Машина творящая дерьмо: о сути экзистенциального императива украинского общественного уклада

Юрий Романенко, "Хвиля"

Жлобы

9 мая в очередной раз показало, что украинское общество производит дерьмо на всех уровнях. Очевидно, производство отбросов является спецификой этой территории на данном этапе.  В этом наша специфическая миссия и ее нужно искренне принять.

Дерьмо производят верхи и низы. Точнее говоря, между ними есть органичная взаимосвязь. Моральное уродство верхов покоится на маленьком моральном уродстве низов.

Возьмем, к примеру, скандальную открытку нашей стремительно восходящей звезды украинского политического небосклона – Ирины Бережной.Как известно, Ирина не устает радовать общественность креативными ходами в рамках своей избирательной кампании по мажоритарному гетто в славном городе Харькове. Неделю назад политически озабоченная общественность яростно обсуждала продуктовые наборы «а-ля Бережная», кои нардеп раздавала у себя на округе пенсионерам. Как понимаем, хотя Ирина молода душой и грудью, но ее  избирателям далеко за 55.

А на 9 мая Ирина Бережная предстала перед замутненными от алкоголя глазами общественности (праздник все-таки) в образе советского солдата в пилотке.

berezhnaya2

Хотя, учитывая характер деятельности ее политической силы, более адекватным был бы этот образ.

berezhnaya3

Ну, да ладно. Солдатка, так солдатка. Собственно, после дела педофилов наши политики уже не удивляют креативным использованием любых человеческих эмоций. Все, абсолютно все человеческие ценности уже облапаны их грязными ручонками. Способности мимикрии нашего правящего класса к постоянно меняющимся обстоятельствам просто потрясающи. «Казаться, но не быть» — вот что должно быть высечено громадными буквами над входом в Верховную раду. Это ключевой принцип нашего правящего класса, но…. но не будем забывать, дорогие сетевые хомячки и хомячихи, что креативное решение с «пелоткой Бережной» наверняка родила не Ирина, а обслуживающая ее команда. То есть, образ мышления челяди движется в одном русле с «элитой». В свою очередь, челядь тоже не в безвоздушном пространстве находится. Это возвращает нас к мысли, что я озвучил выше – деградация верхов и низов есть взаимозависимая и взаимоусиливающаяся величина. Маленькие уроды порождают больших, а  большие усиливают позывы к разложению для миллионов.

Наша родня, живущая в Германии, пишет, что немцы, мол, удивляются, типа, как украинский народ терпит такое государство. Немцы, конечно же, тоже выродились. Падают бедняги в обморок при виде пары сюжетов о собачках, коих травят в Украине накануне Евро-2012, дабы наплодившиеся дворняжки не травмировали своим видом жалостливого европейского болельщика. Каков парадокс, а? Они плачут, а ведь еще 67 лет назад немчура травила газом не собачек, а миллионы людей. Вот это глубокая работа над ошибками.

Украинцы же не плачут над собачками, потому что на самом деле жизнь в Украине не намного отличается от ужасов Аушвица. Просто масштаб «украинского Аушвица» намного больше, поэтому ужас бытия не рефлексируется и превратился в повседневность, которая не воспринимается как нечто ужасное. Элита и народ находится в тупом оцепенении, и  просто плывут по течению. Усилия каждого индивида сводятся к тому, чтобы выжить любой ценой. Причем буквально. Для этого нужна мимикрия. На дне социального ада несчастная бабушка постоянно мимикрирует, когда ей приносят продуктовые наборы те или иные кандидаты. Задача бабушки изобразить, что она проголосует за кандидата. От этого зависит та минимальная мера благ, которые она может получить от «элитария».

ad

В свою очередь, элитарий вынужден мимикрировать, чтобы заручиться «поддержкой» люмпенизированных низов, которых он глубоко презирает, за легитимное право убивать и распоряжаться их жизнями, как заблагорассудиться. Это и есть украинский социальный контракт в формате самоубийственного симбиоза, где каждая сторона надеется обмануть визави до того, как другая обманет ее. Поэтому в Украине нет правил. Правила означают предсказуемость, предсказуемость означает слабость, поскольку, если вас можно просчитать, значит, вас сто процентов кинут.

Так было не всегда и так будет не всегда. Каждое общество, проходит через подобные состояния и если не погибает, то далее чисто по-ницшеански становится сильнее. Упомянутая Германия в 17 веке прошла через Тридцатилетнюю войну, оставившую мощнейший след в национальном сознании и, по сути, во многом сформировав его. Немцы так отчаянно убивали друг друга, что когда осознали масштаб самоубийственной резни, то оцепенели на два столетия. Поэтому на происходящее в Украине нужно смотреть глубоко философски. Дерьмо – это экзистенциальный императив украинского общественного уклада, и, возможно, мы должны пройти через этот этап, чтобы в будущем подняться на более высокий уровень развития.

Человек, как известно, в начале своего пути безбожно гадит под себя. На самом деле, он делает это всю жизнь, но более элегантно, выталкивая экскременты на периферию своего бытия. Чем более цивилизован человек, тем дальше он выводит экскременты.

Поэтому дерьмо, в котором мы задыхаемся, отражает меру нашего развития.

Здесь стоит вспомнить об одной мысли, касательно современной украинской модели, что я последовательно провожу с 2005 года. После того, как был низвергнут Отец (Кучма), то наша страна должна была последовательно пройти через три разочарования (признаюсь, честно, спер мысль у Ницше из главы о трех превращениях человека в его «Заратустре») Его Детьми. Разочарование в Вите, Юле и Вите (ВЮВ) отражало стадии продвижения нашего общества на пути к перевоплощению. Нужно достигнуть самого дна Дантовых кругов ада, чтобы потом вознестись ввысь на уровень Фауста Гете.

Страдания, через которые проходит наша страна, есть зло, порождающее меру вещей. Нужно выстрадать свою судьбу, чтобы стать в меру злым, в меру добрым, в меру добродетельным, в меру щедрым. Путь к мудрости лежит между крайностями человеческого характера. Это же касается и пути того или иного народа к процветанию.

Конечно же, эти размышления не политическая программа и не план действий, но любая идеология должна соответствовать тем условиям, в которых движется тот или иной политический субъект. Мы должны смотреть на нашу реальность глазами строителя, волею судьбы оказавшегося в болоте. С его стороны было бы ошибкой, громадной ошибкой, строить в трясине огромный небоскреб. Сначала нужно заложить фундамент, чтобы спустя годы, а то и столетия, на месте болота засверкало красивое здание.

Мы станем успешным народом, когда его малая часть осознает, что выгодоприобретения от сотрудничества будут выше, чем стремление кинуть своего ближнего. Когда мы получим нормальные отношения в малых группах, то постепенно они распространятся на все общество. Если мы не усвоим уроки человеческого общежития сегодня, то нам придется их усвоить спустя 50-100-200-300-500 лет. В противном случае мы исчезнем, хотя, даже и в этом случае выполним свою миссию – другие народы будут знать, КАК НЕ НУЖНО ЖИТЬ.

Впрочем, я все же остаюсь на позициях оптимиста. Наше общество достаточно перегнило, чтобы дать буйные плоды новой жизни. Мы видим это на сотнях примерах самоорганизации наших соотечественников. Эти группы достигают локальных успехов в самых различных плоскостях, начиная от защиты бездомных животных до громких изобличений в коррупции власть предержащих. Как и немцы, три с половиной столетия назад, украинцы пресытились прелестями социальной клоаки во всех ее проявлениях. Значит, впереди буря перевоплощения.




Комментирование закрыто.