Realpolitik. Ресурсный анализ гражданской политики в Украине

Вадим Еремейчук, "Хвиля"

Цитата Маргарет Тэтчер

Революция достоинства стала социальным лифтом для достаточно большой группы новых, молодых политиков и активистов.

Очевидно, что высокая поддержка П.А.Порошенко скорее была определена шантажом российской агрессии, чем реальным волеизъявлением украинцев, поэтому именно на новых и молодых политиков были возложены наибольшие надежды активной части гражданского общества.

Представляете, все расследования Сергея Лещенко умноженные на силу депутатского мандата, группу единомышленников в парламенте и поддержку гражданского общества? Они бы точно привели к арестам одиозных персонажей и слому старой системы, думал я, да и Президент не сможет такому давлению противостоять.

Да, были какие-то добрые ожидания и у меня, циника и практика, но ничего не случилось, а расследования Сергея стали только хуже и гаже – политик не получился, а журналист был потерян.

Про его пуштунского происхождения twin brother [брата-близнеца] и вспоминать теперь даже как-то неудобно – почти Пономарь, вот и комментарии закрыл у себя на FB, как раньше регионалы-туареги. А Боря Колесников, кстати, открыл сразу после потери власти, писать даже что-то пробовал, но это всё лирика, тенденции, так сказать.

Есть, у революции начало – нет у революции конца, если не сделать домашнее задание.

Речь в тексте пойдёт именно о realpolitik, которая, всегда о ресурсе, поэтому она и исключает наличие идеологий.

Это предложение применить realpolitik к моделированию действий реформаторов, автохонов и даже добрых идиотов, как и к другим отделам единой и мощной партии психолептиков, которые, допустим, окончательно не продались режиму олигархического консенсуса, который, де факто, уже перешёл в режим олигархической автократии – новой версии реализации Януковича.

(Прим. Психолептики – натуральные седативные препараты, вызывающие природный сон)

Ведь есть гипотеза, что самая бедная страна Европы уже не может дальше спать, а ключевое разногласие лучше всего проиллюстрировать небольшим реальным диалогом.

Из диалогов с Валерием Пекарем

(Прим. Я и группа “Прогрессивный Капитализм” продолжаем заочное общение с Валерием Пекарем, несмотря на различие позиций, я всегда благодарен ему за открытость – это дорого стоит в наше время и заслуживает огромного уважения.)

Валерий Пекар: Всі хочуть, аби Україна позбулася олігархів. Але не всі усвідомлюють єдиний спосіб це зробити + [презентация от Минэкономики о том, как хорошо будет с новыми тарифами]

Вадим Еремейчук: Не варто претензії суспільства до конкретних ФПГ переводити в обговорення ціни на газ. Тарифи для населення – це політекономічна сфера, а не суто економічна. Ви це чудово розумієте, та чомусь розповсюджуєте. Замість використовувати суспільну енергію, Ви її спрямовуєте куди завгодно, тільки не за призначенням. Навіщо? Суспільство має і моральне, і конституційне, а після суспільного аудиту і законне право відправити динозаврів у небуття та будувати нову країну. Навіщо протистояти неминучому?

Валерій Пекар: Суспільство має право провести масові розстріли, але хай потім не скаржиться, що наступні 70 років перетворилися на злидні і небуття

Вадим Еремейчук: Валерій, суспільство має право і помилятися. Не помиляється той, хто нічого не робить. Навіть німці помилилися, але виправилися, та Україні ні нацизм, ні комунізм не загрожують, ми в 21-му сторіччі та в світі доступної інформації. Тому головне — це суспільний консенсус, який є, він “елітами” створений саме таким, чому немає довіри до нього? Його можна скорегувати у бік прогресу, але його вже не змінити – немає ресурсу, треба деолігархізувати тим, що є. Руйнація консенсусу = руйнація країни зараз.

Валерій Пекар На острові Пасхи був консенсус вирубати всі дерева, а після цього 90% мешканців повиздихали.

Общественный консенсус – основной ресурс перемен

Итак, для оформления победы Революции Достоинства у гражданского общества есть два ресурса: политический и ресурс общественного консенсуса.

Политический ресурс полностью заблокирован системой тотального обмана: “смешанными” выборами, Конституцией, профанацией коалиции в Раде, олигархическими СМИ, популистическими проектами олигархов, государственной системой насилия, контролем финансовых ресурсов государства, в конце концов.

Многие политики-реформаторы выбрали предложенный Валерием Пекарем путь: протиснуться между расколом элит.

