Русский: запретить нельзя отобрать

Натали Безмен, для "Хвилі"

russkij-yazy-k

Лента Фейсбук: «Ааа! еще больше киевских школ не будут учить русский язык». И обсуждение, где бодрые патриоты безапелляционно рассказывают, что а нечего вообще учить язык ворога, а если и разрешат, когда-нибудь, милостиво — так не раньше чем после победы. А к тому времени вам и самим уже не захочется, мол… А если захочется, так то ваши проблемы, а пока — учите свой русский сами, кто ж вам мешает.

На пару постов выше в той же ленте: «Ааа! в киевских школах опять собираются преподавать русский — а с пятого класса вообще он будет обязательным». Впрочем, для уменьшения когнитивного диссонанса, в комментариях — все то же, экая неожиданность.

Зато красивые плакаты про «єдину країну» — на каждом шагу, да?

И — контрольный в голову — высказывание, что все правильно, не нужно «учить быдло русмове». И дальше — посыл, что лучше уж пусть наше быдло говорит исключительно на украинском, так безопаснее. Меньше ваты и «русского мира» в головах будет. Причем заявляет это человек, которого я уважаю и считаю, в целом, адекватным. Может, издевается, а?

Позволю себе вернуться к этому вопросу, мови для быдла, немного позже, а сначала — про «єдність» и воображаемые и реальные последствия, к которым ведет нас такой образ мыслей наших патриотов.

Казалось бы, такие большие и красивые грабли были — закон о языках с его отмененной отменой, да и с партиями и деятелями, на этой теме спекулирующими, давно все и всем понятно. Особенно патриотам. И оценку, электоральную, они получили. И положение в стране — сепаратизм, война, враг у ворот и пятая колонна внутри — тоже, вроде бы, ни для кого не секрет.

Но нет, это ж наши любимые грабли, как же без них дальше! Все вокруг должны меняться — только не я сам. Я ж патриот. Ну, или «ответственный гражданин» — новое модное определение, скромно и со вкусом. Зачем мне что-то там переосмысливать, зачем идти на компромиссы ради «єдиної країни» — это про них, это они должны, вот просто обязаны прогнуться и измениться, ради нашего счастливого будущего… Давайте, ну-ка, выучите, наконец, украинский!

Выучили, вы не поверите. На самом деле сложно найти кого-то, кто реально НЕ владеет украинским языком, в той или иной степени. Понимают, по крайней мере, точно все. Да, с использованием, и тем более в быту — не всегда. И, где здесь проблема?

Вы действительно полагаете, что вот все подряд американцы, или англичане, в совершенстве владеют английским?.. Да еще с богатым словарным запасом? Правильным, литературным? Ну, у нас же принято попрекать то суржиком, то диалектом. Брезгливо морщиться, просить не коверкать, порицать за «русизмы»? Мало того, что подавайте украинский и только, так еще и подавайте его чистым — нам не важны ваши усилия в том, чтобы перейти на «родной» язык, мы по вашим ошибкам все про вас узнаем, ага… В общем, лучше помалкивайте, со своим русским.

И ничего, что хватает абсолютно токсичных персонажей, изъясняющихся на идеальном украинском. С галицким выговором даже.

Казалось бы, в условиях войны само количество русскоязычных добровольцев и волонтеров должно было бы раз и навсегда закрыть этот вопрос. Позволить ходить, высоко подняв голову, без всех этих обвинений.

Нет, не помогает. Доходит не до всякого.

Сам вопрос неудачной государственной политики, в том числе позволившей появиться сепаратизму — обычно даже не поднимается. Разве что «регионалы-пособники Кремля всячески способствовали расколу Украины».

Да, это не подлежащий обсуждению факт. Не приведший пока их к ответственности за содеянное, кстати.

Как насчет ответственности представителей иного лагеря? Которые, как минимум, ничего не сделали, чтобы такому расколу препятствовать, и как максимум, работали на ту же задачу (и еще вопрос, по дурости или по чьему-то наущению)? Да и сейчас — к сотрудничеству не особо стремятся. Слишком явно это выводит их за привычную зону комфорта, да еще и заставляет на многое посмотреть иначе. А ведь так, кажется, все просто и понятно.

Вот только не бывает ни прорыва на новый уровень, ни успеха — без выхода за зону комфорта, для начала.

Они и сейчас, по сути, работают разве что на дальнейший раскол, как бы ни рассказывали себе прямо противоположное. Им кажется, что вот, они еще чуть-чуть поднажмут, отстоят мову, загонят русскоговорящих в культурное гетто без возможности получения элементарных навыков грамотности даже — и все, победа, сгинуть наші воріженьки.

О тех, кого они такой политикой и таким отношением, как минимум, не делают более лояльными — они не думают. Какая лояльность, зачем нам вообще их лояльность? То ж воріженьки, зачем о них думать.

