Иллюзия восприятия и понимание действительности

Андрей Мышко, для "Хвилі"

sur119

В давние-давние времена, в год московской Олимпиады, пророк Тоффлер написал книгу [1], в которой провозгласил скорое пришествие эры постиндустриализма. Книга была успешной, ее читали и перечитывали. У пророка появилась масса последователей и благодарных слушателей. Пророк стал классиком и в наше время любому образованному человеку стыдно не прочитать вышеупомянутую книгу, и тем более негоже подвергать сомнению ее положения. Святотатством попахивает. Тем более, прошло уже почти сорок лет, все признаки налицо, и только идиот не видит, что живем мы уже при развитом постиндустриализме. Продвинутая публицистика даже ведет речь о пост-постиндустриализме, сетевое сообщество рьяно прозревает недалекое уже будущее, живописует нам его соблазны и сладкие ужасы.

Никогда раньше не было такого количества людей во многих странах, даже образованных и, возможно, умудренных опытом, но столь беспомощных интеллектуально, буквально тонущих в водовороте противоречивых, спутанных, разнообразных идей. Сталкивающиеся противоположные восприятия сотрясают нашу духовную вселенную.

Элвин Тоффлер, «Третья волна», 1980

Существует эффект зрительного восприятия, когда наблюдатель сознательно или же непроизвольно даёт не соответствующее действительности объяснение наблюдаемой им картине.

Вместе с тем объяснение случайно созданного пятна иногда используется психологами для выяснения свойств интеллекта испытуемого, у которого обман зрения вызывается преднамеренно.

Википедия, Обман зрения

Вот только эмпирическая реальность наша, в особенности украинская, все никак не даст повода утверждать, что постиндустриальная революция совершилась и у нас. Может быть там, на далеком и блестящем Западе, все давно произошло,  но к нам Третья волна, если и докатилась, то только жалкими брызгами. И, наверное, ничего страшного в этом нет – в конце концов, каждый процесс имеет свои региональные и хронологические особенности – но это затянувшееся ожидание нервирует.

Мы, аборигены той или иной степени продвинутости, все книжки уже прочитали и твердо выучили, что именно должно происходить, и что мы должны наблюдать в реальности согласно теории. Однако сколько ни наблюдаем, видим совсем другое. В результате –  когнитивный диссонанс: мы не видим того, что понимаем, и не понимаем того, что видим. Предсказанные грандиозные изменения третьей волны и прочие сингулярности все никак не начнутся, а то мелкое копошение в привычном болоте, которое вот-вот должно быть сметено приближающимся катаклизмом, нас не вдохновляет.

А поскольку ожидание уже неприлично затянулось, то получилось так, что адекватного описания и понимания нашей существующей, и все никак не желающей уходить, реальности у нас фактически нет. Ситуация, я считаю, ненормальная.

Как следствие, мы не склонны и неспособны к осмысленной деятельности по ее (реальности) преобразованию. А чтобы не чувствовать себя совсем уж идиотами, мы хватаемся за любые подходящие и неподходящие теории и объяснения, и вследствие этого становимся чрезвычайно уязвимыми к разного рода манипуляциям, или даже прямому обману, если только они обличены в наукообразную или псевдофилософскую форму.

Надеясь на чужих пророков и авторитетов, мы используем их понятия, язык, подходы и идеологию, при этом не особо задумываемся об определениях, границах и пределах их применимости. Мы берем готовый когнитивный инструментарий и пытаемся применять его к нашей собственной действительности.

И все равно не выходит!

Вот, смотришь на Запад через постиндустриальные очки – такая красота и благолепие! Тут тебе и сетевые общества, и глобализация, и локализация, и искусственный интеллект, и кастомизированная экономика, и много еще разных вкусностей.

А у нас что?! Смотреть противно! Нищета, отсталость, глупость, лень, бардак, сплошное воровство и коррупция… И главное, нежелание как-то это менять.

Почему так?

Очевидный и самый широко пропагандируемый ответ: потому что мы такие и есть – неполноценные, неисправимые, неготовые к светлому будущему, обреченные на вечное прозябание на задворках истории.

