Украине необходимо выйти из Минска-2 и поставить реальную стену на линии разграничения с ЛДНР, — Рахманин

ZN.UA

Сергей Рахманин

Украина обречена поставить не фиктивную, а реальную стену на сегодняшней линии разграничения, поскольку это выгодно во всех отношениях. Украина должна выйти из Минских соглашений, чтобы прекратить спекуляции и манипуляции со стороны Москвы.

Об этом пишет в своей статье «Залесье» известный украинский журналист Сергей Рахманин в ZN.UA

  1. Киев не контролирует, а должен контролировать линию разграничения, обезопасив себя от проникновения в страну любой дряни — контрафактного табака, неучтенного товара, оружия, наркотиков, ДРГ. Можно сколько угодно говорить о «существенном снижении» коррупции и непрозрачности (как это описано в программах профильного ведомства), но если там не будет бетонного забора и приказа стрелять на поражение, она будет сочиться либо литься потоком — в зависимости от ситуации на фронте.

2. Отказавшись от «Минска» (при условии существования собственного реалистичного плана) Киев возвращает себе субъектность в переговорах о будущем неконтролируемых территорий. «Минск» заставил нас признать Россию фактическим участником переговорного процесса, что юридически отрицает ее очевидную роль в ведении войны. Перед тем как Украина зафиксирует статус-кво, Киеву предстоит обосновать необходимость подобного шага

3. В нынешних условиях, когда «линия 19 сентября» не соблюдается Москвой, а государственная граница (вопреки упрекам ОБСЕ и требованиям «Минских соглашений») является «черной дырой» через которую беспрепятственно «текут» боеприпасы, вооружение и боевики, у Киева есть все основания ставить вопрос о несостоятельности исполнения «Минских соглашений» независимо от того, кто как их трактует. Абсолютно очевидно, что нынешняя линия соприкосновения предполагает невозможность длительного прекращения огня и нереальность отвода тяжелых вооружений.

  1. Конфликт на Востоке Украины не имеет аналогов. Любое другое противостояние в любой точке земного шара фиксирует различие — национальное, религиозное, языковое et cetera. Умиротворение на Донбассе возможно, но не по североирландскому, карабахскому, приднестровскому, косовскому или любому другому сценарию. Житель Горловки, отправляющийся на работу в Новгородское либо житель Новгородского, отправляющийся на работу в Горловку, — неотличимы друг от друга. Их единственное желание — «чтобы прекратили стрелять». Соглашаясь на проект «Стена», власть должна это учитывать. Киев должен отрезать оккупированные территории безжалостно, понимая, что не имеет права отрезать их надолго.
  2. «Минск» узаконил Москву (фактического агрессора) в статусе миротворца, а лидеров «ОРДЛО» в качестве переговорной стороны. Выход из этого формата позволяет называть вещи своими именами: оккупантов — оккупантами, сепаратистов — сепаратистами.
  3. Возведение «Стены» (формальной как явления, и фактической как препятствия) снижает риск потерь. Большинство обострений на линии размежевания было связано с ошибочным толкованием людьми с оружием любой, даже локальной, даже ситуативной эскалации. Всякая стрельба сопровождается нервическим ожиданием наступления. С обеих сторон. Установление стены, фиксация Украиной политики ненападения, возможное создание буферных зон на действующей линии фронта, как минимум, временно снизит напряг, уменьшит вероятность обстрелов и, как следствие, снизит количество жертв, в первую очередь среди мирного населения.
  4. Факт. Война дисциплинирует войска. Стабильное перемирие цементирует систему национальной безопасности. Национальная безопасность — это не только отсутствие обстрелов, это — возможность противодействовать незаконному проникновению агентов и ДРГ, установить четкий порядок перемещения товаров и грузов (без чего невозможно прекращение перемещения на территорию «мирной Украины» контрабанды и контрафакта). Фиксация войны в ее нынешнем положении и состоянии позволит «устаканить» линию фронта и спокойно обустроить линию обороны в точках противостояния. Нынешняя линия обороны выглядит многоярусной, но отнюдь не эшелонированной, как того требует ситуация. Дырки на фронте затыкаются при помощи «пожарных команд», ротация осуществляется не систематически. «Мы ждем наступления», — много раз говорили на фронте командиры боевых частей. «Мы ожидаем наступления», — твердили на той стороне. Там в это верят. Выход из «Минского формата», возведение стены фиксирует нашу готовность не прибегать к активным боевым действиям в течение длительного времени. Теоретически это способно привести к уменьшению обстрелов, риска эскалации.
  5. «Минский формат» предполагает взаимную привязку условий. Без выхода из «Минских соглашений» невозможно решить вопрос об освобождении пленных, заложников, незаконно удерживаемых лиц, о расширении компетенции международных организаций. Пока существует «Минск», Москва спекулирует жизнями людей.

    Полный текст статьи Сергея Рахманина читайте здесь




Комментирование закрыто.