Однако, этот вариант настолько неадекватен, что мне даже жалко тратить отдельный текст на его обсуждение, ведь когда дело касается сохранения основ коррупционной олигархической власти, элиты всегда будут едины, а конфликты между ФПГ, попадающие в СМИ, носят характер исключительно внутренней конкуренции, что многие воспринимают, как раскол. Мотивации элит, диктуемые собственностью и капиталом с тёмным прошлым, всегда будут стремиться воспроизвести условного “Януковича” в той или иной форме – доказано практикой, лучшим критерием инстины.

Теперь, когда новыми тарифами на газ, которые общество неспособно оплатить, меняется сама парадигма отношений олигархии и общества – население не только обязано жить в самой бедной стране Европы, но ещё и стать попрошайками-иждивенцами у тех, кто его же и ограбил, что вполне естественно было ярко поддержано всеми “экономистами” от природы.

(Прим. Питання до Юлії та всіх експертів: Чи є у світі ще одна газодобуваюча країна, де більшість населення змушене оформлювати субсидії на опалення? Наведіть приклад, будь-ласка.

Yulia Kovaliv, 1-й заступник міністра економічного розвитку: Власне й для того, щоб ми були газодобуваючою країною нам потрібні ринкові ціни на газ.)

В итоге, единственным реальным ресурсом перемен остаётся общественный консенсус, который и должен стать как модератором нарратива в политическом поле, так и основным двигателем перемен.
Но как его видят многие реформаторы? Исключительно, как большевистский, либо консенсус туземцев.

Де факто, такая антинародная позиция – это обесчеловечивание общественного консенсуса, это представление его в формате “биомассы”, над которой популисты получают тотальный контроль, даже в информационный век – это ни что иное, как латентная форма фашизма. Чем это лучше олигархического видения общественного консенсуса?

Валерий Пекар и многие другие гражданские активисты и политики, несмотря на полезную работу, которую они делают, лишают общество даже самой возможности объединиться и не быть туземцами, не быть большевиками, но решить ресурсные задачи революции, оформить мирную и цивилизованную победу Революции Достоинства.

Да – необходимо забрать у олигархов то, что было ими украдено – это нельзя забыть и простить, да – необходимо объявить олигархов пособниками преступного режима Януковича с презумпцией виновности в правовом поле, провести публичный аудит их собственности, но не делить ресурсы в угоду какой-то идеологии, а провести цивилизованную реприватизацию государственными институтами, которым будет доверять общество с получением измеряемой экономической выгоды, по примеру той же Криворожстали. Ведь все разговоры с “реформаторами” заканчиваются на вопросе, что Вы думаете о приватизации Укртелекома…

Да – необходимо найти политиков и активистов, которые не испугаются озвучить и детализировать этот план, отсеять и отправить в маргинес остальных, да – оказать оставшимся широкую поддержку в рамках Конституции Украины.

Кто вообще против этого? Кому не понятен план? Разве это не то, что может объединить и левых, и правых, “идеологов” и прагматиков, всех, кто не находится на зарплате олигархической автократии?

Или дальше смотреть, как все эти клоуны будут продолжать рассказывать обществу, что оно недоделанное, необразованное и дикое – не может понять свой прагматичный интерес, поэтому должно массово перейти на субсидии или стать адептами какой-то новой идеологии? Удовлетвориться статусом попрошаек в самой бедной стране Европы и системой тотального обмана?

Целеполагание определяет качество действия

Прогрессивные капиталисты Европы, при поддержке ведущего мозгового центра Policy Network, создали центр развития прогрессивного и демократического капитализма, с целью возвращения доверия общества к капитализму, разрушения сдерживающих идеологических рамок, реализации экономического развития, которое понятно и заметно для людей – это европейская повестка.

Прогрессивный капитализм – это развитие государственных институтов и внедрение инноваций без идеологических примесей, в рамках измеряемых величин. Это и есть человекоцентричный дизайн государства.

Структурные реформы в Украине – это очищение института частной собственности от олигархического влияния, фактическая деолигархизация – это украинская повестка, которая полностью совпадает с целеполаганием именно капитализма, а не большевизма.

Новые украинские элиты без кавычек, прошедшие естественный отбор, имея общественные гарантии священности и неприкосновенности их собственности, будут ключевым инструментом прогресса и развития других важнейших государственных институтов.

Разве украинское общество ближе к большевизму, чем к европейскому направлению развития?

Общество, прошедшее второй Майднан и выстоявшее в борьбе с российской агрессией готово взять отсветственность и за ресурсы государства, не превратившись в дикое большевистское стадо.

Хватит врать, господа “реформаторы”.

Фактическая деолигархизация неизбежна, товарищи капиталисты.

Украина готова к прогрессу!




Комментирование закрыто.