Чартерные города — путь к процветанию

Китти Сандерс

sur128

Проблема бедности становится сегодня все более актуальной. Наши левые «друзья» со свойственной им наглостью говорят, что только они могут ее решить, но по факту весь результат их деятельности за период с 90-х по 2014 можно охарактеризовать только как последовательное доведение вверенных им стран до африканского состояния. Французский бизнес бежит из страны. Венесуэла превратилась в разгромленную криминальную помойку с кучей безумных запретов. Жизнь в Никарагуа стала гораздо хуже, чем при правлении династии Сомоса. Аргентинская инфляция и тотальная неконкурентоспособность промышленности окончательно подорвали экономику страны. Все, чего добились левые — это воссоздание обновленного квазисоветского блока во главе со скатывающейся в диктатуру Россией. Сложно назвать это достижением. Еще сложнее назвать этот неуклюжий союз диктатур способом решения проблемы бедности.

Paul RomerЛюбопытный и неполиткорректный (т.е. правый) рецепт лечения этого социального недуга предложил молодой талантливый экономист Пол Ромер. Его концепцию чартерных городов можно охарактеризовать как создание анклавов Первого мира в Третьем. Сам Ромер призывает «создавать новые Гонконги». Идея заключается в следующем. На «пустом месте» в бедной отсталой стране создается высокотехнологичный город, который неподконтролен правительству и который по сути принадлежит группе акционеров, в роли которых выступают крупные международные корпорации. Город подчиняется собственному уставу, контролируется советом директоров под наблюдением страны с безупречной репутацией — сам Ромер обычно предлагает Канаду или Швейцарию. Во главе совета должен стоять губернатор, назначемый той же Канадой или Швейцарией. Экономически он не зависит от государства. Судебная система заимствуется у Британии. Обычно этот пункт вызывает массу возражений у сторонников «суверенных национальных государств» и «идентаристов» Третьего мира, однако в действительности очень многие системы, считавшиеся «незаменимыми» и выступавшие «гарантами национальной суверенности», сегодня успешно заменены на международно-космополитические. Панама и Эквадор ликвидировали собственные национальные валюты, импортировав доллар США, большинство стран Европы отказалось от национальных валют, импортировав евро, а «вступление в ВТО является надежным способом импортировать» экономические структуры Первого мира, пишет The Atlantic. В таком случае, почему бы пойти дальше и не заменить вообще все коррумпированные и неработающие структуры бедной страны на импортные образцы и систему частных договоренностей? «Какие механизмы необходимо внедрить в развивающихся странах, чтобы дать дорогу правилам, работающим в остальном мире?» — спрашивает Ромер.

Прежде всего Пол Ромер провозглашает приоритет интеллектуальных ресурсов. Природные ресурсы в современном мире теряют ценность в сравнении с ресурсами интеллектуальными. «Приток мозгов» в чартерный город позволит сформировать процветающий филиал Первого мира на его территории. Люди, которые годами пытаются попасть в США, Канаду, Британию или страны континентальной Европы, смогут жить и работать в городах нового типа, не уезжая от родных и близких, не оставляя свою культурную среду. Это также снизит криминальную и мошенническую миграцию в Первый мир — человеку не нужно будет проходить унизительную процедуру «доказательств состоятельности», подделывать справки и страдать от бюрократии в посольствах.

В чартерной модели чрезвычайно важна прозрачность. Основная причина современной нищеты — коррумпированность и тотальность, присущие государствам. По большому счету, они по-прежнему сохраняют тотальную власть, лишь делая вид, что они ослаблены. У них нет конкурентов. Любой крупный бизнес или аналогичную ему структуру можно легко уничтожить силами государства и даже напрямую запретить, тогда как обратный процесс невозможен — никакая сила в стране не способна серьезно ограничить государство законными методами.
Я упомянула необходимость строительства такого города на «пустом месте». Это принципиальный момент, по мнению создателя концепции. Внедрить принципы прозрачности, открытой экономики, «диктатуры устава и договора» чрезвычайно сложно. Менталитет третьего мира, религиозные структуры, институциональная инерция, коррупция, даже банальная логистическая неэффективность уже построенного города и прочие факторы могут испортить идею на корню. Попробуйте представить себе чартерный город будущего, своеобразный Сингапур или Гонконг, в бразильском Рио или аргентинском Буэнос-Айресе с их крайне запутанной географией, неэффективной транспортной системой, социальным жильем и фавелами. Неуклюжие «социальные государства» с их громоздким аппаратом и мощными пропагандистскими машинами ограничивают чартерный город, не оставляют ему свободного юридического пространства, если он создается в качестве «надстройки» на уже существующем населенном пункте. Население требует от государства привычной «защиты» и пособий, «новый Гонконг» пытается объяснить, что законы государства на его территории не действуют, «массы» выходят на улицы, федеральное правительство аннулирует первоначальные договоренности, и чартерный город превращается в банальный «регион инновационного развития», подчиненный и подконтрольный национальным властям. Несложно догадаться, что никакая компания или страна не станет вкладывать деньги в столь «сырой» проект, да и импортировать британскую судебную систему туда вряд ли получится. Так произошло в Гондурасе, где проект Ромера фактически был превращен в очередную «зону свободной торговли». Подробнее мы поговорим о гондурасском эксперименте и причинах отказа Ромера от участия в нем в следующей статье.