Оставим сейчас в стороне вопрос, не заинтересован ли кто-то кое-где (не) у нас порой, чтобы мы так о себе думали. Где-то в глубине души мы все же с этим согласны. Однако такое представление о себе и мире – неизбежный источник фрустрации, самоуничижения  и всяческих деструктивных комплексов, что крайне сильно мешает нам жить. И с этим нужно что-то делать.

Что?

Во-первых, снять очки. Любые, самые дорогие, красивые и модные. Все они, так или иначе, искажают перспективу и напрягают аккомодацию. Поэтому снимаем, и пристально смотрим в зеркало и вокруг. Изучаем себя и окружающий мир как в первый день творения, без гнева, пристрастия, приобретенных стереотипов и клише. Уверяю вас, это занятие крайне увлекательно, поучительно и способствует повышению остроты зрения. Да и мир вокруг может перестать быть унылым и серым, и заиграть новыми, незнакомыми красками, если убрать с глаз шоры и светофильтры.

А во-вторых, думаем. Спросим себя: какова на самом деле цель и смысл этой самой познавательной деятельности в социально-политической области, которой все мы вроде как занимаемся по мере сил и возможностей? Наверное, помимо удовлетворения любопытства, зарабатывания денег, регалий и должностей, ублажения самолюбия и прочих социально-поощряемых видов деятельности, существует еще и стремление способствовать изменениям социальной и политической реальности в направлении более приемлемого их состояния. Какого? Затруднюсь сформулировать это научно. На обыденном языке это звучит так:  чтобы нам у нас было хорошо! Что бы под этим ни понималось.

Что для нас хорошо, и как этого добиться у нас – извечные вопросы, которые могут как создать, так и разрушить любую общность. Готовых ответов на них нет, или же у каждого свои ответы. Добиться консенсуса в обществе даже по поводу таких фундаментальных вещей  – трудно, если не невозможно.

Но все же, у каждого есть хотя бы смутное интуитивное ощущение, что есть хорошо, а что есть плохо. Называется этика.

Есть еще такие вещи как логика и научный метод познания. То, о чем все знают, все учили, но применять предпочитают только к каким-то отвлеченным вещам.

Этими инструментами  и воспользуемся. Естественно, этого будет недостаточно для решения указанной выше проблемы – формирования полной и адекватной картины мира, однако до некоторой степени поможет рассудить, какая из научных, философских или социально-политических концепций, воплощаемых или обсуждаемых у нас в стране, принесет благо и приблизит к состоянию «хорошо», а какая – нет.

Мне кажется, это было бы крайне полезным для нас. Накопилось достаточно понятий, которые хочется вытащить на свет Божий и пристально рассмотреть, возможно, с последующим разоблачением. По мере сил и умения я постараюсь приложить к этому руку.  И пусть это затянувшееся вступление послужит манифестом и заделом на будущее.

Должен сделать отступление и покаяться.

Читатель может подумать, что автор пренебрежительно и отрицательно относится к западным мыслителям, их концепциям и идеям. Это не так. Я очень уважительно ко всем им отношусь. Хотел бы я тоже написать что-то вроде «Третьей волны» или «The Network Society» [2], но Бог, видимо, не дал. И в наших проблемах Тоффлер и прочие постиндустриалисты и постмодернисты не виноваты. Они не хотели вводить нас в заблуждение и ввергать в когнитивную панику. Они делали то, что умели, и так, как умели.

Вообще, они молодцы. Они пишут свои книги на основе того, что видят вокруг. Они видят современное им западное общество, обобщают, теоретизируют, определенным образом моделируют и формулируют свои выводы в виде прогнозов, законов, моделей или тенденций. В общем – это такая очень добротная и полезная эмпирическая наука.

А вот их последователи, особенно наши, доморощенные – конструктивисты. Они берут готовое чужое знание, готовые модели, переконструируют их и пытаются внедрять, т.е. модифицировать окружающее общество (или даже шире – действительность) таким образом, чтобы оно выглядело и вело себя согласно их моделям и ожиданиям. Конечно, здорово ощущать себя демиургом или прогрессором на отсталой планете, но в большинстве случаев такая практика не приносит ничего, кроме жертв и разрушений.

