Зачем Украине изобретать велосипед в информационной войне

sur07

2014 год заставил украинцев всерьёз говорить об информационной безопасности и информационной войне. На фоне событий Майдана, аннексии Крыма и последовавшей после этого войны на востоке Украины, Российская Федерация продемонстрировала силу и возможности информационной атаки на общества в соседних государствах.

Шквал материалов, согласованная информационная политика внешне не связанных ресурсов, работа с различными средствами донесения информации застали украинские власти врасплох. На государственном уровне ситуация начала изменяться только к концу апреля. При этом до сих пор большинство материалов, в которых присутствует термин «информационная безопасность» почему-то посвящено исключительно роли СМИ (как печатных так и электронных). Смею утверждать, что методы воздействия, используемые сопредельным государством намного более широкие.

И, в связи с этим интересны не только и не столько шаги Кремля, его успехи, сколько факты, где методы информационной войны не сработали. В анализе причин осечек агитационной машины можно найти варианты и механизмы эффективной работы с информацией. И, в том числе, действиях на информационном поле соседей.

Большинство фактов, упомянутых ниже давно известны украинцам. Моя роль всего лишь в том, что я свёл данные, которые рассматривались отдельно друг от друга в одно. Соответственно данный текст — набор банальностей. Но тех банальностей, которые дают результат и зачастую обделены вниманием украинской власти.

Начнём.

Предыстория или как зарождалась машина

Группа В.В. Путина, после прихода к власти одной из первоочередных задач видела усиления своего влияния на медиа-рынок страны. Путин как хороший разведчик изучил опыт Лукашенко по монополизации СМИ 1997-2000 годов. И постарался избежать ошибок «союзника». В частности российские власти не использовали прямых запретов. С помощью близких Кремлю ФПГ они действовали «рублём» — выкупали за любые деньги мало мальски влиятельный канал информации. Как печатный, так и электронный.

То, что российские медиа изменились первым почувствовал уже упомянутый беларуский президент. Если на рубеже 2000 года он фактически вёл собственную PR кампанию в России, то уже в 2001 оказался отрезанным от федеральных СМИ.

Дальше начались медиа-атаки на союзника. Ими сопровождались все без исключения попытки России получить контроль над беларускими компаниями. Этот же фон наблюдался во время склонения руководства синеокой к сдаче позиций в переговорах по созданию различных интеграционных моделей.

Вот лишь несколько примеров.

  • 2003-2004 года. Война «Газпрома» за контроль над «Белтрансгазом». В результате целого ряда «разоблачительных» материалов рейтинг А. Лукашенко был обвален до исторического минимума — 29%.

  • 2006 год. Споры о выходе Беларуси на российский рынок продовольствия и желание РФ получить контроль над частью отечественного автопрома. Те же методы российских каналов опустили популярность Лукашенко на 10%. Учитывая, что это был «год выборов», официальный Минск быстро пошёл на компромисс, но пытался противодействовать заменой новостных блоков на российских каналах своими.
  • В 2008 году, на фоне грузинского кризиса атака повторилась. Однако, эта была первая «победа» Беларуси. Руководство страны не пошло на компромиссы. А в информационном поле уравновесило Россию информацией из других стран. Тем более, что это был период потепления в отношениях с западом.

Кроме того, с 2005 Лукашенко использовал эффективный метод контрпропаганды. Он собирал на массовые пресс-туры журналистов наиболее влиятельных региональных изданий. Что было правильно — для таких людей прямые контакты с первым лицом соседнего государства были лестными для самолюбия. Равно как и заграничная командировка-отпуск «по высшему разряду».

Региональные СМИ стали причиной осечек и в информационной войне против Грузии. Оказалось, что огромный пласт табуированной для федеральных каналов информации свободно распространяется на региональном уровне (вплоть до субъектов федерации). Этим, к слову, активно пользовались грузины.

В Кремле провели работу над ошибками. Россия внесла существенные коррективы с свою систему информационно обработки. Кроме привычных СМИ работа начала вестись ещё по как минимум трём направлениям.

