Экспресс-опрос читателей в Фейсбуке показал, что несмотря на эпидемию, а может, и благодаря ей, люди хотят читать не только о карантинных ужасах, но и о людях из власти, которые должны организовывать противостояние коронавирусу. Поэтому продолжаем публикации о наиболее влиятельных персонажах и приступаем непосредственно к «призовой тройке». Конкретно, к очень непростому главе МВД.

Общеизвестно, что Арсен Аваков по рождению армянин. У него сложно с украинским языком. Он космополит, и Италия для него, возможно, роднее Армении.

Но, как бы ни странно звучало, Аваков — украинец значительно больше, чем многие гордящиеся принадлежностью к «титульной нации». Потому что очень по-украински сочетает несочетаемое — светлое и темное. Высокое и низкое. И в самом себе, и в своей карьере. Вопрос лишь в том, что перевесит в итоговом списке.

Настоящий Арсен Аваков начался не с поста главы Харьковской обладминистрации, а именно с министра внутренних дел. Надо понимать, что система МВД — это государство в государстве, с колоссальными ресурсами и возможностями, с правом на насилие, что есть квинтэссенция власти, с особыми нетривиальными традициями и мифами. Если ты не вырос внутри этой системы, то всегда будешь чужим, временным «парашютистом». Взять чужаку систему МВД под контроль чрезвычайно сложно, почти невозможно.

Тем более сложно, если новый министр заходит в МВД даже не как чужак, а как враг — со стороны победителей после кровавого противостояния, которое было в ходе Евромайдана.

Однако Арсену Авакову это невозможное удалось. Сработали его системность, умение планировать, умение интриговать и жесткость, без которой в этой системе не выжить.

Ключевыми моментами были два.

Первый: фактическая амнистия тем «беркутовцам», кто против Майдана просто исполнял команды и готовы были отправиться на фронт, чтобы «смыть вину кровью».

Второй: фактическая ликвидация Сашка Белого, во всяком случае, в системе МВД это восприняли именно так.

Эти шаги до сих пор оцениваются в украинском обществе, мягко говоря, неоднозначно. Но тот же Аваков поддержал добровольческое движение, он смог организовать и вооружить Национальную гвардию, превратив ее в действительно боеспособную жандармерию, что есть деяние безусловно положительное.

Затем в процессе реформирования и преобразования милиции в Национальную полицию Аваков не только расставил своих людей на руководящие посты, но и добился определенного повышения денежного содержания полицейских, обеспечения их транспортом, связью и прочим, что резко добавило ему авторитета в системе.

Из поддержки добробатов Аваков единственный, кто смог обеспечить себе долгосрочную выгоду. Речь идет, разумеется, о Гражданском корпусе «Азов» и всем, что с этим связано. Нет, министр МВД, конечно же не управляет азовцами, ими единолично управляет Андрей Билецкий. Который прислушивается к мнению Арсена Авакова — а чего ж не прислушиваться к умному опытному человеку?

Мы помним, что в Украине протестная улица способна и менять, и формировать власть. Арсен Борисович целенаправленно добился  того, что он контролирует улицу с двух флангов: и со стороны официальных силовиков — Национальной полиции, и со стороны неофициальных, добровольческих. Пытались многие, серьезные деньги вкладывали, админресурс использовали, но добился один. Именно это и делает Арсена Авакова одним из самых влиятельных людей в стране.

Да, полиция при Авакове не стала в одночасье цивилизованно-европейской, в ней все еще существует коррупция, ее представители по-прежнему «крышуют» теневой бизнес, ту же проституцию, например. И это, конечно же, плохо. Но демонстративная позиция того же Аваков и руководимой им Нацполиции обеспечила действительно демократические выборы 2019 года и мирное отстранение Петра Порошенко от власти, во что многие уже не верили.

Патриотическое крыло украинского общества категорически не воспринимает действия полиции в расследовании убийства Павла Шеремета. Но именно полиция обеспечивает основные меры по поддержанию общественного порядка и выполнение карантинных норм.

И так противоречиво во всем, что касается Арсена Авакова. При этом есть еще и международный аспект: без согласования с главой МВД не происходит множество весьма деликатных трансграничных процессов.

В результате на сегодня Арсен Борисович является реальным гарантом политической стабильности в Украине. Внутри управляемой им системы есть свои перспективные крутейшие бизнес-темы — нет, не рюкзаки, а паспорта, водительские удостоверения и прочие разрешительные дела. С ним реально считаются олигархи и политики. Даже президент вынужден считаться, при всех своих рекордных процентах на выборах.

У Авакова есть все. В том числе, недруги, искренне считающие его страшным человеком. А также завистники, желающие либо попасть на его должность, либо завести на нее своего человечка. Забывая, что пост главы МВД сложно занять, но еще сложнее удержать.

Поэтому Арсен Аваков вынужден думать о будущем, строить политические схемы, обеспечивающие его административную непотопляемость. Поэтому у него и появляются разные планы, явно выходящие за компетенцию полицейского министра. Мы помним «план Авакова» по достижению мира на Донбассе, теперь вот появился «план Авакова» по минимизации экономических последствий антивирусного карантина...

При этом не могу представить, чтобы Арсен Борисович стремился стать премьер-министром, как ему еще недавно прочили.

Зачем?! Вот зачем ему выходить из полутени, где вполне комфортно и он почти всесилен, на свет, где премьера пинают все, кому не лень, где надо со всеми  договариваться, а не диктовать, как он привык. Заниматься гашением всех пожаров, подставляться под все риски. Расшаркиваться перед МВФ, заигрывать с депутатами…

Как там у классика: «Слишком много для мушкетера Атоса, слишком мало для графа де Ла Фер». Нет, нынешний Арсен Аваков не удовольствуется разбавленным суррогатом власти, ему если и нужен, то стопроцентно оригинальный продукт.

При этом Аваков прекрасно понимает, что избрание на пост президента с его происхождением и сложностями с мовою ему не светит. Соответственно, его может устроить своеобразное регентство при слабом президенте, который сам не будет против этого возражать. Либо Арсен Аваков может стать основой той диктатуры (или хунты, как любили про нас писать по соседству), вероятность которой после сложностей карантина и накатывающегося вместе с ним системного кризиса существенно возрастает.

При этом Арсен Борисович будет совершенно искренне верить, что диктатура — конечно же, просвещенная и конечно же вынужденная и временная — исключительно во благо. Во имя спасения Украины. Чтобы наконец-то пресечь мародерство, казнокрадство и поползновения. Навести порядок, запустить экономику и уберечь независимость.

Собственно, противников подобной диктатуры в послекарантинной Украине  с элементами ЧП окажется не так уж и много. Вопрос в том, насколько просвещенной и — главное — временной она окажется, если все же случится.

ВМЕСТО ВЫВОДОВ: Арсен Аваков будет действовать расчетливо и выверено, в уверенности, что если он переиграл коварного Петра Порошенко, то уж эту клиповую молодежь он уделает без напряжения. Так оно и произойдет, если только нынешняя безалаберная публика во власти ненароком, без умысла, не перевернет шахматную доску, на которой Арсен Борисович выстраивает свои комбинации. И ему придется сыграть с ними в какие-нибудь крестики-нолики, в которых он давно не силен.

 Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook, страницу «Хвилі» в Instagram.