Самих западных мыслителей, как и западное общество в целом, можно было бы упрекнуть только в одном. Присутствует у них эдакая профессиональная аберрация. Если в России, что бы они ни делали, получается автомат Калашникова, то на Западе, что бы они ни изучали, они изучают себя любимых. Какое бы социальное или прочее явление не стало бы предметом их рассмотрения, они в первую очередь проецируют его на себя и далее рассуждают, в сущности, только о том, как они бы повели себя в данной ситуации, какие бы цели они преследовали и каким путем бы к ним шли. Традиции, мотивации, культура, исторические корни данного явления и прочий туземный бэкграунд, как известно, шерифа не волнуют. Поэтому западные мыслители, вкупе с западным политическим эстеблишментом, с упорством, достойным лучшего применения, насаждают демократию в африканских племенах и впаривают либеральные ценности деспотическим режимам. А все, что не видно в их идеологический монокль и не укладывается в прокрустово ложе их рецептов, для них не существует.

И хуже всего то, что оно со временем действительно перестает существовать. Под крики об уважении к особенностям, разнообразию и прочей толерантности, происходит тотальная унификация под вывеской глобализации. Запад видит только Запад и порождает только Запад. Все незападное либо перемалывается в нечто западноподобное, либо гуманно, но непреклонно уничтожается. Этот процесс неявен и не быстр. Но он идет. Мы с вами можем это ощутить на своей шкуре, потому что оказались перед дилеммой: либо быть перемолотым Западом, либо исчезнуть. Третьего пути нет, потому что Россия, под крыло которой некоторые хотели бы спрятаться, находится перед тем же вызовом и в том же процессе, только на более ранней его стадии. Поэтому нельзя упрекать наше руководство в низкопоклонстве перед Западом. Оно думает о нашем выживании.

Задам риторический вопрос. Можно ли не быть перемолотым? Наверное, можно. Хотя и крайне трудно. Для этого следует стать западнее Запада и святее Папы Римского. Нужно реализовать и предложить Западу такую социальную и интеллектуальную инновацию, которую он признает для себя интересной, ценной, и безусловно заслуживающей сохранения, и развития. И это должен быть не пост в фб, не книга, не айфон и даже не «програма дій уряду». Это должны быть новые ценности, новые цели,  новый способ организации общества, новый план, процесс и реальный результат совместных действий по их достижению.

Способны ли мы породить нечто подобное? Способны ли мы эволюционировать,  причем быстро, быстрее, чем Запад нас перемелет?

Не знаю. Хочу верить, что да.

Знаю людей, энтузиастов, которые тоже над этим думают, разрабатывают теории, организационные схемы, планы и даже пытаются что-то воплощать на практике. Лично я желаю им всяческого успеха.

Однако должен с прискорбием заметить, что чаще всего их деятельность бывает обречена на неудачу. Причина та же – неуместное использование принятых на Западе идей и концепций, не совсем адекватных или совсем не адекватных нашей реальности, внедренных у нас в рамках идущей «западнизации» и призванных не допускать рождения и разрушать все уникальное и выпадающее из принятого там подхода. Эти идеи выступают как привлекательные приманки, на которые слетаются креативные натуры и тратят свое время, силы и творческую энергию на их развитие с заведомо неизбежным отрицательным результатом. В то время как другие вещи, возможно, менее раскрученные и привлекательные, но более полезные и перспективные в наших условиях, оказываются оболганными, дискредитированными и/или немодными, и остаются без должного внимания и проработки. Это печально и с этим следует бороться.

Начнем нашу борьбу с рассмотрения одной такой идеи, одного мифа, а именно: мифа о сетевой организации и сетевом обществе. Об этом – в следующей статье.

ССЫЛКИ И ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Элвин Тоффлер, «Третья волна»

[2] Manuel Castells, «The Network Society: From Knowledge to Policy»

[3] Фейсбук автора

 


Загрузка...


Комментирование закрыто.