Виктор Глеба: Киеву нужно переходить на новую модель управления

kiev-obolon

Член президентского совета Национального союза архитекторов Украины (НСАУ), бывший заместитель главного архитектора Киева Виктор Глеба в интервью обозревателю ИА REX Сергею Сибирякову рассказал о том, какие градостроительные проблемы стоят перед Киевом, и как с ними можно бороться.

Виктор Глеба Родился в Киеве 23 ноября 1968 года. В 1994 году окончил архитектурный факультет Академии искусств Украины. В 2010 году окончил Национальную академию государственного управления при президенте Украины. В 1994-2001гг. работал руководителем архитектурного бюро, главным архитектором проектов коммерческих организаций, в 2002-2008гг. — в Главном управлении градостроительства, архитектуры и дизайна городской среды КГГА заместителем начальника департамента комплексного благоустройства, начальником отдела дизайна городской среды, ландшафтной архитектуры и малых архитектурных форм. С 2004 года является заместителемначальника ГУ КГГА, с 2001 года — член НСАУ, в 2004 году вошел в состав президентского совета НСАУ. Виктор Глеба позиционирует себя как независимый исследователь проблем государственного управления в сфере градостроительства и архитектуры.

ИА REX: На семинаре «Архетипика и госуправление» летом 2010 года вы выступили с докладом «Пространственно-временная и административно-территориальная организация города Киева (социокультурный контекст)». В нем обращалось внимание на разрушение архетипов матери городов русских — Киева в результате варварской застройки исторических районов. Вы предлагали новые подходы в оптимизации районирования города Киева, учитывающие архетипы каждой административно-территориальной единицы в контексте пространственно-временной интерпретации развития городского поселения. С тех пор что-то изменилось с разрушением архетипов стольного града Киева?

Прошло всего несколько месяцев после семинара, а изменения могут быть заметны по истечении нескольких лет после принятия каких-то решений по изменению сложившейся ситуации. Пока «кризис» заморозил строительство, мы не увидим всех последствий губительной политики предыдущих лет.

Проблемы районирования города тесно связаны с реформами местного самоуправления и административно-территориального деления Киева. Целостный объект должен быть целостно управляем из общегородского административного центра КГГА. Но в городе есть исторический центр «…откуда есть пошла русская земля» — так написано на камне Пейзажной Аллеи (которая была верхней площадкой оборонительных валов города-крепости). Секторальное районирование города, которое имеет место сейчас — не является плохим, но в нем отсутствует четко выделенный Центральный район города, как в Париже, Лондоне и других культурных столицах мира, на которые мы привыкли ссылаться, полемизируя о «европейском опыте», а также стандартах проектирования и управленческих механизмах местного самоуправления. Этот «центр» города не похож на остальные районы потому, что имеет свой «территориальный архетип», а вернее несколько архетипов, проявляющихся в планировке территории, ее функциональном назначении, а также в архитектурно-художественной стилистике зданий и сооружений.

В своем докладе я предложил перейти на трехуровневую модель управления городом, суть которой заключается в том, что урбанизированная агломерация под названием «город Киев» должна управляться на уровне государства.

Киев и область — это региональная градостроительная система — единый организм социально-экономических и культурно-гуманитарных связей, радиус которых зависит от интенсивности, продолжительности, периодичности и других факторов. Основным показателем площади агломерации, как правило, служит радиус трудовых связей, с учетом транспортной доступности (для Киева он составляет 30-50 км).

Основная идея моих предложений заключается в создании центрального городского района и девяти планировочных зон — «префектур», в состав которых будут включены жилые районы, производственные территории, объекты социальной, инженерно-транспортной инфраструктуры. Эти «префектуры«-районы будут управлять объектами «градообслуживающей функции». А территориальные государственные органы — управлять объектами стратегического назначения «градоформирующей функции».

В пределах территориально-административных единиц (в границах городской территории) управление должно осуществляться городскими службами КГГА, а на уровне жилых районов и микрорайонов управление должно осуществляться «префектурами», (районными госадминистрациями), которые напрямую будут подчинены городу.