1. Создание системы координат, в которой представитель России, силовых структур этой страны априори воспринимается как носитель добра. Даже, если на определённом моменте действует вопреки общественным нормам и законам страны. При этом граждане соседних государств представлялись в лучшем случае в нейтральном свете. Это проявилось в огромном количестве сериалов и художественных фильмом на темы войны, работы правоохранительных органов, человека и родины и т. д. Заметьте, именно на этом этапе началась героизация СМЕРШ, НКВД, спецназа ГРУ, сил специального назначения ВМФ РФ и подобных структур. Не говоря уже о милиции и прокуратуре.

Этот продукт не только транслировался по российским национальным каналам, но и за относительно небольшие деньги (а зачастую и бесплатно) предлагался для трансляции в соседних государствах.

2. Электронные медиа и социальные сети. Тут упор был сделан не только создание собственного контента, но и на создание фона прочтения новости. Речь идёт о комментаторах в социальных сетях и на ресурсах различных стран. Термин «российский бот» был впервые использован в Украине в 2007 году для описания атаки на новости о демократических партиях перед очередными выборами в Раду. Эксперимент был успешным и с 2009 года система начала работать на постоянной основе в режиме 24/7.

3. Работа с обществом посредством личных контактов. Тут не изобреталось ничего нового. Сила слухов, сеяние панических настроений пересказом «страшных историй» использовалась ещё в 18 веке. И, как ни парадоксально, в эпоху цифровых технологий это работает. Правда, схема несколько иная: идёт параллельный вброс информационных посылов через социальные сети и «уличных агитаторов». За примерами далеко ходить не надо. Слухи про «отжатие авто на беларуских номерах на нужны майдана» в начале 2014 года уже в мае свели практически к нулю количество поездок беларусов соотечественников в Украину. Курортный сезон в Украине сорвали. И настроили часть общества против «бардака у соседей».

Отдельно стоит упомянуть такой тип запуска слухов как ток-шоу (различные суды присяжных, обсуждение судеб людей и так далее). Несмотря на то, что подобный продукт в значительной мере постановочный, истории, которые рассказываются, воспринимаются зрителем как реальные события. И, уже «в пересказе оффлайн», обрастают новыми подробностями.

Таким образом, уже к началу 2013 года Российская Федерация обладала следующими стартовыми условиями для информационной атаки на сопредельные государства:

  1. Сеть популярных телевизионных каналов с ярким развлекательным контентом и скоординированной политикой подачи информации (новости и аналитика)

  2. За счёт кинематографии, производства сериалов и ток-шоу была обеспечена необходимая система координат для восприятия «российского взгляда» как позиции «морального авторитета»

  3. Апробирована и запущена система создания необходимого фона вокруг «чужой» информации в сети интернет. Причём как таковая информационная атака не велась до 2013 года. Комментарии в интернет-медиа и посты в социальных сетях долгое время шли без «централизованных темников». Шло вовлечение в систему и граждан, например Беларуси и Украины, которые подрабатывали копирайтингом в сети.

  4. Создана не сетевая (оффлайн) система распространение необходимых информационных посылов. Которая, на первых порах шлифовалась не в политической сфере а в атаках общественного мнения на бизнес. В первую очередь — ритейл. В Беларуси это проявлялось в периодических атаках (кстати, региональных) на сети Евроопт и «Соседи».

Стоит отметить ещё одну особенность подачи информации российскими СМИ. Даже обычная новость в случае информационной атаки преподносилась через «личные истории». То есть, материал начинался с частности, примера 1 человека на экране и только потом переходил на обобщение. Что, естественно подкупало зрителей, склонных верить информации «друзей, знакомых, родственников». Авторы атаки апеллировали не к фактам а к эмоциям. Что логично — факты опровергаются, а эмоциональный фон остаётся.

Украина. Стартовые условия и места осечек.