Как не надо думать и о том, что если Революция Достоинства — а лучше Гідності, так смысл передается много лучше — так вот, если Революция Гідності была за гідність, то она не может быть в том, чтобы позволить себе унизить часть общества — и спокойно и радостно наслаждаться своей победой рядом с униженными.

Впрочем, «не надо думать» — это вообще наше все.

Поэтому и переход на украинский, и вышиванка — могут и должны быть только добровольными, а никак не из-под палки, не из страха, что иначе тебя упрекнут в недостаточном патриотизме или работе на врага, или, еще лучше, потому что так велело руководство. Это так не работает, получается симулякр, как при Союзе, когда все заученно, на автомате, говорили про руководящую роль, недремлющий мировой империализм и прочее. Недаром так радостно подхватили знамя патриотического воспитания наши школы и садики — им это понятно и привычно, у них даже риторика та же, только на другом языке и с другими названиями.

Вот только мы же помним, чем это все закончилось — Союз рухнул, и за него даже никто не посчитал нужным вступиться, потому что это был колосс на глиняных ногах, еще и пустой внутри. Нам же такого не надо, правда? Особенно вам, тем, которым вроде как не все равно больше всех, если судить по вашим постам о защите языка?

Может, в таком случае пора, наконец, ответить на очень простой вопрос — что такое для вас Украина?

Страна, где вы живете? В границах, которые вы готовы или хотя бы считаете нужным защищать? Это только язык — или все же что-то большее? И если большее, и вся, в нынешних границах, так, может, хватит повторять мантру о моноязыке и его защите? А если он так важен, так и делайте так, чтобы пользоваться им хотелось все больше, добровольно, с удовольствием и любовью — тогда и пустоты внутри не будет, а будет наполненность, и сила, и цельность. И, надо отдать должное — очень и очень многое в этом направлении действительно делается, и делается так, как надо, творчески и вдохновенно. Честно, и украинский дубляж мультфильмов практически по всем каналам, и гениальный перевод «Гарри Поттера», и «Океан Эльзы» уже сделали для развития и пропаганды украинского языка столько, что всем его ревнителям и не снилось. И результаты тоже уже есть, достаточно хотя бы послушать украинскую речь на детских площадках.

То есть процесс идет, даже в традиционно русскоязычной столице (где и во времена Леси Украинки с украинским было, мягко говоря, не очень). Просто это не вопрос, который решается по щелчку пальцев, имейте терпение, не мешайте, хотя бы.

Ведь есть еще масса народу, которые к такому не готовы. Их на самом деле не мало, так, полстраны примерно. И для них важно, чтобы их не ломали через колено и не заставляли — это вопрос гідності, помните? Вы же хотите, чтобы наша Революция продолжалась и закончилась победой, да? А такая победа, когда половине страны — достоинство, а половине страны — унижение, вряд ли всех устроит. Да и победой может стать пирровой.

И вариант просто сказать, что, раз кто-то там к чему-то не готов и ему нужно и время, и вдохновение (а они же украинцы, тоже, как бы кто это ни отрицал, так что им это все тоже нужно — и время, и вдохновение, и возможность сделать это добровольно, с достоинством), то пусть катится куда подальше, к тем, кто говорит на одном с ним языке — тоже не пройдет.

Во-первых, потому что это их земля, и никуда они не укатятся, понимаете? А многие еще и Россию и россиян на дух не переносят — и общий язык в этом только в помощь, можно облекать свою неприязнь в понятные формы. Так что подобные предложения-предположения, опять, играют на руку не нам, а противнику — потому что только ослабляют нас и делят, подогревая сепаратизм и центробежные силы.

Во-вторых, давайте будем циничными прагматиками — ну, хоть иногда. Во всем мире одна из самых актуальных проблем — депопуляция, стареющее население и малое количество тех, кто работает. И задача обычно ставится прямо противоположная — не выгнать прочь часть населения, а привлечь, и не важно, на каком языке и насколько совершенно кто говорит. Потому что уедут, как всегда, молодые и работоспособные, а нам останутся… ну, вы поняли.

Уже сейчас нас не хватает, чтобы собрать на пенсии своим старикам, а демографический провал только начал углубляться, дальше будет хуже. Начнем приглашать непонятно кого, или смиримся с тем населением, какое имеем — и начнем прилагать, наконец, усилия к его сохранению и росту?

…Но и тезис о том, что русскоговорящие украинцы говорят на языке врага, и потому достойны осуждения и перевоспитания — более чем спорный. Даже за двадцать пять лет мы ушли достаточно далеко, чтобы появились значимые отличия в языке. И дело даже не в выговоре, не в грамматике, не в появлении новых выражений — изменилась семантика. Почитайте что-то из российского ФБ, или интервью и тексты оппозиционных, чтобы сильно не плеваться, деятелей. Вы все понимаете? У вас нет ощущения неправильности языка, словно выбрасывается часть предложения, «за ненадобностью» сокращаются глаголы? Как-то рвано, как-то не всегда понятно, надо сделать усилие, правда?