В законе Украины «О местном самоуправлении» нет ни слова об административной или криминальной ответственности депутатов городского и районного уровня за невыполнение делегированных и собственных полномочий по управлению имуществом и землями города. Поэтому коррупционные схемы по переводу коммунального и государственного имущества и земель в частные руки приобрели в Киеве такой размах.

А уничтожение архетипов города явилось следствием градостроительной политики прошлых лет, а вернее отсутствием какой-либо политики (логически сформированной системы принятия решений по разработке, согласованию и применению градостроительной документации) как на уровне района, так и на уровне города, да и страны в целом.

ИА REX: Более трех лет назад в интервью газете «24»: Почему вы уходите из мэрии? Вы сообщили, что основной причиной вашего ухода с поста заместителя главного архитектора столицы является месть киевских депутатов за очищение культурно-исторической части города от пивных павильонов, ларьков, киосков. После президентских выборов в исполнительной власти большие перестановки. Может ли новая команда что-то изменить?

Я тогда был еще «главным художником города». Была такая должность. Киев единственный крупный город на Украине, где ликвидировали службу главного художника и главного дендролога в составе органа градостроительства и архитектуры.

В период глобализации и стремительного развития городов, в развитых странах укрепляется тенденция по администрированию дизайна городской среды, за который и отвечают вышеперечисленные должностные лица.

Художественное оформление, озеленение города, размещение объектов благоустройства, озеленения и дизайна создают неповторимую атмосферу любого урбанистического образования — формируют внешнее проявление архетипов городских территорий.

Но в Киеве стояли другие задачи и поэтому убрали «неугодных», сократив при этом и должности, чтобы они не мешали уничтожать зеленые насаждения, загромождать киосками и рекламой улицы и дороги, не заставляли застройщиков выполнять требования по освещению (в том числе художественному) и размещению объектов благоустройства и озеленения территории.

В 2008 году на V пленуме Национального союза архитекторов Украины, я предложил реформировать систему органов градостроительства и архитектуры на примере города Киева. НСАУ в целом поддержало инициативу, но оказалось, что многие члены нашего творческого союза активно сотрудничали с «молодой командой Черновецкого» и мои предложения затормозили. Руководство города восприняло рекомендации об изменении функционального и структурного механизма работы Главкиевархитектуры как покушение на бизнес — мне пришлось уволиться по собственному желанию и поступить в Национальную академию государственного управления при президенте Украины и стать «ученым».

Пожертвовав должностью заместителя главного архитектора, я приобрел возможность иметь независимое мнение эксперта. Сегодня это редко встречающееся свойство.

С приходом новой команды есть надежда на восстановление приоритетов в управлении территориями. Градостроительство включает в себя крупномасштабное видение проблем и решений по развитию города, а эксплуатируемые территории нуждаются в более мелком масштабировании вопросов. Полномочия по принятию решений размещения объектов благоустройства должны находиться на уровне службы главного художника, в одноименной по названию организации (ГУ градостроительства, архитектуры и дизайна городской среды).

Но проблема в том, что новый главный архитектор города и одновременно начальник вышеназванной организации, как пишут аналитические издания, не принимает решений по структурным, кадровым и организационно-правовым вопросам. Очевидно, их принимают сверху.

ИА REX: Что нового обещает киевлянам принятие нового генплана развития Киева в соответствии с концепцией, одобренной архитектурно-градостроительным советом Министерства регионального развития?

Даже главнейший вопрос о генплане города решился без учета мнения главного зодчего столицы. Я присутствовал при этом и могу высказать личное впечатление.

Сначала конкретизируем — принята «Концепция стратегического развития города Киева», которая определена как первая стадия разработки «Генерального плана развития г.Киева и его пригородной территории на период до 2025 года». При этом ныне действующий и постоянно нарушаемый генплан, никто не отменял.