На первый взгляд, позиции России в Украине были более чем сильны. Этому способствовало несколько факторов:

  1. Низкая мобильность населения. Более 77% украинцев ни разу не выезжали за рубеж. А более 30% за всю жизнь не покидали границ своей области. Причём в Крыму показатель превышает 47%

  2. Как результат низкой мобильности, в Украинском обществе широко распространены негативные стереотипы восприятия жителей других регионов. Контакты между частями страны зачастую были меньшими, чем жителей приграничных территорий с соседними государствами. Подробнее об этом и специфике восприятия писал недавно в материале ватогенез. Кому интересно — может перейти по ссылке1.
  3. При этом у украинцев огромное значение (как источник информации) имеет «личный контакт» — то, что рассказывают, друзья, знакомые. По данным исследования, проведённого IRI уже в 2014 году 40% жителей страны указало этот способ получения информации как один из основных.2 При этом во всех регионах, кроме запада страны, «рассказ друга» входит в тройку основных источников, которым люди доверяют.
  4. На Юге и Востоке страны широко присутствуют и популярны российские каналы. РТР, ОРТ, НТВ смотрели (и доверяли как источнику информации) 47% и 44% жителей соответственно. Для сравнения, российское ТВ в западной и центральной части страны имело рейтинги имеет 14% и 16%.

  5. Социальные сети. Украина входила и пока входит в число стран, где российские социальные сети по числу пользователей вне конкуренции. На начало 2014 по данным Яндекс в стране было более 7,47 млн. аккаунтов «В контакте», 1,57 млн. «Одноклассники». Фейсбук мог похвалиться всего лишь 857 тысячами участников3. Причём картина была одинаковой в большинстве регионов. За исключением Луганской области с достаточно большим охватом сетью «Одноклассники» — она хоть и осталась на втором месте, но имела значительно большее число подписчиков в расчёте на 1 пользователя интернет. Вторым исключением стала Одесская область, у жителей которой на втором месте Фейсбук.

Для лучшей демонстрации дам сводную таблицу источников информации для жителей различных частей Украины (данные опроса IRI4):

Восток

Юг

Центр

Запад

Источник

% доверия

Источник

% доверия

Источник

% доверия

Источник

% доверия

Украинское ТВ

90

Украинское ТВ

82

Украинское ТВ

95

Украинское ТВ

96

Российское ТВ

44

Российское ТВ

47

Слухи, друзья

49

Газеты

43

Слухи (друзья и т. д.)

43

Интернет

46

Газеты

38

Интернет

43

Интернет

41

Слухи, друзья

30

Интернет

36

Радио

33

На первом этапе информационной атаки действия российской стороны были более чем успешными. Сконцентрированная подача одной и той же темы в СМИ, социальных сетях, комментариях в интернет изданиях и обычных слухах стала неожиданностью для нового правительства Украины. Этому так же способствовало поведение отдельных украинских каналов, которые изменили тональность после победы Майдана. Замена «чёрного» на «белое» сыграла с ними плохую шутку: значительная часть населения начала воспринимать как достоверную информацию из второго по порядку источника. Коими в южных и восточных областях были российские СМИ.

Специфика работы России

А теперь попробую обобщить вышесказанное и сформулировать задачи информационных атак России и основные методы. Задачи можно разделить на две группы (работу по дипломатическим каналам оставим за скобками — тут позиции Украины достаточно сильны):

  1. «Внутренний рынок». Это не только граждане РФ, но и те, кто находится в российском информационном и культурном пространстве. Кремлёвские специалисты рассчитывали, что таковыми являются как минимум жители южных и восточных областей Украины, но и центра, востока Беларуси а так же Казахстана. Информация «для внутреннего пользования» состоит из нескольких составляющих. А именно:
  • Телевизионная картинка с «личными историями». Зачастую откровенный фейк, но с огромной эмоциональной составляющей. Истории беженцев, страшилки про «кары небесные в Украине», репортажи с поля боя. Всё это, повторю, «от первого лица». Репортаж начинается с частности (Бедная женщина…/бравый ополченец…) с результирующим обобщением.

Люди, для которых благодаря сериалам, кино, поп-культуре русский военный — «защитник добра» а Россия «оплот духовности» не будут подвергать сомнению фактуру материала.