Все правильно, русский и там не стоял на месте — как и наш русский здесь. Прошло 25 лет, и вот мы уже не в контексте, мы уже не вполне понимаем друг друга. И процесс идет, набирая обороты. И это хорошо, потому что это — тоже наше, это тоже наша самость, наша субъектность, о которой все так пекутся. Так зачем же просто так отбрасывать ее часть, и не малую?

Зачем заведомо снижать свою конкурентоспособность, в том числе в общении с жителями других стран? Учить английский? Вне всякого сомнения! Вторым языком, и как можно качественнее? Тысячу раз да! Но, в то же время, у нас огромное количество населения УЖЕ знает русский, на минуточку, один из самых сложных языков в мире — и может его использовать в общении с не менее огромным количеством жителей стран бывшего Союза, Востока Европы и даже Азии. Ведь это все никуда не делось. Мы не так много, на самом деле, получили от своего советского периода — но хотя бы чем-то можно бы и пользоваться, возможностью общения, например.

Мы и пользуемся, еще. Как насчет наших детей? Русский они, хоть ругайтесь, хоть нет, знают, многие из них. Почему тогда не дать им возможность не позориться и быть еще и достаточно грамотными? Даже если им не грозит говорить на ломаном языке (это скорее про английский), так почему бы не дать возможность еще и грамотно писать? (Если наша война надолго, ко всему прочему, легче будет готовить разведчиков и агентов влияния.)) Знания за плечами не носить, а?

А вот «великую русскую культуру» вкладывать в их головы вовсе не обязательно, на грамматике можно и остановиться — она «русским миром» заразить никак не может… была такая мысль поначалу.

А можно пойти и дальше. Говорите, носители русского языка — элемент ненадежный, особо подверженный тлетворному влиянию скреп?

А что там у нас с контрпропагандой? Кисло, да?

А тем временем и великую русскую культуру можно — и нужно! — использовать для благой цели. Еще и полстраны будет считать, что ее интересы учли и уважили — немаловажно, очень делу «сшивания» общества способствует. Мы, знаете ли, немного не в том положении, чтобы отказываться от любых шагов в этом направлении. Скажете, манипуляция? Да называйте как хотите, но факт остается фактом: можно и пообещать, и, что еще важнее, дать людям то, что им нужно — и при этом все равно получить нужный результат.

Что там у нас, пардон, в нашей школьной программе, по зарубежной литературе? Ах, «Анна Каренина»? Хорошо, что уже не «Война и Мир», да, но вы уверены, что семейные православные ценности — это именно то, что нам сейчас нужно?.. Дальше. Достоевский, «Преступление и наказание», фирменный рассейский моральный релятивизм, «тварь ли я дрожащая или право имею»… вы это серьезно?

Почему бы не наполнить программу теми произведениями, которые от путинской пропаганды и ностальгии по советам камня на камне не оставят? Что, нет таких? Да сколько угодно! Список запрещенных и эмигрировавших — в помощь.

«Ночевала тучка золотая» Приставкина — и освещена тема депортации народов и кавказского сопротивления. Меньше надо объяснять, что и как с российско-чеченскими войнами. «Белые одежды», «Доктор Живаго», Аксенов, Искандер, Стругацкие — и не «Радугу» или «Парня из преисподней», наша школа обожает выбирать не самые смысловые вещи, а «Трудно быть богом» и «Пикник на обочине».

Даже Булгаков с «Белой гвардией» и «Мастером и Маргаритой» льет воду на НАШУ мельницу. Как это Булгаков? Он ведь украинство не понял и не принял, и вообще такое написал про Петлюру и Скоропадского!

Ну и ничего страшного, что написал. И что он там понял и не понял — тоже не важно. Совсем. Так и скажете: не понял, не принял, Сталину понравиться хотел. И был талантлив, как черт, при этом. Потому что пора отказываться от советской привычки мазать все только черным или только белым. Научите, наконец, детей видеть полутона! Научите отделять отношение к власти от отношения к стране и народу. Нет более поэтичного и проникновенного описания нашей столицы, более точной передачи того духа и национального подъема, которые были у нас в начале прошлого века — и такого откровенной горечи в описании подвига юнкеров — которые сражались, как бы там ни было, за свой Город! Какое благодарное поле для параллелей, для рефлексии, правда? И возможность поговорить о том, что происходит с нами, сейчас.

От того, что мы спрячем голову в песок, ничего не исчезнет, если мы упустим возможность самим расставить акценты — это сделает кто-то другой. Это же не так уж сложно, на самом деле.