Доклад «Концепции» происходил несколько сумбурно, слайды на экране явно не соответствовали тексту докладчика от КО «Центр градостроительства и архитектуры» и все свелось к определению каких-то цифр в абсолютных величинах (га; кв.м; млн чел.). Создалось впечатление, что мы все рассматриваем генеральный план, а не Концепцию стратегического развития. Иллюстративных планшетов стандартного образца выставлено для ознакомления не было, поэтому даже присутствовавшие эксперты в области градостроительства, не смогли до конца понять и проанализировать представляемые материалы, не говоря уже о прессе и общественных организациях.

Кстати, стратегический план развития города так и не был показан. Как сказал научный руководитель разработчиков концепции, профессор Николай Демин, задача разработанных и представленных материалов была в определении технико-экономических показателей генплана. И такая задача, безусловно, выполнена успешно.

Согласно информационной справке (выданной участникам слушаний), прогнозируемое увеличение территории города, запланированное действующим генпланом «…не есть возможным и поэтому требуется пересмотр ресурсной оценки территории с размещением строительства». Площадь территории определена в 83,6 тыс. га, а численность «постоянного» населения составляет 2,74 млн человек, кроме того, появилось понятие «фактического населения», которое составит в 2026 году 3,3 млн человек.

(Для справки: В Киевском регионе (Бровары, Борисполь, Васильков) всего проживает 150 тыс. человек. В радиусе 250 км от Киева (Житомирская, Черниговская, Черкасская, Киевская области) проживает около 0,5 млн человек городского населения, из них теоретически может мигрировать максимум 250 тыс., а где еще взялось 300 тыс. человек? При таких подсчетах населения выйдет, что «фактического» населения в Украине 52 млн человек, а постоянного — 46 млн человек.)

Но самым интересным в концепции есть определение объемов территориальных ресурсов для строительства на уровне 6397,2 га. Их строительный объем составит 59 млн кв. м, но при этом площади зеленых насаждений не указываются. Ведь так называемый территориальный ресурс это и парки, скверы, лесополоса и сельхозугодья.

Предусмотренные 28 млн кв. м жилья дополнительно к существующим, позволит выйти на цифру 85,1 млн кв. м жилого фонда. Жилищная обеспеченность предусмотрена на уровне 26-27 кв. м на человека. Такие показатели будущего генплана внушают оптимизм, но отсутствие разъяснений, почему не соблюдается действующий генплан, наводят на мысль, что концепция принята только для отчетности. Механизмов управления развитием территорий города в концепции не представлено, стратегических подходов в реформировании системы административно-территориального районирования с «зонингом» и схемой распределения земель на государственные, коммунальные и частные, также нет.

А последнее интервью главного архитектора города об отсутствии резервов территории под застройку, вообще свидетельствует о серьезных разногласиях в архитектурных кругах столицы.

С 2006 по 2010 годы Киевсовет принял более сотни решений с изменением целевого назначения земель, переведя в частные руки более 1200 га территорий для застройки. Получается, самим депутатам генплан не нужен, они принимают решения по землеотводам на свое усмотрение, ссылаясь на формальные согласования городских служб Главкиевархитектуры, Киевзема и других «профильных» организаций.

Наука регионального развития четко определяет, что такое «Стратегический план города», и что такое «Генеральный план города» и для чего они нужны. Но это тема отдельного интервью.

Глобализация толкает города в хаос неконтролированных и неуправляемых процессов интенсивности жизни, увеличения количества жителей, объектов искусственной среды, машин и механизмов. При этом ухудшается не только экология и комфортность жизни, но самое главное, меняется психология, искажается сознание, разрушается подсознание человека. Человек поддается влияниям самой среды больше, чем влиянию себе подобных.

Поэтому при разработке планировочной документации важно сохранить или создать такую основу города, которая будет иметь механизмы саморегулирования социально-экономических процессов развития.

ИА REX: В Киеве в последние годы новые стройки начинаются с уничтожения забора и мордобоем застройщиков с жильцами. Можно это как-то прекратить?