Комментарии в к информации (сети, слухи, СМИ) носят в значительной мере положительный характер: гордость за «героев новороссии» и «сочувствие потерпевшим от рук хунты».

  • Сетевые и оффлайн вбросы, усиливающие негативные шаблоны восприятия Украины. Это те же слухи, откровенная ложь по ТВ. Такая обработка не обязательно направлена на очернение Украины в целом. Создаются несколько локальных «страшилок». Коломойский, мародёры-добровольцы, фашистский правый сектор, взяточники на блок-постах и т. д. Упор в данном случае делается на личностное общение, «собственные» впечатления.
  • Последние несколько месяцев появился новый тренд — слухи и сообщение в интернет о «злой руке СБУ». Российские СМИ как ни парадоксально, рассказывают об украинских спецслужбах как о способных эффективно действовать и на территории РФ. Тревожная тенденция — слишком сильно напоминает информирование о чеченской армии в 1998 году.
  1. Информация для противника

  • В этом направлении за 2014 год Россия провела несколько коррекций атак. Если после майдана была общая критика новой власти без акцентирования внимания на персоналиях, то сейчас явно просматривается иной подход. Он заключается в выборе конкретных целей (как персоналии так и группы) а так же тех, деятельность которых освещается в близком к нейтральному ключе. В информации соседнего государства появились такие темы как «партия мира и партия войны в Украине», «ВСУ, которые стали жертвой преступных приказов и потенциально могут перейти на сторону «новороссии»» а так же «фашисты-добровольцы (нацгвардейцы)» и их «идеологи».
  • Второе направление — деморализация противника. Именно с этими целями распространяются фотографии убитых, пленный и раненых украинских силовиков. А так же «репортажи» об ухудшившейся жизни жителей Украины. И, ещё раз подчеркну, «в подаче от первого лица» — бабушке нечего кушать, семья осталась без кормильца, тело убитого сгниёт в канаве.
  • Третье направление – создание очагов напряжённости в Украине. В условиях консолидации общества прямые атаки не имеют смысла. В связи с этим, начиная с весны-лета 2014 года РФ сконцентрировалось на ином.

Через социальные сети, слухи, запускается информация, направленная против отдельных персоналий или институтов власти. Цель — спровоцировать недоверие к ним общества и/или парализовать кадровой чехардой. В качестве «жертв» выбираются чиновники или ведомства, которые и так критикуются в медийном пространстве. Далее просто — перевод критики из конструктивного русла в эмоции. Примеры — «предательство генералов» (и всё МО как структура), переход с не публичности ГПУ на Ярема-коррупционер и предатель, непрофессиональность Нацбанка, злобный МВФ, который желает заморить украинцев голодом. Список можно продолжать и на более локальном уровне. Алгоритм везде одинаков: выбрали жертву — продублировали уже высказанную критику действий — перевели критику на персону (вместо плохо сделал — он сам плох) — продублировали — запустили слухи.

Ситуация на первый взгляд неприятная. Информационная атака неплохо структурированная и достаточно мощная. Однако, уже с марта месяца российская агитация начала «давать сбой». Причины этого стоит искать не только в уровне общественных потрясений после аннексии Крыма Россией, но и в специфике информационного рынка страны.

Места пробуксовки информационной атаки в Украине

1. Телевидение

Действительно, на 50% территории Украины позиции российских каналов были сильны. Но вооружённые волнения охватили лишь часть Донецкой и Луганской областей. Причём, например на Луганщине, северная часть области с первых дней вооружилась «против» гостей с востока.

Причину стоит искать не столько в административных запретах, сколько в медиа-рынке Украины. Зритель сознательно сделал выбор в пользу отечественного контента. При этом лидерами стали не новостные ресурсы, а те каналы, где основной упор делался на развлекательное содержание — группа 1+1, СТБ, Новый канал, ICTV. Почему зритель предпочёл их?

Причина именно в развлекательном контенте. Люди смотрят ТВ для развлечения. И тут хорошую службу Украине сыграла гонка рейтингов. Начиная с 2008 года наиболее богатые каналы взялись за адаптацию различных форматов талант и реалити шоу. И уже к 2010 таких программ было более 20. Большинство с заоблачными рейтингами.