Гораздо сложнее научиться доверять своему народу, не скрывать от него смыслы и информацию, не подсовывать то, что кажется удобно конъюнктурным — просто принимать таким, какой есть. Потому что когда любишь — то принимаешь. Полностью и без «если». А если нет — то нет.

И посыл «пусть наше быдло лучше будет украиноязычным» ведет нас в никуда, ребята. К старой-новой ситуации, когда все равны, но некоторые равнее. К стремлению так и оставить массу серой и послушной — щас, вот только ключик подберем. А если не получится подобрать — так просто какой-нибудь институт ответственного гражданства учредим, потому что некоторые равнее… а, да, уже ж было.

Пусть лучше у нас будет как можно меньше быдла. Любого.

И сделать это можно только с помощью образования. Доступного всем желающим. Интересного. Отвечающего современным вызовам. Мотивирующего. Вытаскивающего нас из рабства!

…Классика? Пушкин — «Борис Годунов». Грибоедов, Чехов. Оставьте Гоголя, только не «Тараса Бульбу» — вредительская вещь, во всех смыслах. Пусть будут «Вечера на хуторе…» и «Ревизор». Бродский — ведь он же нобелевский лауреат! Пусть дети знают, что это не политик такой — а великий поэт. Даже если не полюбят его стихи, так пусть хотя бы прочтут его нобелевскую речь!

Зарубежная литература, десятый класс — «Красное и черное», «Мадам Бовари»?.. Почему не «Война с саламандрами» Чапека? Почему не Ремарк? (И программа по истории — в помощь, как раз первая мировая и становление фашизма. Заодно разберутся, что это такое, да, опять, параллели проведут.) Вы вообще-то собираетесь рассказать, как устроен мир и почему в нем происходят те или иные процессы? И на чьей стороне правда? И сделать это одним из самых совершенных способов — языком литературы?

…Многое можно сделать, если включить, наконец, голову.

Можно начать выбивать из-под россиян саму основу их национального мифа. Не только насквозь фальсифицированную историю, но и язык. Они забрали у нас нашу Киевскую Русь? Ведь мы же это наверно знаем, так?

А что, они ее разве без языка забрали? Разве это возможно?

Почитайте Сковороду, хотя бы. На каком это языке? На современном украинском? Или, скажете, что Сковорода тоже не наш?

Если мы считаем, что Киевская Русь — наша основа, наше украденное наследие, которым воспользовалась Московия для придания себе пущего весу, и пошла на беспрецедентные ухищрения, чтобы это сокрыть и закрепить, так стоит, наконец, признать и тот факт, что как не было у Москвы на тот момент древней и славной истории (честно, даже не понятно, чем им Золотая Орда не угодила… впрочем — все еще впереди), наша понадобилась — так в нагрузку к истории еще и язык прилагался. И мы же сами их ему долго и нудно учили, так что даже при Пушкине результаты были еще так себе, есть свидетельства.

Именно поэтому, даже сейчас, продолжаются прилагаться усилия — и тоже беспрецедентные — для того, чтобы мы и дальше считали свое чем-то чужеродным, еще и боролись с ним, СВОИМ языком, своим наравне с украинским, и отторгали его носителей. Потому что как нет империи без Украины — так нет и русского мира без русского языка.

И это та самая истина, которую все, вроде бы, знают, повторяют как мантру — но выводы делают неверные.

Бесполезно воевать с языком или его носителями. Тем более, когда их так много. И когда это дает цивилизационное преимущество, потому что и вокруг — бездна народу, в самых разных странах, которые этот язык уже знают. Глупо воевать с языком, когда это дает и политическое преимущество — в том числе внутри страны. Только пользовались этим раз за разом те, кто работает на противника. Партия или партии, которые первыми это осознают — но при этом будут действительно нашими, проукраинскими, да если еще и предложат мощную экономическую программу — сорвут банк.

Поздно бороться за то, чтобы вернуть себе права на историю, на нашу Киевскую Русь, на Киев — метрополию городов русских? Может, и поздно, и уже не актуально. Не поздно бороться за язык, он здесь, никуда не делся. И Россия, как раз, — борется, а мы идем на поводу предложенного ею дискурса.

Нет русского мира с языком, эксклюзивные права на который утеряны. Который больше не только ваш. Который принадлежит тем, чьим он был изначально. А теперь еще и всем, кто на нем говорит. И ни у кого нет права диктовать его носителям свое видение событий и свою волю.

…Да, дорогие воріженьки, и это тоже — наше. С учетом всего пути, уже пройденного и нами, и вами — наш украинский русский.

Пора нам забрать свое, и историю, и язык — и беречь.

Принцип один — врагам ни грамма.




Комментирование закрыто.