский фильм «Всевидящее око», где приведён очень наглядный пример принципов военной этики, принятых в системе коллективной безопасности Запада. (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D1%81%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D0%B4%D1%8F%D1%89%D0%B5%D0%B5_%D0%BE%D0%BA%D0%BE_(%D1%84%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D0%BC))

Принципы боевой доктрины

Все боевые подразделения и части Сил Обороны (включая Силы ТО) должны быть организованы на принципах сетецентрических боевых действий (Net-Centric Warfare, NCW). Такой принцип организации боевых подразделений повышает эффективность ресурсов (войск) до 3-10 раз (в зависимости от компонентов) по сравнению с платформоцентрической организацией (ВС РФ и современная ВСУ). Организация БД  на основе принципов сетецентрической войны (СЦВ) нивелирует численное превосходство противника в живой силе и технике, практически снимает риски потери управления и разгрома основных Сил Обороны. При реализации этого принципа наступательная операция войск РФ любого масштаба не приведёт к катастрофическим последствиям, а только к временным прорывам в глубину обороны с невозможностью закрепить успех. При этом цена такой операции будет несопоставима с достигнутым результатом, который будет иметь только временный характер. Доктрина СЦВ (NCW) внедряется в армии США и других западных армиях с начала 2000-х и используется во всех боевых операциях армии США, начиная с Иракской компании (Iraqi Freedom) в 2003 году, при этом полностью подтвердила свою эффективность.

Кадровая политика

Расстановка и использование кадров в современной ВСУ совершенно не соответствует фактическому уровню лидерских качеств, уровню и потенциалу личного состава. Несоответсвие персонала фактически занимаемым должностям и воинским званиям в ВСУ носит тотальный характер. Основным критерием карьерного роста командного состава должны стать лидерские качества (leadership skills) и потенциал профессионального роста. В процессе реформирования штатные единицы реформируемых подразделений должны быть заполнены, исходя из существующих в большинстве западных армий критериев, определяемых при тестировании под руководством западных военных инструкторов. Уверен, что союзные государства предоставят достаточное для этого процесса количество квалифицированных специалистов. Тот же принцип должен быть использован и при формировании штабов всех уровней, так же, как и в основе кадровой политики в Силах Территориальной Обороны. Прежде занимаемые должности, звания и стаж службы не должны учитываться. При этом должны присваиваться ранги (ввести новые), соответствующие вновь занимаемой должности. Воинские звания старой ВСУ не могут использоваться в реформированных подразделениях в силу потери их актуальности. Они могут иметь значение только при назначении пенсий в силу инертности пенсионной системы.

Система подготовки офицерских кадров должна быть полностью реорганизована. Лично мне очень нравится израильская модель подготовки сержантов и офицеров. Там офицером может стать (после соответствующей дополнительной подготовки) только отличный сержант, а сержантом - только отличный рядовой солдат. На мой взгляд, в ВСУ необходимо внедрять что-то подобное.

Безусловно, денежное содержание военнослужащих сил постоянной готовности в реформированных подразделениях должно быть качественно повышено и соответствовать необходимости наполнения штатной структуры достаточным количеством и качеством личного состава. Боевая эффективность реформированных подразделений и уровень их обеспечения даст многократный рост боеспособности, покрывающий снижение численности (по сравнению с нынешней), а резервисты и Силы Территориальной Обороны, в случае военного положения, могут быть мобилизованы в кратчайшие сроки, причём время на дополнительное боевое слаживание не потребуется.

Денежное содержание и прочее обеспечение реформируемых подразделений могут быть реализованы в существующем бюджете за счёт сокращения сегодняшней численности ВСУ и НГ. При этом содержание резервистов обычно обходится на порядок дешевле, чем сил постоянной готовности. Бюджет Сил Территориальной Обороны также может быть сохранён в объёмах сегодняшнего содержания Национальной Гвардии Украины и территориальных органов СБУ. При этом уровень готовности, способность к отражению потенциальных угроз и защищённость населения возрастут на порядок.

Безусловно, необходимо предусмотреть денежное довольствие резервистов и лиц, вовлечённых в Силы Территориальной Обороны. Денежное обеспечение и другие социальные преимущества как из центрального, так и из местных бюджетов должны обеспечивать престижность такой формы службы и обеспечивать достаточное количество вовлечённых в неё лиц. Затраты на содержание этих сил в десятки раз ниже затрат на силы постоянной готовности (денежное содержание, снабжение, инфраструктура), а боевая эффективность будет значительно превосходить сегодняшние регулярные подразделений ВСУ.

Вооружение

 Текущее положение вещей с вооружением выглядит довольно хаотично. Оборонный заказ формируется по непонятным принципам без опоры на доктринальные документы. Старые запасы со времён Советской Армии находятся в ещё более запущенном состоянии. В формировании оборонного заказа заметно влияние различных лоббистов и совсем не видно системного подхода. Всё это обретёт ясные очертания только в случае принятия полноценной доктрины и плана реформирования Сил Обороны. Какие, в каких количествах и какого качества вооружение, техника, боеприпасы и прочее снабжение нужны станет ясно только в случае принятия этих главных документов. Безусловно, придётся исходить из текущего наличия, цен, доступности на рынке вооружений, мощностей собственного Оборонпрома и потребности для всех компонентов Сил Обороны. Дальнейшую модернизацию и доукомплектование нужно будет организовывать в соответствии с возможностями бюджета и эффективности применения в соответствии с принятой доктриной.

Заключение

В случае реализации подобного плана в достаточно недалёкой перспективе Украина сможет позволить себе реально независимую политику, без оглядки на риск быть разгромленной и поделённой по воле правителей соседнего государства, а население почувствует уверенность и стабильность

Подписывайтесь на страницу автора в Facebook, канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook, страницу «Хвилі» в Instagram.