Зритель хочет развлекаться. И если шоу ему нравится, то он согласен посмотреть новости именно на этом канале (дабы не переключать).

Таким образом украинцы за 4-5 лет перешли к просмотру своего телевидения. Что отразилось и на рейтингах. Если в 2007 году суммарный охват аудитории российской тройки «1 канал»-РТР-НТВ на 20% превышал показатели самого рейтингового украинского канала5 , то уже к концу 2011 в ТОП-10 не было ни одного российского телеканала6.

Соответственно уход зрителя с российских каналов был, если можно так выразится, достаточно комфортным для большинства населения.

2. Своё культурное пространство

Большое количество каналов, шоу автоматически создало возможности для поддержки и развития собственной популярной культуры. А так же способствовало появлению «новых звёзд» — победителей различных талант шоу. Если до 2009 года покорение Москвы, российской эстрады воспринимались мерилом успеха исполнителя, то с 2011 потоки целая плеяда известных иностранных граждан (исполнители, журналисты, специалисты в отдельных областях) проехали за успехом в Украину.

Кроме того, учитывая разнообразность направлений шоу и программ (от традиционных исполнительских и танцевальных до юмористических, кулинарных или даже шоу похудения либо, последняя новинка — лечения редких болезней), страна получила целую плеяду новых публичных лиц. Да, значительная часть из них — временные. Но они есть и они свои а не «московские».

Важная оговорка: Уход с российского культурного поля пока что нельзя назвать полным. Дело в том, что в области сериалов и кино Украина пока, увы, проигрывает Российской Федерации. Речь идёт не столько о качестве, сколько о количестве. Телевизионный формат требует новинок каждый месяц. Если их не даёт собственное культурное поле, берётся продукция соседей. И ключевым фактором тут зачастую является стоимость прав на показ. РФ, повторю, в этой области придерживалась более чем демократичной ценовой политики.

3. Работа с информацией

В этом направлении процесс ещё идёт. Но общие тенденции и успехи и провалы уже можно оценить. Несомненной неудачей Киева стала подача официальной информации из зоны АТО. Сводки со статистикой нормально воспринимались на своём поле, но проигрывали в регионах, где необходимо было конкурировать с российскими медиа. Голые цифры всегда выглядят хуже живой картинки и истории жизни (пусть и постановочной).

Но там где не дорабатывает официоз, сработало общество. Информация от волонтёров с реальными историями жизни, освещение отдельных этапов войны создало хороший противовес российской пропаганде. Достаточно сказать, что та же фраза «киборги» прилепилась с защитникам донецкого аэропорта после многократного перепоста в социальных сетях «впечатлений сепаратистов».

Или возьмём передачу «Сильные сердцем», где рассказывали истории того как вчерашние обычные люди совершали выдающиеся поступки. Она фактически создала свой пантеон героев. Который с течением времени только пополняется.

И, наконец, борьба с откровенной ложью. Начальные попытки свести контрпропаганду к развенчанию фейков оказались малоэффективными. Что естественно по крайней мере по 2 причинам:

  1. Время. До того момента, как будет подготовлено опровержение, суть начальной информации зритель забудет. Останется только негативный по отношению к Украине фон.

  2. Восприятие общества. Увы, но наследием СССР в обществе осталось неприятие «презумпции невиновности». Тот кто «оправдывается» заведомо виноват. Увы, но пока это справедливо для значительной части жителей России, Беларуси и Украины.

Эффект от такой работы, естественно был. Но лишь для думающей и образованной части населения. А так же для «внешнего рынка» — дипломатов.