Да, уже прекращают. Под прикрытием охранных агентств стройка начинается спокойно. Проблема не в мордобое, а в том, что мнения общественных организаций, а тем более жильцов прилегающих домов, никакого значения не имеют перед юридически оформленным (даже незаконно или с нарушением норм законодательства) разрешительным документом на строительство. Закон на стороне инвестора-застройщика и во время оформления документов со сменой целевого назначения земли, и при так называемом «уплотнении» территории, и во время строительства.

Киевляне передали (делегировали) право распоряжаться имуществом и землями громады в руки 120 городских депутатов, из которых не более 20 были в оппозиции к большинству решений «команды Че». А «черная сотня» принимала решения «с голоса» и даже без согласованных проектов землеотвода, прикрываясь письмами-выводами от ГУ градостроительства и архитектуры, ГУ земельных ресурсов и других органов исполнительной власти на местах, в которых написано о том, что и как должно быть «по закону». Но беда в том, что делают потом застройщики не по письмам этих представительских органов, а на свое усмотрение, прикрываясь решениями всей депутатской когорты.

Очередной скандал с мордобоем намечается по адресу ул. Крещатик, 23. Согласно публикации в интернет-изданиях, некая фирма ООО «Олимп ЛТД» отвела себе землю под реконструкцию большого киоска, который стоит с начала 90-х годов и работает сейчас под вывеской «Гималаи» на верхней террасе Крещатика. Решением Киевсовета эта фирма имеет право выкупить не только газон с клумбой, часть тротуара по Крещатику, но и лестницу-памятник архитектуры, ступеньки подъезда жилого дома, а также часть работающего с 1984 года капитального сооружения кафе «Киевское» которое 16 лет арендует земельный участок возле клумбы.

Присмотревшись внимательно, можно увидеть, что кафе «Гималаи» построено из временних легких сборно-разборных конструкций и размещено с нарушением пожарных, санитарных норм и правил прямо на верхней проезжей части. Очевидно, у городских служб были «веские» основания выдать этому временному павильону землю под выкуп на улице Крещатик, где, кстати, много киосков и каждый из них, при таком раскладе, может претендовать на кусочек земли, лестницы, клумбу, газон и проезжую часть.

Немало схваток и потасовок было и с демонтажем киосков по всему Киеву. Возникает вопрос — малые архитектурные торговые формы нужны городу — или только их владельцам? Многие киевляне уже не могут выйти из метро, чтобы не зацепиться за торговую точку.

Полюбуйтесь на выход из метро Политехнический институт. Некоторые пешеходы даже хотят избить тех, кто наставил эти МАФы. Но людям, которые торгуют в этих сомнительных точках, часто даже негде жить и нечего есть. Для многих киоск — единственное средство к пропитанию семьи. Как все это прекратить?

ИА REX: Какие проблемы нашей законодательной и нормативной базы в градостроительсте и можно ли позаимствовать что-то из опыта развитых стран?

Проблемы нашей законодательной базы как раз и заключаются в том, что ничего «позаимствовать» из опыта развитых стран мы не можем. В Евросоюзе нет такой сферы как градостроительство! Там существует четкое разделение планировочной и проектно-строительной документации. И не практикуется обьединять строительство (как коммерческую деятельность) с региональным развитием (как деятельностью политической).

Проследите за названиями наших министерств. Часть из них явно политического направления, а часть производственной сферы. Министерство угольной промышленности говорит само за себя, то же касается транспортного, аграрного и других секторов экономики. Но вот Министерство регионального развития имеет приставку «и строительства» и, ни слова о планировании, прогнозировании, архитектуре. Строительство у нас иногда начинается раньше утвержденного проекта и НСК «Олимпийский» тому ярчайший пример.

В отличие от нас, Еврокомиссия по вопросам регионального развития, не регулирует строительную деятельность в государствах Европы. Еврокомиссия по вопросам окружающей среды регулирует проблемы проектирования искусственных сооружений (среда бывает природной и сделанной человеческими руками). Логика в этом есть.

