Украина единственное государство в мире, где вице-президент США так усердно подчеркивал проблемы коррупции

Frank Vogl

Франк Вол (Frank Vogl) более 40 лет проработал в журналистике, является одним из отцов-основателей и вице-председателем Transparency International, первой международной неправительственной организации, целью которой является отслеживания уровня коррупции по всему миру. За 20 лет своей работы, организация Transparency открыла свои офисы в порядка 100 стран мира, сотрудники которых занимаются выявлением коррупции, как на местном уровне, так и в высших эшелонах власти. Главная штаб-квартира Transparency расположена в Берлине. Ключевые отчеты Организации “Глобальный барометр коррупции” (Global corruption barometer) и “Индекс восприятия коррупции” (Corruption perception Index) публикуют мировые СМИ, научные центры и университеты, а также другие организации, которые занимаются выявлением и борьбой с коррупцией в своих странах.

Кроме своей многолетней работы в Transparency, Франк Вол занимал руководящие должности в структурах Мирового Банка. Сегодня он является Президентом Vogl Communications, Inc., компания занимается широким консультированием международных финансовых структур. Интервью с экспертом удалось записать по итогам его выступления в Public Affairs and Advocacy Institute in American University . Организаторами поездки на мастер-класс от украинской стороны выступил «Інститут професійного лобіювання та адвокасі» в Украине.

Как изменилась Transparency International за более 20 лет своей работы ? Наблюдается прогресс либо наоборот, спад активности, излишня бюрократия?

В начале, когда создавалась наша Организация, мы добивались того, чтобы нас признали на международном уровне такие структуры как ООН и Мировой банк, поскольку мы были первыми и уникальными на этом поприще. Определив уровень коррупции в отдельно взятой стране, в первую очередь мы аппелировали к элитам, политикам, чтобы те как можно быстрее исправили ситуацию. Но за последние десять лет нашей деятельности акценты весьма сместились. В итоге, Transparency начала доносить свои месседжи в первую очередь, через общественные организации и гражданское общество к населению стран. В борьбе с коррупцией мы стали больше доверять как раз общественности, а не политикам. Мы поняли, что общественное давление является ключевым и весьма эффективным инструментом в борьбе с коррумпированными режимами.

С другой стороны, коррупция это всегда процесс и чтобы побороть это явление, нужно постоянное общественное давление. Поэтому мы стараемся максимально увлечь гражданское общество. Также мы активно сотрудничаем с другими партнерскими организациями. Но в начале своего создания мы были уникальны в своем роде и работали в одиночку.
По какому принципу Вы набираете сотрудников в команду Transparency в разных странах ? Какие основные требования к кандидатам?

Без исключения все сотрудники Transparency являются гражданами того государства, где работает офис Организации. Эти люди знакомы с местной средой, им известны основные рычаги давления на власть чтобы побороть коррупцию.

В России, согласно местному законодательству, ячейку Transparency включили в категорию “иностранного агента”, что очень странно, поскольку мы не имеем никакого отношения к политике и не пытаемся изменить государственный строй.

Из-за своей активной гражданской позиции членов Transparency часто преследуют в разных странах. Один из наших коллег был убит в прошлом году в Руанде. У другого сотрудника Transparency в Шри-Ланке недавно сожгли дом неизвестные, которых затем активно покрывали представители власти. Поэтому безопасность сотрудников Организации для нас является ключевым приоритетом. И чем глубже они занимаются расследованиями в сфере коррупции, тем больше возрастают угрозы их безопасности.

Возвращаясь к Украине. Насколько эффективно, по Вашему мнению, проводилась борьба с коррупцией в течении последних полутора лет после “Евромайдана”?

Сегодня гражданскому обществу в Украине очень важно объединится вокруг борьбы с коррупцией. Также необходимо предоставлять достоверную и подробную информацию международным финансовым структурам, которые хотят помочь Украине, в первую очередь — Мировому Банку и МВФ. Эти организации часто предоставляют финансирование на “хорошие программы”, но нередко средства попадают в ненадежные руки, что приводит к негативным последствиям для всей страны. Поэтому, гражданское общество должно быть очень сплоченным и компетентными, чтобы затем сказать донорам: мы благодарим за Вашу поддержку, но Вам следовало бы ближе работать с местными общественными организациями, чтобы убедиться в том, что предоставленное финансирование используется в правильном направлении. И это очень важный месседж, поскольку в Украине есть большие риски того, что международные финансовые средства будут просто-напросто разворованы.

Насколько Transparency близко работает с Мировым Банком и МВФ?