Но наиболее сильным ответом стала реакция общества (кстати, пока недооцененная властью). Это — асимметричный ответ. Вместо оправданий, обвинения российских СМИ в украинском сегменте сети доводились до абсурда либо «принимались». И это уже через считанные дни переходило в «оффлайн». В ответ на как казалось российским технологам обидную кличку «укроп», украинцы пошили шевроны с этим словом для своих военных. И вспомнили, что укроп — лучшее средство от колорадского жука. В ответ на обвинения в войне «ради получения двух рабов», появились бейсболки «рабовладелец». А любимой шуткой стало обсуждение «поведения рабов и их количества в одни руки». Рецепт прост — оберни обвинение в шутку или доведи до абсурда. Дошло до того, что троллить российские власти начал МИД Украины (при министре Дещице). Всё это дало и даёт эффект.

Из явных недостатков пока можно назвать лишь слабые ответные «атакующие действия» Украины в информационной войне. Спорадические акции пока не носят организованного характера, поэтому анализировать их смысла на данном этапе нет.

Основные направления информационного наступления

Если ещё раз перечитать абзацы про осечки российской информационной машины, становится понятно, что Украина имеет и уже апробировала широкий и эффективный инструментарий информационного противодействия. Вопрос лишь в формулировке целей, задач и выборе методов. Возьму на себя смелость обозначить некоторые направления.

Начать с основ

Ключевым направлением информационной работы руководства страны должна стать борьба с информационной замкнутостью отдельных территорий и региональными стереотипами. Естественно, пока население не станет более мобильным, полностью решить проблему невозможно. Но, учитывая эмоциональность украинцев как нации а так же взяв на вооружение методы противника можно сделать следующее:

  • Перейти в репортажах с линии фронта и/или из различных регионов на «персональный формат». Давать информацию «от первого лица», освещать события через призму восприятия участниками событий. Это то, что делают некоторые волонтёры, давая отчёты о своей помощи. Людей не интересуют цифры. Им больше нравится слово «спасибо» от получателя или жизненная история конкретного человека. Такой подход позволит в том числе изменить восприятие «донецких» и «гуцулов». Ведь и там и там живут обычные люди.

  • Воспользоваться методикой Лукашенко — пресс-туры. Но не представителей центральных каналов, а групп региональных журналистов. Причём если такая группа собрана, например, с территории одной области, в результате можно получить мощный информационный вброс на небольшой территории.

Культурный фон.

С одной стороны, Украина имеет успехи в области поп-культуры. Но есть и провал — создание системы координат добра и зла. То, что в РФ делали с помощью сериалов. Простой запрет, к которому прибегают сегодня — в высшей мере глупо. Если человек захочет посмотреть фильм — он посмотрит. Запреты в долгосрочной перспективе приведут к потере доверия к национальным медиа (снова пример Беларуси). На мой взгляд стоит поступить несколько иначе:

1. Создавать свой пантеон героев. Герои, не только история, но и современность. Короткие истории обычных людей, совершивших незаурядные поступки. Их можно подавать через новости, ток-шоу, короткометражные фильмы и документалистику (а таких уже снимается много — возьмите например Babylon 13).

Отдельно стоит упомянуть о героях фронта. Сухие сводки с «количественным измерением» успехов и поражений выглядят проигрышно. Говорящая голова спикера СНБО надоела всем. А теперь представьте насколько лучше бы выглядел брифинг в следующем:

  • Начинает брифинг командир танка, уничтоживший 3 машины противника под Донецком.
  • Далее спикер рассказывает о положении именно на этом участке (вот он переход с частного на общее) и анонсирует завтрашнего гостя.

Это — картинка и живой свидетель — то, что, так нужно журналистам как в Украине так и за рубежом.

Посмотрите, какой популярностью пользуются фото тех же киборгов. Так почему не создать серию «герои нашего времени»? «Солдат, уничтоживший …врагов», «Волонтёр, который помог … солдатам», «Медик, спасший жизнь… человек», «Директор, давший работу … переселенцам».

2. Фильмы, сериалы. Украина сегодня не может себе позволить финансировать кинематограф. Но обнулить налогообложение спонсорских денег в кино — это правительство может. Или, например, вычесть сумму помощи режиссёрам из налогооблагаемой базы. Это уже через 3-5 лет может привести к появлению большого количества фильмов. Не все будут качественными. Что естественно. Но и РФ берёт количеством. Не исключение даже Голливуд.