Основная отличительная черта развитого капитализма — это умение отличать бизнес от государственного регулирования, а государственную территорию — от коммунальной и частной. Закон «О Генеральной схеме планировки территории Украины» утвердили еще в 2003 году, но за 7 лет он выполнен едва ли на треть. Четыре десятка графических иллюстраций к нему и рекомендации о разработке схем распределения территорий на государственную, коммунальную и частную, игнорируются на всех уровнях государственного управления. Большинство городов или не имеют генпланов или, как в Киеве, просто игнорируются на местном уровне. А о разработке детальных планов территории (ДПТ) и говорить не приходиться. В столице Украины этих местных регулирующих инструментов развития территории согласовано два! — по Печерскому и Шевченковскому районам, из десяти необходимых по законодательству.

В Европе, например, местный план застройки включает в себя «зонинг» территории и является основным документом по решению вопросов о выделении земли, передачи государственной или коммунальной собственности в частные руки, и даже сделок по недвижимости.

Местные правила застройки и землепользования — «Регламенты настройки» прописывают механизмы взаимоотношения бизнеса, власти и местных жителей. Кроме того, в этих регламентах прописываются условия, ограничения и регуляторные механизмы на землепользование и строительство. А у нас эти «условия» нужно получать месяцами.

Но главное отличие нашей политики — это приоритет землеотвода над планированием. Сначала отводим землю, а потом проектируем на ней здания и сооружения, нисколько не думая о комплексном освоении территорий и о соблюдении градостроительных норм. Примером тому — буферная зона Софии Киевской, Киево-Печерской Лавры и других памятников мировой культуры.

Подводя итоги, можно сравнить перекресток с регулированием дорожного движения светофором, дорожными знаками, разметкой — это у них «там», а у нас «тут» — перекресток с мигающим светофором и регулировщиком, с которым каждому, чтобы проехать надо «договариваться».

Поэтому, какой бы генплан мы не приняли, при отсутствии действенных механизмов государственного регулирования планированием развития территории на уровне города и без системного управления проектированием и строительством на уровне районных администраций, сдвинуться с точки кризиса нам не удастся.

А для этого необходимы реформы в целой отрасли экономики и государственного управления, нужны специалисты, которые не боятся высказывать профессиональное мнение.

ИА REX: Как член президентского совета Национального союза архитекторов Украины вы уже предлагали команде президента свое видение проблем развития столицы?

Вы, же знаете, что «свита — делает короля». Конечно, Союз архитекторов предлагал всем президентам страны (начиная с 1990 года) реформировать градостроительную отрасль по аналогам развитых стран. Но эти предложения имели судьбу безгласной «му-му». Всегда находился какой-нибудь «Герасим», который топил предложения НСАУ в море канцелярских указов, невыполнимых поручений, ненужных регуляторных актов и т.д. Яркий пример — упразднение Госкомитета по строительству и архитектуре (в 2003г.), но при этом укрепление в полномочиях Госкомитета по земельным ресурсам. Почему, реформируя один орган, не тронули другие (а их шесть) которые относятся к «профильным» органам в сфере градостроительства? Ответ понятен — остальные органы власти оказались сильнее в борьбе за право «подписывать» судьбоносные решения. Врачи, экологи, землеустроители, транспортники, пожарные и спасатели оказались главнее архитекторов-градостроителей.

Вот и сейчас, в НСАУ создано несколько рабочих групп, которые готовят разного рода предложения «по усовершенствованию» каких-то частных вопросов градостроительства. Но латать «дырявый кафтан» — дело бесперспективное.

Нужно увидеть проблемы, а не реагировать на проблемные ситуации. Попытки решить вопрос развития города на уровне одного министерства или вице-премьера — успеха не принесет.

Киевская организация НСАУ в лице президента КОНСАУ Вадима Жежерина предлагает кардинально пересмотреть ситуацию с градостроительной отраслью в целом, а не предлагать полумеры. Предложения на трех страницах уже переданы премьер-министру УкраиныНиколаю Азарову. Но система исполнительной власти в этой отрасли очень слабая. Министерство регионального развития и строительства не решает основных вопросов по планированию развития территорий. Градостроительство стало «пасынком» в региональной политике.