Мы работаем абсолютно раздельно. Иногда Transparency помогает сориентировать финансовые структуры в сфере государственных закупок, а также по другим направлениям, где возможна коррупция. Естественно, госструктуры пытаются получить обильное финансирование от международных доноров, но отказы также часто бывают по разным причинам. Например, пару лет тому одна из финансовых структур пыталась предоставить средства на образовательную программу в Армении. Но гражданское общество выступило категорически против такой инициативы, поскольку руководство Армении является очень коррумпированным. Поскольку чиновники, которые контролируют данные ВУЗы, просто-напросто могли разворовать данные средства. В таких случаях, если финансирование идет в неправильные руки, это может еще больше навредить стране. Поэтому, иногда, по запросу международных финансовых доноров сотрудники офиса Transparency могут предоставить подробную информацию о уровне коррупции в конкретно взятом государстве.

Да, но в то же время Transparency активно сотрудничала с прежним режимом Януковича …
У наших сотрудников всегда есть надежда, что каким-нибудь образом хотя бы часть предоставленных международными организациями фондов будет использована по назначению. Естественно, здесь присутствует большой процент наивности. Но часто сотрудничество осуществляется еще и по политическим соображениям. В некоторых случаях просто необходимо сохранять хорошие отношения с государством.
Во многом именно в этом и заключается основная проблема, когда сотрудничая с правительствами, финансовые структуры не берут во внимание мнение гражданского общества. Для любого такого общения доноры в первую очередь запрашивают разрешение у правительства, и, к сожалению, редко когда его получают.

Сегодня Украине очень важно понимать, что предоставленные международными донорами средства должны быть на 100 % использованы по назначению. В противном случае, ситуация в стране может усугубиться еще больше. В результате, есть риски утратить доверие со стороны финансовых структур вместе с их поддержкой.
Приведу лишь один пример. Вице-президент США Джо Байден уже трижды посещал Киев. Во время своего первого визита после “Евромайдана” в рамках обращения к парламенту, а также на пресс-конференции Байден несколько раз упоминал о коррупции, как основной проблеме страны на пути к реформам. Я не помню ни одного государства, где бы вице-президент США так усердно подчеркивал проблемы коррупции. И это был четкий сигнал украинскому правительству: “мы доверяем вам и хотим помочь, но вашей главной задачей сегодня является побороть коррупцию на всех уровнях”.

В то же время, общественность имеет полное право знать: куда и на какие нужды идет финансирование от международных доноров ? В этом случае главную роль должно играть именно гражданское общество, с целью предоставлять общественности свежую и достоверную информацию о использовании правительством финансирования. Но это не является прямой задачей МВФ, Мирового Банка и прочих институтов. Ведь их главный партнер – это правительство, с которым они тесно сотрудничают.

Как долго такие финансовые структуры готовы ждать реформ в Украине?

Зачастую МВФ, Мировой Банк и другие доноры являются очень непоследовательными. Поэтому, нередко политическая составляющая преобладает над финансовой логикой. Очень сложно предсказать как долго МВФ и Мировой Банк готовы сотрудничать с Украиной ? Например, ни для кого не являлось секретом, что на протяжении многих лет США оказывает финансовую поддержку очень коррумпированным режимам на Ближнем Востоке, что вызвано, в первую очередь, политическими соображениями.

“Золотое правило”журналистов в сфере расследования коррупции гласит: “следи за деньгами”. И сегодня в стране, где происходит война и другие социальные потрясения, отслеживание финансовых потоков и их предназначения является крайне важным аспектом.

Не последнюю роль в борьбе с коррупцией должно принимать население Украины, гражданское общество. Люди должны объявить “нулевую терпимость” коррупции.

Но сегодня участников таких выступлений власти в Киеве обвиняют в пособничестве агрессору — России. По их словам, любой “антикоррупционный” протест будет выгоден Кремлю.

Мне не известны подробности сегодняшних событий в Украине, но история говорит нам, что нельзя просто так на словах доверять любому правительству. Не может быть так, чтобы в стране приоритетами были безопасность и стабильность, а затем уже “хорошее” правительство. Поэтому будьте осторожны, когда Вам будут объяснять, что перед тем, как реформировать власть, стоит побеспокоиться о внешней безопасности. В первую очередь должны пройти реформы в середине самого правительства и именно эти шаги станут залогом безопасности государства, а не наоборот. Сначала власть, а затем все остальное.

В истории уже имеется множество примеров. Подобные ошибки также допускали США во время кампаний в Ираке и Афганистане. Сначала они хотели выстроить систему безопасности в этих регионах, а затем приняться за руководства страны. В итоге, было потеряно первое и второе. Поэтому, прозрачность и ответственность любого правительства является залогом государственной безопасности.

беседовал Николай Воробьев, директор Center for Eastern European Perspectives in Washington D.C.

Изображение: frankvogl.com




Комментирование закрыто.