Что делать эти 3-5 лет пока ожидается собственный продукт?. Да всё просто — посмотреть на соседей. И купить фильмы, сериалы, которые посвящены тем же «святым для российского духа» датам и событиям, но освещающим их, скажем так, с другой колокольни. Таким образом не потребуется сразу ломать восприятие «памятного календаря». Плавное воздействие уменьшит значимость того или иного события для украинца. И тогда замена пройдёт спокойно.

Непосредственная работа с информацией.

В принципе, работа с новостями уже описана выше. Суть проста — изменение угла освещения. То есть переход со статистики на истории людей. И создание собственного пантеона героев.

Второе направление — правда и детализация. Сравните даже карты АТО от сепаратистов и Украинской власти. Противник даёт примерное размещение силовиков на участках фронта, показывает (в том числе основываясь на информации СНБО) даже небольшие удары и столкновения. А теперь ответьте на вопрос: я один не могу понять ничего из карты, которую ежедневно обновляют по ТВ? Я один удивляюсь «мобильности» городов и посёлков на этой схеме — они же ведь, если верить графическим данным СНБО могут двигаться и на разных версиях карты скачут на 5-10 км.

Но теперь серьёзно. Подавая схему АТО сразу в большом масштабе даже украинские власти излишне подчёркивают «размер проблемы». Россияне так вообще верят, что ДНР контролирует чуть ли не половину Украины. Не проще ли начать с общей карты страны с постепенным «приближением». И далее — детализация вплоть до посёлка. Или ГуглМапс незнаком спикерам АТО? Но самое главное — демонстрация не «взрывов размером с город» а то же масштабирование и детализация действий. Да, готовить трудно. Но когда враг это делает ежедневно, о трудности говорить не приходится.

Реакция на атаки

Поговорим о реакции на вбросы извне. Украинцы практически сразу начали бороться с фейками. Да, дело нужное, но малоэффективное. Опровержения важны на внешних рынках и для небольшой части населения, которая привыкла анализировать информацию. Для остальных людей важен эмоциональный фон. А он разоблачением не убирается. Кроме того у бывших советских людей в головах прочно сидит стереотип «оправдывается — значит виноват».

Поэтому кроме анализа неправды российских СМИ стоит взять на вооружение методы украинского сетевого сообщества. Об этом писалось выше. Суть проста. Фейк или обвинение доводятся до абсурда. А иногда становятся основой для нового образа. Тот же «укроп», «киборг», «рабовладелец с востока», «кровавый пастор».

Увы, полагаться только на общество власти не стоит. Тем более, что есть успешные примеры. Заявления МИДа времён Дещицы — кладезь троллинга. Интервью «кровавого пастора» бывают не менее яркими. Если такой подход станет нормой — у российских агитаторов возникнут серьёзные проблемы.

И, наконец, самое главное — максимальная правдивость и детали. Пример — обмен пленными. Когда говорят 20 человек — это статистика. Но два дня назад, в информации об освобождении пленных назвали фамилии. Такая подача более сильная. Она с одной стороны демонстрирует осведомлённость власти о событиях на востоке, с другой даёт сигнал обществу — мы помним о каждом.

Наступательная тактика

Увы, об этом говорят мало. Но если только отбиваться — рано или поздно пропустишь удар. Отвечать напрямую, учитывая эффективность российской информационной машины «на внутреннем рынке» глупо. Но можно взять на вооружение тактику деморализации и асинхронного ответа. Вот несколько примеров.

  1. Украина говорит о присутствии ВС РФ на востоке. Россия заявляет обратное. Что же, всё просто. Вместо разговора о количестве уничтоженных боевиков спикер СНБО раздаёт списки фамилий трупов, которые остались на подконтрольной Украине территории. Жёстко — да. Но это более гуманно, чем размещать фото. Усилить эффект можно, например, за счёт работы похоронных команд. Собрать тела и или отдать их родственникам (со своей территории) либо в присутствии журналистов отправить «груз 200» через подконтрольные КПП.

