Как чемпионат Европы по футболу еще раз вскрыл проблему ожидания чуда в украинском обществе

Геннадий Охримчук, для "Хвилі"

Коноплянка на Евро 2016

27 июня определились восемь команд, которые будут продолжать борьбу за звание чемпиона Европы по футболу. В одном из матчей грянула настоящая сенсация. Сборная Исландии, дебютант соревнований, представляющая страну с 300+ тысячами населения, выбила из турнира родоначальников футбола сборную Англии. Тренер сборной Исландии по совместительству является стоматологом. Соцсети отреагировали мгновенно. Мол, для того, чтобы выигрывать нужны воля и характер. Остальное неважно. В понимании украинской широкой общественности произошло спортивное чудо.

Ранее украинская околофутбольная общественность была дважды замечена в рефлексиях по поводу этого футбольного турнира.

Во-первых, все ждали чуда от украинской сборной.

Во-вторых, болели против России.

Боление против России.

Во-первых, болеть против России в то время когда твоя собственная сборная выступила еще хуже, как минимум глупо.

Во-вторых, это забирает кучу энергии и отвлекает от собственных проблем. Это напоминает болезненные реакции на любые высказывания россиян по поводу Украины. Мы наблюдаем это на протяжении последних лет. В то время как единственная правильная позиция по этому вопросу — нам должно быть всё равно.

В-третьих, раз уж мы так болезненно обеспокоены не собственным провалом, а провалом России, то надо отдавать себе отчёт в том, что футбольная проблематика Украины и России схожа как две капли воды. И лучше её понимать, чтобы, так сказать, отгребать от тонущего корабля в нужном направлении.

Клептократия как форма существования российского футбола.

Нужно сказать, что российские футбольные чиновники, как и “нефутбольные”, не очень представляют, что такое конкурентоспособный современный футбол. После развала СССР, российский футбол получил хорошие стартовые позиции благодаря воровству ведущих украинских футболистов. Подготовленные в Украине футболисты — Юран, Канчельскис, Цымбаларь, Никифоров, Тернавский, Онопко, Щербаков, хоть и питерец, но ставший именно в Киеве звездой Саленко, стали играть за сборную России. Приближался чемпионат мира 1994 года. Россия как правопреемница СССР получила единственную путёвку в отборочный турнир. Это сейчас ФИФА задним числом включает в отбор Косово. А тогда футбольная Украина начала отставать уже на старте.

С одной стороны, клептократическая сущность российского общества проявилась уже тогда.

С другой — игроки также выбрали свой путь. По их признанию, они считали, что шанс поехать на чемпионат мира бывает раз жизни. Это, как минимум, странно. Например, хорваты, которые составляли костяк тогдашней сборной Югославии, также не участвовали в отборе. Но они остались верны себе. Футбольная карма существует. В 1998 году хорваты заняли на чемпионате мира 3-е место. По возрасту это было точно такое же поколение игроков. Мне кажется, что у сборной Украины не было шансов в 1997 году выиграть переходный матч за право поехать на чемпионат мира у Хорватии, несмотря на тогдашний всплеск украинского футбола имени Лобановского.

Возвращение Лобановского.

В 1996 году братьям Суркисам удалось вернуть в Украину человека, который определял доминирование Украины в советском и европейском футболе на протяжении конца 70-х и 80-х годов. Вернувшись в Динамо, Лобановский взял последнее поколение игроков взращённых еще по советской системе, и навёл с ними шороху в Европе. С точки зрения эмоций, наверное, это было нужно для страны в конце 90-х. Но победы конца 90-х сыграли с нашим футболом злую шутку. Наступило успокоение. Выигрываем же, чего менять то. Но за этим последовал провал. В начале 2000-х образовался сильнейший дефицит качественных футболистов. Тех, детство которых приходилось на начало 90-х, когда рухнула как советская система воспитания спортсменов, так и система массового спорта. В то же время, финансово окрепшие олигархи стали поддерживать футбол. Но оказалось, что без легионеров не будет вообще никаких результатов.

Олигархический футбол и лимит на легионеров.

Заниматься развитием и выстраивать конкурентоспособную бизнес-модель — это не для наших олигархов. И за очень короткое время украинский футбол был наводнён иностранными футболистами разного качества. В 2004 году дошло до анекдотической ситуации. В Лиге чемпионов участвовали киевское “Динамо” и донецкий “Шахтёр”.

В матче “Динамо” — “Байер” (Германия) на поле было всего два украинских футболиста. Вратарь “Динамо” Шовковский и нападающий “Байера” Андрей Воронин.

И в матче “Шахтёр” — “Милан” (Италия) на поле также было всего два украинских футболиста. Полузащитник “Шахтёра” Тимощук и нападающий “Милана” Андрей Шевченко.