До сих пор страна не имеет утвержденной Концепции регионального развития, в областях отсутствуют утвержденные схемы планирования территорий, Стратегические планы развития городов, на основании которых должны разрабатываться Программы социально-экономического развития на 5-7 лет. Как было сказано выше — градостроительная документация не разрабатывается, законодательство игнорируется на любом уровне власти. Отраслевых производственных стратегий нет.

В Киеве около 20% территорий имели функцию промышленного и коммунально-складского назначения. С экономической точки зрения это колоссальный потенциал, но промышленность городу оказалась не нужна. Производство киевских товаров, а не продажа китайских дает добавочную стоимость, что существенно пополняет бюджет.

Строительство на месте заводов и фабрик многоэтажных домов и торговых центров — дело выгодное приватным инвесторам, которые даже за землю не платят, а для города это потеря стратегических территорий с первичной «градообразующей» функцией. Для следующих поколений жителей города, мест приложения труда будет все меньше и меньше.

Мировая наука развития городов (урбанистика) говорит о том, что конкурентоспособность города — это не количество спальных квадратных метров, а «продукт», который этот город дает стране, обществу, людям. Этот продукт может быть финансово-экономическим или социально-культурным.

ИА: Многие города имеют свой брэнд, к примеру при упоминании Москвы чаще всего всплывает в памяти картинка Спасской башни с курантами, а какой из памятников архитектуры может стать брэндом Киева для гостей ЕВРО 2012?

Мне, например, при упоминании Москвы перед глазами всплывает икона Георгия Победоносца, вспоминаются купола церквей, «улочки-шкатулочки» — как поет «Любэ». А бренд Москвы — скорее матрешка, чем Кремль. На коробочках самых любимых советскими женщинами духов, была упоминаемая вами картинка. А сейчас для некоторых великороссов звезда на башне той — архетип счастья. «Вассермановское» упоение сталинизмом трансформирует скоро и бренд, и герб, и гимн целой страны.

Недавно катался на прогулочном теплоходе по Днепру. На борту были группы туристов из Европы и Америки. Они вяло смотрели на купола Подола и киевские склоны. Но потом встрепенулись, когда мы подплывали к мосту им. Патона. Я подумал: «… вот как Лавра действует на людей и архетип куполов киевских довлеет над подсознанием…». Но оказалось их поразила титановая статуя Родины-матери. «Гроссмутер» украинского «Фатерланда» — вот она «мать городов русских», как самое грандиозное сооружение на киевских холмах, поражает психику приезжих.

Не только Нью-Йорк, но и вся Америка ассоциируется со статуей Свободы. Вот это настоящий бренд! Правда, кроме этого, архетипом глобализации признана панорама Манхеттена. Неудивительно, что для нас что-то может быть ненужным, а для «цивилизованных» народов это будет самое ценное.

Уже многие забыли, что Киев БЫЛ самой зеленой столицей Европы. Теперь же «Киевский каштан» — уже больше кремовый торт, чем столичный бренд. На въездах еще по-дурацки высовываются из-за билбордов, въездные знаки в виде «листьев и цвета каштана». На месте парков и скверов торчат высотки, а на территории заводов и фабрик скоро будут увеселительные заведения, супермаркеты, высотное жилье.

Но даже в советское время никто не посмел строить выше Лаврской колокольни.

Да, мы и не заметили, как доминанту и символ киевских холмов затмили архетипы глобализации — высотные офиссно-гостинничные центры-небоскребы и другие объекты «хлеба насущного».Футбольные болельщики ЕВРО-2012 увидят каждый свое. Кто-то «фанзону» стадиона, плохие дороги, ползущий транспорт, негармоничную архитектуру новостроек и «новоделов под старину», из-за которых уже не видно будет куполов. Другие насладятся пивом, девочками и кабаками. Иные, как туристы, пройдут всеми «топ» маршрутами столицы, фотографируя достопримечательности.

Но архетип «Руси» останется у каждого в подсознании и даст увидеть наш «бренд» — славянскую непредсказуемость и широту размаха украинской души.




Комментирование закрыто.