  2. Военные успехи и удачливые командиры. Уже упомянутые формулы создания «пантеона героев» могут стать интернет-образами. Я до сих пор не понимаю, почему не широко оглашаются списки награждённых с описанием их подвига? Если смотреть в сети, то видим «неубиваемого героя моторолу» как образ. С украинской стороны адекватного ответа нет. Простые плакаты и фото серии наши герои («боец, убивший 5 спецназовцев ГРУ», «танкист, уничтоживший 3 танка», «эти люди отжали Т-72 у москалей») и т. д. станут более демотивирующим фактором, чем 100 сообщений СНБО.
  3. Пленные. Вспомните первую чеченскую кампанию и то, как дудаевцы изменили общественное мнение. Публикуйте списки пленных с указанием гражданства (это не отменяет обмена, скорее делает его «прозрачным»). И в качестве показательных акций отдавайте пленных родственникам на своей территории. Люди приедут в Украину, увидят ситуацию своими глазами. Дальше — сарафанное радио. А если в отношении таких семей будут репрессии со стороны ФСБ — вот вам и информационный повод для «наступательных действий на информационном поле».
  4. Опыт Лукашенко. Пресс-туры региональных СМИ и сетевых ресурсов. Да, поедут немногие. И, возможно, среди приехавших будут «засланные казачки». Но они будут в группе. То есть под контролем. И на своей территории. СБУ же ведь может и мягко работать!

  5. Истории, вызывающие сочувствие. В Украине более миллиона перемещённых лиц. Пусть 2-3 тысячи из них смогут поделиться историей жизни «до и после прихода русского мира».

  6. Троллинг и ещё раз троллинг. В том числе на международном уровне. Вспомните ПАСЕ и объяснение российской делегации почему их терминалы для голосования отключены! Доля юмора, сарказма в отношении официальных лиц России всегда срабатывала. Эти люди существуют в системе координат «великой страны». Они привыкли, чтобы их уважали, боялись или ненавидели. Как реагировать когда с них смеются — они не знают. Это, кстати, справедливо и в отношении рядовых граждан или организаций.

  7. Критика российской власти. Напрямую критиковать Путина неэффективно. Но выбрать своих «Гонтареву» или «Ярему» в российском политикуме (на уровне правительства, губернаторов) можно. И активно распространять информацию о недоработках этих товарищей. Главное — не распыляться на всё. «Жертв» должно быть немного. А атака сконцентрированной. Такие меры подрывают веру россиян в успешность политики Путина (кадровые ошибки — тоже ошибки).

Прошу извинить за большое количество текста. Но и делают украинцы много. Ключ успеха — отделить эффективные методы от глупости. Первым дать ход, а авторов последних отправить из кабинетов учиться. Если не выйдет — пусть садят бурячки на даче. И тогда всё получится!

______________________________________________________

Понравился текст? Или считаете его заказным?

Можете считать себя его заказчиком, если поблагодарите автора умеренной суммой )

Как и раньше, полученные деньги идут мне на пиво а так же:

1. пересылаются одному из отрядов спецназа ВМС Украины (информация о них в моей ленте ниже давалась не раз)

2. Тратятся на подарки или угощения детям из Ворзельского детского дома.

Реквизиты:

Карточка привата: 5168 7423 0834 3288

PayPal: [email protected]

Вебмани: U247333217329 или Z293974971904

1http://hvylya.net/analytics/society/kak-proektu-ukraina-predupredit-opasnost.html

2http://www.iri.org/sites/default/files/2014%20April%205%20IRI%20Public%20Opinion%20Survey%20of%20Ukraine,%20March%2014-26,%202014.pdf

3http://download.yandex.ru/company/Yandex_on_UkrainianSMM_Summer_2014.pdf

4http://www.iri.org/sites/default/files/2014%20April%205%20IRI%20Public%20Opinion%20Survey%20of%20Ukraine,%20March%2014-26,%202014.pdf

5http://www.telekritika.ua/telekanali/2007-09-24/34014

6http://ua.korrespondent.net/business/1194669-rejting-telekanaliv-u-lyutomu-najbilshe-zmenshilasya-auditoriya-stb




Комментирование закрыто.