Помимо названных выше причин создавать новый город, формат «города в чистом поле» гарантирует добровольность отношений в нем. Тот, кого не устраивает капиталистический город будущего, попросту не поедет туда; если же проект реализовывать в уже существующем городе — придется что-то делать с людьми, которые там живут и которых не устраивают новые условия. Ромер выдвинул лозунг «Boots not ballots». Граждане частных городов «голосуют ногами, а не бюллетенями», подтверждая фактом своего переезда добровольность выбора. Вопрос демократического устройства внутри самого города остается открытым: право решать, допускать людей до голосования или нет, остается у доверенных лиц и назначенного губернатора. Безопасность в городе будет обеспечиваться частными охранными структурами. Деятельность частных полицейских организаций, совмещенная с взвешенной иммиграционной политикой (власти имеют право фильтровать прибывающих, исходя из интересов города и «акционеров»), гарантирует высокий уровень безопасности.

Выгода от реализации проекта будет невероятной для страны, которая решится его воплотить. Во-первых, в такой стране будет автоматически решена проблема национальной безопасности. Никто не сможет напасть на страну, в которой настолько сильно замешаны интересы международных корпораций. Во-вторых, огромный поток инвестиций поднимет общий уровень жизни в стране и позволит параллельно развивать национальный бизнес, а привлекательность страны и популярность правительства, добровольно отказавшегося от управления городом в пользу прозрачного международного комитета, будет очень высокой. В-третьих, чартерный город платит налог на землю. Он должен быть невысоким, чтобы чартерный город не обременял жителей брутальными налоговыми сборами, но тем не менее. В-четвертых, профессионалы, прибывающие в город для работы, резко повышают интеллектуальный потенциал страны и качество населения. В-пятых, научно-технические разработки произведут революционные преобразования в стране — ведь чартерный город, будучи в общем независимым от федерального правительства, будет поддерживать отношения с внешним миром, заключать договоры и сотрудничать с компаниями, расположенными по соседству. В-шестых, город потребует развитой высокотехнологичной инфраструктуры и логистической системы, которые однозначно будут проходить и по территории страны. Например, чартерный город потребует большого количества закусочных и ресторанов, которым будут нужны современные дороги, проходящие по территории государства, а также система складов и развитая агроиндустрия. Если страна, на территории которой расположен такой город, сможет договориться с его администрацией, то инвестиции в пищевую промышленность и энергетическую отрасль гарантированы. Наконец, чартерный город должен предоставлять максимально широкий спектр экономических услуг; не имея конкурентов, он может превратиться в мощный финансовый узел, в котором сходятся интересы крупных корпораций, национальных государств, региональных бизнесов и крупных банковских систем.

Две страны в Латинской Америке в свое время пошли на сильную либерализацию своих экономических систем и уступки международным компаниям и банкам. Речь идет о Чили и Панаме. Обе страны процветают уже много лет; более того, они едва заметили мировой финансовый кризис. Аналогично поступили власти Сингапура, которые провели жесткую экономическую либерализацию, добившись процветания и беспрецедентного роста жизни. К сожалению, и латиноамериканские «ягуары», и азиатский «тигр» достигли процветания через диктатуры или военное вмешательство США. Чартерные города — это новое слово в области либерализации экономики и удалении государства из области, в которой оно некомпетентно. Получится ли реализовать этот проект в рамках демократической системы, или миру понадобится новый Пиночет и Ли Куан Ю? Время покажет…

Источник: Kitty Sanders




Комментирование закрыто.