Вице-премьер АРК Екатерина Юрченко: Наша мечта – строительство эко-города в районе Евпатории

Юрий Романенко, "Хвиля"

И в Крыму, и в Киеве целый ряд экспертов отмечают, что в отличие от предыдущих 5-6 лет в АКР появилась власть, которая действительно хочет качественно измениться. Можно спорить о глубине этого качества, но есть стремление. Ваша оценка на старте преобразований, которые обозначены в Стратегии. Как вы оцениваете конкурентные преимущества Крыма относительно других площадок в регионе? Как вы видите сегодня ресурсную базу Крыма относительно динамики развития площадок региона?

Да, мы действительно хотим изменить ситуацию в Крыму. Команде, в которой я имею честь работать, небезразлично то, что происходит. Потому что Крым заслуживает быть той территорией, которая удобна для жизни. Исходя из всего, из истории, географического положения, из того что вложено было в нее бывшим Советским союзом.

Не секрет, что все лучшее было всегда в Крыму. Поэтому у нас, конечно, есть желание и стремление к лучшему. На протяжении года правительство отработало без негативных моментов, провокационных скандалов и обвинений в нежелании работать.

Что касается оценки конкурентоспособности, то вначале мы пытались оценить позиции Крыма внутри Украины, но потом увидели, что мало оценивать Крым просто как регион, нужно выходить на сравнение со странами Черноморского региона. Ведь Крым очень отличается от Николаевской, Херсонской области и так далее. Поэтому я вышла на уровень ОЧЭС, мы сейчас учувствуем во всех ее мероприятиях, для того, чтобы понять, где же место Крыма.

Мы однозначно уже не можем догнать Турцию в плане пляжа и в плане летнего короткого сезона. У Крыма есть свой специфический контингент отдыхающих, который посещает полуостров. Мы видим свою конкурентоспособность в уникальности климата именно для оздоровления. Поэтому основное, что выписано в стратегии, это то, что Крым может быть конкурентным в этом, круглогодичном оздоровлении на основе spa-процедур и так далее.

Например, Индия и Турция сильно поднялись на этом. Мы можем в Крыму развить подобные направления. Есть еще менталитет славян, которые предпочитают принимать оздоровительные процедуры в славянских клиниках. Если мы будем выходить на российский рынок, а он достаточно емкий, и на украинский, то Крым может стать процветающим курортом.

В 80-е годы средняя наполняемость крымских здравниц составляла 80 %, тогда все клиники и здравницы были заполнены по путевкам профсоюзов. Здесь свою роль играет отсутствие языкового барьера, генетическая, что ли, привычка славян, что врач должен разговаривать на родном языке. Вот это как раз та ниша, которую Крым может занять.

Что касается АПК. Это однозначно чистый регион. Один из немногих регионов Украины и Причерноморья, где есть много площадей, которые можно возродить как сады, виноградники, под овощи, это подтверждено экономическими экспертизами и расчетами.

В последнее время возникла глобальная проблема с продовольствием, и она, по всей видимости, будет только ухудшаться. В прошлом году и в начале этого года активно в Украину заходили британцы, арабы, с предложением по аренде земли. К вам выходили с такими предложениями?

Да выходили, но проблема в том, что мы не готовы к таким сделкам, потому что им нужны очень большие площади. Они, как правило, заходят на большие площади с расчетом быстрого использования ресурсов земли и, не вникая в то, как именно мы хотим развивать территорию. По сути, они ищут место, где можно дешево получать продукцию, думая о том, как потом будет эта земля восстанавливаться.

Вы имеете в виду, что они хотят засеивать площади монокультурами вроде рапса, подсолнечника?

Да, мы не можем пойти на это. Нам нужны, конечно, инвесторы, я думаю, что это будут наши в первую очередь, украинцы или русские. Это типичное хозяйство, виноградники, сады. Пока что таких предложений не было, но мы их ждем. Мы ищем земли под это все, потому что много земли под паем, полигоны, много всего. Порядок на земле — это условие для инвестора, для того чтобы он пришел. Но, решая эту проблему, мы понимаем, что мы не будем кому попало раздавать землю.

Раз мы уже инвесторов затронули, то какая уже сейчас ситуация с инвесторами не только в АПК, но в рекреационной и других сферах?  В прошлом году у АРК был конфликт с Александром Лебедевым, который обещал уйти из Крыма, но не сделал этого. Более того, он сейчас предложил дополнительные проекты по Алуште. Поэтому, в связи с тем, что возникла дестабилизация арабского мира, которая распространяется далее, как это влияет на инвестиционную привлекательность Крыма?

Все по чуть-чуть меняется и, к счастью,  в лучшую сторону. Если касаться рекреационной сферы, то в 2011 году свои гостиницы в Крыму начинает строить «Хаят». Это знаково, и нам было очень важно получить знаковые бренды, знаковые сети, потому что за ними приходят все остальные.