После этого, в 2005 году, был установлен лимит на легионеров. Разрешалось выпускать на поле не более 7-ми иностранных футболистов. Так была допущена системная ошибка пустившая со временем весь украинский футбол под откос. Ведь на поле кроме легионеров нужно было выпустить 4 игрока с украинским паспортом. В условиях дефицита качественных украинских игроков это превратилось в большую проблему.

Во-первых, игроки в условиях временной монополии получили более выгодные контракты только за наличие украинского паспорта.

Во-вторых, они перестали конкурировать и прогрессировать.

В-третьих, они перестали уезжать в более сильные европейские чемпионаты.

Лучших украинских футболистов начиная с юношеских лет начали забирать себе два столпа отечественного клубного футбола — “Динамо” (Киев) и “Шахтёр” (Донецк). Забирать и превращать в посредственных.

Как деградировало “Динамо”.

С распадом СССР у киевского “Динамо” начались проблемы с деньгами и клуб оказался на грани банкротства. В 1993 году Григорий Суркис с партнёрами обеспечили финансирование клуба, вернули Лобановского, и, пока был запас игроков еще советской системы, всё было хорошо. Выходы в четвертьфинал и полуфинал Лиги Чемпионов, доминирование на внутренней арене. Но потом начались проблемы и результаты ухудшились. Это было заметно еще до смерти Лобановского. А уж когда его не стало, развитие киевского “Динамо” и вовсе прекратилось. Владельцы клуба так и не определились с тем, какой клуб они хотят видеть. Память о победах 80-х и 90-х толкала на амбициозные цели — повторить успех. Но конкурентная среда в европейском футболе поменялась столь существенно, что ни о каком выигрыше Лиги Чемпионов клубом из восточной Европы не может быть и речи. “Динамо“ не вписалось ни в одну бизнес-модель, приемлемую для футбольного клуба из Восточной Европы. Это ни супер-клуб, который выигрывает европейские титулы, ни клуб, который поставляет таланты в более богатые клубы. Складывается впечатление, что клуб застрял во времени и пространстве и существует пока у владельца есть деньги.

А ведь в том, чтобы продавать игроков нет ничего зазорного. Великий амстердамский “Аякс”, который выигрывал Лигу Чемпионов четырежды, а в крайний раз относительно недавно, в 1995 году, и тот переосмыслил свою бизнес-модель. Несколько лет назад ныне покойный Йохан Круифф сформулировал её предельно чётко:

Мы будем воспитывать победителей Лиги Чемпионов! Только в составах других команд.”

Что не так с “Шахтёром”.

Донецкий “Шахтёр”, в отличие от “Динамо”, имеет бизнес-модель и даже адекватный ей маркетинг. Вернее, имел до 2014 года. Он пошёл по португальскому пути. Такую модель для себя выбрали ведущие португальские клубы. Вкратце эту бизнес-модель можно описать так.

Купить 18-20-летнего бразильского футболиста. За 3-4 года довести до европейского уровня готовности (большинство латиноамериканцев сыровато для Европы в таком возрасте). Продать в европейский чемпионат в разы дороже.”

До 2014 года это работало. Сейчас клуб поневоле переориентирован на воспитание собственных кадров.

Тем не менее, к Шахтёру есть две крупные претензии.

Первая из них — это то, что в погоне за результатами (во всех смыслах), “Шахтёр” заложил очень слабые, как для лидирующего футбольного клуба, традиции. Футболисты, которые выиграли Кубок УЕФА в 2009 году — это, преимущественно, бразильцы. Они отработали контракт и уехали. Не осталось костяка команды из украинцев, которые были бы легендами и передавали бы эти легенды из поколение в поколение. Это есть во всех ведущих европейских командах. Даже в “Динамо” (Киев).

Вторая претензия — это то, что тесня киевское “Динамо”, и игроки, и тренеры, и руководство “Шахтёра” наводнили украинский футбол невиданным количеством грязи. Череда матчей между командами — это череда скандалов на поле и за его пределами. Эта грязь не даёт возможности создать хорошо продаваемый футбольный продукт.

Причины по которым чуда не будет.

Это краткая история независимой футбольной Украины с точки зрения футбола как бизнеса. Чтобы не тратить время на Россию, хочу сказать, что у них то же самое. Только масштабнее.

Есть ли выше хоть одна причина, по которой сборная Украины должна была выступить успешно на чемпионате Европы? Думаю, что нет.

Зато причин неудачи очень много.

Это по пунктам:

  1. Неконкурентоспособность украинских игроков. На высоком уровне (имеется в виду, в Европе) играет один Коноплянка. То, что он хотел уехать и уехал — большая удача.

  2. Неконкурентоспособность украинской системы подготовки молодых игроков.

  3. “Олигархичный” характер футбола в целом, что привело к неконкурентоспособности украинского футбола как бизнес-модели.