Если в Крым заходит такой сетевик, то это уже сигнал для инвесторов вкладывать в другие отрасли. Если на территории республики есть «Хаят», где можно остановиться и жить, то бизнесмен из Европы останавливается  там и понимает, что если «Хаят» пришел, то в этом регионе есть надежность. Ведутся переговоры с сетью Marriot, которая может зайти в 2012 году. Это касается крупных инвестиций.

А в какие города будут заходить эти сети?

«Хаят» идет в Айвазовское на  ЮБК (возле Партенита). Кроме того, у нас сейчас идет перевод на звездность. У нас сейчас около 2 тыс. мини-гостиниц, из которых в категории звездности не наберется и два десятка. Для того чтобы этот процесс пошел, нужен прозрачный рынок. Для того, чтобы участвовать в льготах, которые дает Налоговый кодекс, нужно легально зарегистрироваться.

Здесь начинаются проблемы с разрешительной системой, потому что нелегально построенные гостиницы не могут появиться из ниоткуда. В этом есть сложность для прихода новых инвесторов. Я уверена, что после прихода крупных сетей ситуация улучшится.

Кроме того, 11 апреля у нас в Ялте в гостинице «Россия» будет финансово-банковский форум стран СНГ вместе с советом вице-премьеров по экономике стран Содружества. Мы там будем представлять проекты, которые будут поддерживаться правительством, которые прошли через Агентство регионального развития.

Я рекомендую обращаться именно туда, потому что, если есть интересные проекты, то они могут найти их только там. Легальная земля, которая уже отведена, есть документы, поддержка правительства – все это, когда вы заходите официально через Агентство.  Если инвесторы договариваются с местными властями, то это, как правило, не имеет перспектив ни для инвесторов, ни для территорий.

Мы представляем в рекреационной сфере несколько крупных проектов – это порт Крым, яхтенная марина в Ялте. Однако наша мечта – экогород в Евпатории и Сакском районе. Этот проекты мы хотим выставить в номинации национального проекта.

Начиналось все с идеи «Киев-пляж», когда человек выезжает из Киева на поезде и без остановок доезжает до пляжа. В Евпатории железная дорога подходит прямо к морю, там вокзал в виде жемчужины и дальше на эскалаторе вы едете прямо на море. Там есть и открытые, и закрытые пляжи, и SPA, и коттеджные городки, и свой аэропорт. Вот такой проект минигорода в рамках города мы начали разрабатывать и мы будем его поддерживать. Это будет коммунальное предприятие, на которое будет отведено 2,5 тыс. га земли, где будут для бизнеса предлагаться целые модули для инвестиций. Например, модель гостиниц или модуль прачечных.

Такие проекты, во сколько можно совокупно оценить, включая сюда «Хаят», Marriot и другие?

Когда мы делали операционный план, то из 44 млрд. гривен на три года 33 млрд. гривен – это деньги инвесторов. Сюда входят и сеть «Хаят», хотя не думаю, что эта информация доступна.

Что будете делать с точки зрения транспортной логистики, потому что модернизация рекреационной инфраструктуры приведет к увеличению нагрузки на транспортные сети.

На железной дороге мы запустили скоростную электричку Симферополь-Севастополь, хотим запустить несколько скоростных поездов московского направления. Мы отремонтируем вокзал в Симферополе и все станции, чтобы было приятно на них смотреть.

Проблема портов пока не решается, хотя есть проекты. Это связано с тем, что порты подчиняются государству, поэтому сложно говорить о коммерческих заходах. Однозначно транспортная инфраструктура — это или государственно-частное партнерство или чистые инвестиционные деньги. Государство само не потянет большие проекты. Только на одну программу «Дороги Крыма» нужно 10 млрд. гривен. Это дорогостоящие вещи.

Мы разработали концепцию малой авиации и все аэродромы, которые для этого подходят, готовы предложить инвесторам.

Что касается общественного транспорта, мы активно обновляем парк троллейбусов и считаем, что перспектива за таким экологическим транспортом.

Что с лоу-костами? Очевидно, они могут дать существенный приток отдыхающих, особенно, из «дальнего зарубежья».

Москва пускает два дополнительных рейса на Крым. Впервые за много лет Минск  запускает рейс на Симферополь. Ряд российских авиалиний также подтвердили интерес летать сюда.

Зарубежные лоукосты представлены Wizzair. Сейчас в Симферопольском аэропорту меняется кадровый состав, потому что наметились определенные подвижки в его модернизации. Сам аэропорт не развивался как субъект хозяйствования на рынке до последнего времени, но наметились подвижки в лучшую сторону.

Беседовал  Юрий Романенко.

Интервью подготовлено в рамках проекта «Улучшение качества общественного обсуждения приоритетов развития Крыма». Проект реализует Институт развития Крыма




Комментирование закрыто.