  4. “Невовлечённость” в футбол болельщиков. Будем честны, большинство из нас интересуется футболом только когда сборная и клубы играют большие матчи. А это бывает несколько раз в год. И то, это участие ограничивается покупкой билета на футбол.

  5. Общая склонность украинца к ожиданию чуда. Что сборная выиграет сама по себе. Что прилетит волшебник. Что придёт Порошенко, Тимошенко, Саакашвили, Савченко, иностранный тренер Марчелло Липпи, иностранный глава судейского корпуса Пьерлуиджи Коллина и всё наладит. И тогда заживём!

    Не произойдёт. Не прилетит. Не наладит. Не заживём…..

Как это работает у них.

Между тем, в ¼ финала нынешнего чемпионата Европы представлены как минимум четыре сборные, которые в тот или иной период переживали серьёзный кризис футбола — это Бельгия, Исландия, Германия и Франция.

Сборная Бельгии знавала золотые времена с 1980 по 1998 годы регулярно участвуя в мировых и европейских форумах. В 2000 году чемпионат Европы проходил в Бельгии и Нидерландах. Если вторые прошли в полуфинал и не победили только чудом, то футбольная Бельгия в 2000 году стала валиться в пропасть. Тем не менее, они смогли переосмыслить проблему и создали систему подготовки футболистов, которая сработала только через 12 лет.

Примерно в те же годы проблемы появились у немцев. Их ставка на силовой характерный футбол перестала срабатывать. Они перезапустили у себя систему подготовки таким образом, что она стала выдавать игроков с выдающейся техникой. Результат — с 2006 года они как минимум выходят в ½ каждого турнира в котором участвуют.

То же самое Франция. Её успех в 1998 году — это плод двадцати лет работы системы.

Исландская сказка 2016 года — это тоже плод работы системы.

Система как основа успеха.

За каждым спортивным успехом, особенно в командном виде спорта стоит система.

Если мы говорим, что политика — это борьба организаций, и бизнес — это борьба организаций, то соревнования в командных видах спорта — это тоже борьба организаций.

Применительно к спорту можно дополнить знаменитую аксиому.

В борьбе двух спортивных команд побеждает более подготовленная.

Из двух одинаково подготовленных побеждает та, у которой лучше организация в целом.

Из двух одинаково организованных побеждает та, у игроков которой выше индивидуальное мастерство.

Из двух одинаково мастеровитых команд побеждает и запоминается болельщикам та, которая играет с большей страстью.

Решает не то, исполняем мы гимн или нет. Это важное условие, но недостаточное. В 2014 году Бразилия всем стадионом пела гимн. Это не помешало проиграть 1-7 Германии.

Решает система подготовки, которая даёт возможность собрать команду лучших из лучших.

Что делать.

  1. Понять, что чуда не будет.

  2. Переосмыслить футбол как бизнес-модель, понять какое место занимает украинская сборная и клубы на сегодняшний момент.

  3. Понять какое место мы хотим занять.

  4. Оценить ресурсы, необходимые для достижения.

  5. Создать систему. Систему во всём — в подготовке тренеров, в маркетинге, в массовом спорте, в строительстве площадок, в подготовке футболистов.

  6. Придерживаться этой системы на протяжении 10-12 лет и далее.

И последнее.

Я не уверен, что основная масса болельщиков может с пеной у рта требовать отчётов от наших футболистов и тренеров. На данном этапе они вправе только принять или не принять существующий порядок вещей.

Но можно это попробовать изменить. Есть множество примеров когда клубами владеют болельщики. Самый известный из них — Барселона. У этого клуба около 200 тысяч “сосиос”, членов клуба, имеющих право голоса при выборе президента клуба. За это право они платят 150 евро в год. Это 30 миллионов евро в год. Бюджет Барселоны — около 680 миллионов евро в год. Сейчас это менее 4% от дохода. Но 30 лет назад это было около 90%. Как результат, Барселона производит законченный футбольный продукт востребованный во всём мире.

Бюджет Динамо, по некоторым данным, в 2013 году был около 60 миллионов долларов. Фаны “Динамо” (Киев) вполне могут объединится и выступить одним из акционеров клуба. Это был бы выход из тупика для этого клуба.

Хочу закончить цитатой известного английского тренера сэра Бобби Робсона.

Что такое футбольный клуб? Это вовсе не здания, не совет директоров и не люди, которым платят за то, чтобы они его представляли. Это не телевизионные контракты, клаусулы, отделы маркетинга или ВИП-ложи. Это – шум, страсть, чувство принадлежности и гордость за свой город. Это когда маленький мальчик, крепко сжимая руку отца, впервые поднимается по ступеням стадиона, завороженно глазея на священный газон и непроизвольно влюбляясь во все это – раз и навсегда.”

Эти слова — магия для более чем трёх миллиардов людей в мире. Именно столько смотрело чемпионат мира два года назад.




Комментирование закрыто.